Контакты Ссылки Музей История изучения Новости


Е.А. Бельгибаев, И.И. Назаров

ЭТНОГРАФИЧЕСКИЕ ЭКСПЕДИЦИИ АлтГУ 2000-2005 гг.:

ИЗ ОПЫТА ПОЛЕВОЙ РАБОТЫ

(Барнаул, Алтайский государственный университет)

Любая долгосрочная работа, в том числе и полевые этнографические практики, требует подведения промежуточных итогов. Это необходимо для более точной оценки проведенных исследований и выстраивания стратегии дальнейших экспедиционных работ. Пятилетний опыт (2000-2005 гг.) проведения этнографических экспедиций в АлтГУ позволяет провести подобную оценку.

Изучение народов Алтая нами осуществляется в рамках научно-исследовательской работы кафедры археологии, этнографии и источниковедения (АЭИ) АлтГУ по теме «Комплексное изучение материальной и духовной культуры древних и традиционных обществ Сибири», а также индивидуальных и коллективных грантов. Основной формой получения необходимого корпуса источников являются историко-этнографические экспедиции. Ежегодно в их рамках проводятся также учебные этнографические практики студентов I курса исторического факультета. Самостоятельную исследовательскую работу ведут также студенты-этнографы, специализирующиеся на кафедре АЭИ АлтГУ.

Среди приоритетных тем научной деятельности следует выделить следующие направления работы этнографов АлтГУ: история, этнография и этносоциология тюркских и восточнославянских народов Алтая а также некоторых этнодисперсных групп населения Алтая.

Экспедиционные работы АлтГУ в первые годы рассматриваемого периода проводились на территории проживания коренного тюркского населения Алтая, главным образом, кумандинцев. В 2000-2001 гг. осуществлялись исследования в селах Красногорского района Алтайского края. В 2002-2003 гг. экспедиции переместились в соседний – Солтонский район Алтайского края, где так же проживают кумандинцы. В 2004 г. исследования проводилось в Турочакском районе Республики Алтай. В 2005 г. объектом для работы было выбрано одно из старейших сел Алтайского края – Безголосово, расположенное в Алейском районе.

Первоначально нами была сформулирована цель: изучить историю и культуру кумандинцев. При этом упор делался на традиционно-бытовую сферу культуры, как наиболее подверженную разного плана изменениям и стремительно исчезающую. Позднее круг интересующих нас тем значительно расширился, и стал фиксироваться максимально широкий круг сведений о культуре, истории, языке, фольклоре и верованиях кумандинцев. Работая несколько лет в среде кумандинцев, мы не могли не заметить, что их культура претерпела существенные изменения, которые были вызваны разными причинами: общей унификацией культуры, модернизационными процессами и многими другими причинами, в том числе и фактором длительного проживания в среде преобладающего по численности русскоязычного населения. Поэтому в сферу наших исследований попала также история и культура русских, проживающих в тех же населенных пунктах, что и кумандинцы. Это помогло установить последовательность заимствования коренным населением новых элементов культуры. Кроме того, расширился круг сведений об обратном влиянии аборигенного населения на хозяйство и культуру пришлых групп.

В составе наших отрядов традиционно имеется две группы, занимающихся сбором информации по этим двум большим блокам (коренное и пришлое население). Понятие «пришлое население» в данном случае, весьма условное. Оно включает не только восточнославянские народы, составляющие в названных выше районах, большинство населения, но также и группы мордвы, немцев, прибалтов и др., которые оказались на данной территории в более позднее время. Относительно русских мы также обнаружим здесь довольно пеструю картину, сочетающую старожилов, в том числе старообрядцев и переселенцев из разных областей страны.

Особняком на этом фоне стоят экспедиционные исследования в Алейском районе, где объектом нашего исследования стала история и культура старейшего алтайского села – Безголосово. Его отличительной особенностью является полиэтничный состав, сложившийся на протяжении двух с половиной веков и включающий старожильческие и переселенческие группы русского населения, а также представительные группы украинцев, немцев и некоторых других этносов (Назаров И.И., 2006а; 2006б).

Помимо главных задач этнографической практики – обучение студентов методам полевой этнографии, умению работать в среде изучаемого народа, сбору конкретного материала – источниковой базы, велась также работа по сбору предметов, характеризующих традиционную культуру упомянутых выше народов для пополнения фондов Музея археологии и этнографии Алтая АлтГУ. Собранные предметы характеризуют главным образом хозяйственные занятия, утварь, орудия труда и предметы культа аборигенного и русского населения (Назаров И.И., 2005). Значительное место отводилось и работе с фондами местных музеев – районных и сельских. В рамках этого направления экспедиционной работы осуществлялось описание имеющихся коллекций. Еще одним, не менее важным направлением являлась работа в архивах сельских администраций, где нами в первую очередь анализировались похозяйственные книги.

Этнографические исследования базировались на сочетании стационарных и маршрутных экспедиций. Чаще всего весь срок отведенных на полевую практику – четыре недели июля, отряд проживал в одном населенном пункте (райцентре или крупной деревне), делая, однако, выезды малочисленными группами в близлежащие деревни. В качестве базы для проживания выбирались обычно местная школа или иное общественное помещение, спортзал или кантора.

Длительное проживание в одном селе позволяет подробнее ознакомиться с культурой и традициями местных жителей, собрать максимально полную информацию по всем интересующим вопросам и, кроме того, завязать более тесные отношения с информаторами. Со многими из них у нас сложились довольно теплые отношения, которые поддерживаются до настоящего времени. Налаживанию такого рода отношений помогают предварительные, доэкспедиционные разъяснительные работы о целях и задачах работы этнографов с участием представителей местной администрации. В первые дни экспедиции в местных районных газетах мы также публиковали статьи, где рассказывали об особенностях своей работы, объясняли, для чего нам нужны собираемые сведения, и как они помогут для развития науки (Назаров И., 2001; Назаров И., Соловова В., 2002). Таким образом, практически все население района знало о нашем присутствии, и было уже подготовлено к общению с этнографами.

В ходе полевой работы приходится делать много фотоснимков, