С.С. Тур

(г. Барнаул, Научно-исследовательский Институт Гуманитарных Исследований при Алтайском госуниверситете)

ОБ УРАЛОИДНОМ КОМПОНЕНТЕ В АНТРОПОЛОГИЧЕСКОМ СОСТАВЕ НАСЕЛЕНИЯ ГОРНОГО АЛТАЯ СКИФСКОГО ВРЕМЕНИ

S.S. Tur
(Barnaul, Scientific Research Institute of Humanitarian Investigations attached to the Altai State University)
About the uraloid component in the scythian structure of Mountainous Altai


Краниологическая серия скифского времени, включающая 27 мужских и 19 женских черепов из трех могильников Средней Катуни (Тыткескень-I,VI, Верхняя Еланда-II, Кайнду раскопки Ю.Ф. Кирюшина и Н.Ф. Степановой), позволяет охарактеризовать население северной периферии пазырыкской культуры как антропологически неоднородное. В составе его выделяются несколько морфологических типов, неодинаково представленных в разных локальных группах, а также среди мужской и женской части популяции.

Среди мужских черепов из Тыткескеня и Еланды преобладает брахикранный вариант с короткой, широкой, низкой мозговой коробкой, среднешироким, слабонаклонным, выпуклым в сагитальном и плоским в поперечном сечении лбом. Ширина лица его на нижней границе больших, а высота - на нижней границе средних величин, пропорции эурипрозопные. Горизонтальная уплощенность лицевого скелета на уровне орбит выражена сильно, на уровне скуловых дуг - умеренно. Вертикальный профиль по общему углу мезоортогнатный, по указателю выступания - мезогнатный, с тенденцией к прогнатизму в альвеолярной части. Орбиты при средней ширине низкие, хамеконхных пропорций. Нос средних размеров, хамеринный. Угол его выступания над линией лицевого профиля незначительно меньше среднего. Переносье невысокое. В целом данный морфологический вариант характеризуется промежуточным монголоидно-европеоидным обликом, при этом по уплощенности лицевого скелета и выступанию носа он больше сближается с монголоидными типами, а по фациоцеребральным соотношениям обнаруживает существенный сдвиг в сторону европеоидов. Условная доля монголоидного элемента (УДМЭ), рассчитанная на основе индекса уплощенности лицевого скелета (УЛС=68,7), составляет 83,1%, а на основе преаурикулярного фациоцеребрального индекса (ПФЦ=93,1) - всего лишь 40,3% (Дрёмов В.А., 1997, с. 22-24).

Сходное сочетание низкой мезобрахикранной черепной коробки с умеренно уплощенным лицевым скелетом при небольшой его высоте характерно для антропологического типа целого ряда современных популяций средней полосы Западной Сибири - представителей обско-иртышского варианта уральской расы, к которому относятся самодийские и тюркские группы - нарымские селькупы, чулымцы, кызыльцы, томские, тоболо-иртышские и барабинские татары. С некоторыми оговорками в обско-иртышский вариант уральской расы включают и ненцев, уклоняющихся в направлении особенностей южно-сибирской расы. Угорская группа Северо-Западной Сибири (ханты, манси) демонстрирует значительное своеобразие и выделяется в собственно уральский или, по другой терминологии, угорский вариант уральской расы (Багашев А.Н., 1993, с. 125). Основу антропологического типа обско-иртышского варианта уральской расы составляет компонент, широко представленный у населения южно-таежной полосы Обь-Иртышского междуречья в I тыс. н.э. (Багашев А.Н., 1993, с. 142).

Обобщенные таксономические расстояния Л. Пенроза (в модификации А.Г. Козинцева), рассчитанные по 21 наиболее важному расодиагностическому признаку, объективно подтверждают значительную близость морфологического варианта, преобладающего в составе мужских черепов из Тыткескеня-Еланды, и современных тюрко-самодийских популяций Западной Сибири как по "форме", так и по "размеру". Наиболее короткие расстояния (CR2) отделяют пазырыкцев Тыткескеня-Еланды от селькупов (0,142), чулымцев (0,181), томских татар (0,190). Достаточно близки к ним ненцы (0,209) и кеты (0,260). Расхождения их с угорскими группами уральской расы заметно больше, однако тоже невелики (с хантами - 0,369, с манси - 0,444).

Основу данного сходства помогает выявить межгрупповой анализ главных компонент, проведенный на широком географическом, хронологическом и расовом фоне. Помимо черепов современных тюрко-самодийских популяций Западной Сибири и их средневековых предшественников, а также кетов в анализ были включены краниологические серии, представляющие основные группы населения Западной и Южной Сибири на протяжении от неолита до скифского времени. Кроме того, привлечены краниологические материалы неолита-бронзы Прибайкалья, Забайкалья, Монголии и Средней Азии, хуннов Монголии и Забайкалья, саков Средней Азии и Казахстана и некоторые другие, в общей сложности 84 группы.

В трехмерном пространстве, образованном положительными осями I-II компонент и от-рицательной осью III компоненты (64,9% общей дисперсии 20 переменных) обособляется груп-пировка, включающая следующие краниологические серии (приводятся в обратном хронологи-ческом порядке): селькупов (Дрёмов В.А., 1984, с. 109-110), чулымцев (Дрёмов В.А., 1991, с. 186-187), томских (Дрёмов В.А., 1990) и тоболо-иртышских татар (Багашев А.Н., 1993, с. 36-37), кетов (Дрёмов В.А., 1984, с. 127), лесостепного Прииртышья середины II тыс. н.э., южно-таежного Прииртышья рубежа I-II тыс. н.э. (Багашев А.Н., 1988, с. 23-25, 34-36), Нижнего Притомья IX-XIV вв. н.э. (Багашев А.Н., 1993, с. 128-129), Среднего Приобья (р. Уень) VII-X вв. н.э. (Дрёмов В.А., 1967), Тыткескеня-Еланды, Луговского могильника ананьинской куль-туры (Трофимова Т.А., 1968, с. 70-72), могильника Байдаг-III (эпохи поздней бронзы) в Туве (Гохман И.А., 1980. с. 24-27), неолита Барнаульско-Новосибирского и Кузнецкого районов (Дрёмов В.А., 1997, с. 38-39). В эту же группировку в плоскости I-II компонент (56,6% дис-персии) включаются черепа (в порядке удаления по III компоненте): Черноозерья-I (эпохи брон-зы) Омского Прииртышья (Дрёмов В.А., 1997, с. 78), Красноярско-Канского неолита (Алексе-ев В.П., 1961; Герасимова М.М., 1964), окуневцев Минусинской котловины (Громов А.В., 1997, с. 303); в плоскости I-III компонент (46,8% дисперсии) - черепа ненцев (Дрёмов В.А., 1984); в плоскости II-III компонент (24,6% дисперсии) при незначительном уклонении по I компоненте - черепа из Еловского могильника II андроновского времени (Дрёмов В.А., 1997, с. 102).

Различия между группами, локализованными в пределах выделенного пространства трех первых компонент, могут быть весьма существенными, однако все они представляют определенное единство, морфологической основой которого является низколицый монголоидный тип, в более или менее явном виде присутствующий в каждой группе.

Нельзя не заметить также, что все эти серии, иногда значительно удаленные друг от друга во времени, происходят с единой территории - от Иртыша на западе до Енисея на востоке, Горного Алтая и Тувы на юге. Единственное исключение - Луговской могильник в Прикамье, да и тот расположен в зоне формирования уральской расы, что выглядит не менее симптоматичным.

Внутренняя структура выделенной группировки неоднородна. Наиболее близкие таксоно-мические расстояния отмечаются между селькупами, чулымцами, томскими и тоболо-иртышскими татарами, т.е. внутри тюрко-южносамодийской группы - в среднем 0,088, а также между кетами и ненцами (0,161). Усредненные расстояния тюркоюжносамодийской группы с пазырыкцами Тыткескеня- Еланды - 0,186, кетами - 0,258, ненцами - 0,272, кетов и ненцев с пазырыкцами - 0,260 и 0,209. Примерно так же черепа тюрко-южносамодийской группы и пазырыкцев Тыткескеня-Еланды отстоят от средневековых серий Обь-Иртышского междуречья (0,244 и 0,269), внутренняя дифференциация которых выражена существеннее (0,312). Черепа кетов и ненцев удалены от средневековых серий Обь-Иртышского междуречья еще больше (0,374 и 0,417), однако и в этом случае таксономические расстояния лишь незначительно выходят за пределы категории близких величин. Близкие расстояния порядка 0,25-0,40 связывают также краниологические серии: селькупов, чулымцев, томских, тоболо-иртышских татар, с одной стороны, и неолита Барнаульско-Новоcибирско-Кузнецкого района, Черноозерья-I, ЕК-II, с другой; ненцев и Красноярско-Канского нео-лита; южно-таежного Прииртышья рубежа I-II тыс. н.э. - неолита Барнаульско-Новосибирско-Кузнецкого района, ЕК-II; Нижнего Притомья IX-XIV вв. н.э. - Черноозерья-I и окуневцев; Среднего Приобья (р. Уень) VII-X вв. н.э. - Барнаульско-Новосибирско-Кузнецкого и Красно-ярско-Канского неолита, окуневцев, ЕК-II; Тыткескеня-Еланды - Красноярско-Канского нео-лита, окуневцев; Барнаульско-Новосибирско-Кузнецкого неолита - Черноозерья-I, ЕК-II; Черноозерья-I - окуневцев, ЕК-II; Красноярско-Канского неолита - окуневцев; окуневцев - ЕК-II. Черепа Луговского могильника близки только с более поздними сериями - Тыткескеня-Еланды, Нижнего Притомья IX-XIV вв. н.э., селькупов, чулымцев, тоболо-иртышских татар, кетов и ненцев. И, наконец, значительно удалена от всех группа Байдаг-III, в какой-то мере сближающаяся лишь с пазырыкцами Тыткескеня-Еланды (0,40) и окуневцами (0,52). В совокупности же близкие так-сономические расстояния - синхронные и диахронные - связывают все эти группы (за исключением Байдаг-III) в сложно дифференцированный, но единый генетический пласт.

Таким образом, результаты компонентного анализа и анализа таксономических расстояний позволяют заключить, что сходство черепов из Тыткескеня-Еланды и современных тюрко-самодийских групп Западной Сибири и кетов базируется на общей генетической основе, корни которой уходят в энеолит-неолит, а морфологическое своеобразие определяется низколицым монголоидным типом. Это, в свою очередь, избавляет нас от необходимости принимать допущение, что потомки пазырыкцев вошли в состав самодийского этноса, возникшее в связи с появлением данных о близости набора митохондриальной ДНК пазырыкских мумий, северных селькупов и кетов (Молодин В.И. и др., 1998, с. 315-316).

Наряду со сходством между черепами Тыткескеня-Еланды и черепами уральских групп Западной Сибири (современных и средневековых), выявляются некоторые различия. У пазырыкцев Тыткескеня-Еланды более высокий черепной указатель за счет меньшей длины и (или) большей ширины мозговой коробки, более прямой лоб, меньше размеры орбит при одинаковых размерах лицевой части. По таким суммарным показателям как УЛС и ПФЦ, характеризующим долю монголоидной примеси, они попадают в пределы вариаций обско-иртышского варианта уральской расы, но отличаются иным соотношением компонентов УЛС. При одинаковой, если не более низкой высоте переносья у пазырыкцев Тыткескеня-Еланды больше угол выступания носа и общая уплощенность лицевого скелета (77+(Zm'), которая к тому же на разных уровнях выражена более неравномерно ((Zm'/77). Различия эти незначительны по величине, однако достаточно устойчивы и определяются, по-видимому, длительной дивергенцией соответствующих линий развития. Можно заметить, что по ряду признаков, разграничивающих уральские группы и пазырыкцев Тыткескеня-Еланды, последние уклоняются в направлении особенностей монголоидов Байдага-III. Еще более сходен в этом отношении с пазырыкскими черепами Тыткескеня-Еланды неолитический череп из Нижнетыткескенской пещеры-I (Ким А.Р., Чикишева Т.А., 1995), который в предыдущий статистический анализ не включался. Если учесть также, что сочетание слабо выступающего носа и умеренной профилировки лица - особенность, в той или иной мере присущая всем уральским группам, а в некоторых из них достигающая крайней степени выраженности (как у чулымцев Рубежа), то следует признать, что пазырыкцы Тыткескеня-Еланды конечно не "настоящие" уральцы, а только уралоиды.

Помимо уралоидного компонента автохтонного происхождения в составе мужских чере-пов Средней Катуни выделяется североазиатский монголоидный тип, удельный вес которого не-сравненно меньше. Генетические истоки его связаны с Восточной Сибирью и Монголией, а ближайшие и более многочисленные аналогии ему дают краниологические материалы из царских курганов Шибе, Туэкты, Пазырыка. В морфологическом облике женских черепов Средней Катуни уралоидный и североазиатский монголоидный компоненты выявляются лишь в виде небольшой дисперсной примеси, основу их антропологического типа составляет брахикранный европеоидный, в общих чертах сходный с типом Среднеазиатского междуречья. Брахикранный европеоидный компонент в небольшом числе случаев отмечен и среди мужских черепов. В предскифское и скифское время этот морфологический вариант имел широкое распространение как к востоку, так и к западу от ареала пазырыкской культуры. И, наконец, среди женских черепов фиксируются достаточно отчетливые, но малочисленные включения восточносредиземноморского типа, грацильного и гиперморфного. Слабую примесь его гиперморфного варианта можно допустить также в составе мужских черепов. Более широко гиперморфный восточносредиземноморский тип был распространен в других районах пазырыкской культуры. В частности, он характеризует черепа из могильников Кызыл-Джар-I и II в долине р. Чуи (по индивидуальным измерениям В.А. Дрёмова, бланки которых хранятся в кабинете антропологии АГУ).

Таким образом, несмотря на интенсивное смешение, как механическое, так и биологическое, группы различного происхождения в составе населения пазырыкской культуры в какой-то мере не утратили свою былую обособленность и локализуются преимущественно в разных районах. Уралоидный компонент в наиболее чистом виде сохранился в северной части Горного Алтая, а по некоторым предварительным данным (Майма, III в. до н.э.) ареал его охватывал и северные предгорья.

|Вернуться к публикациям|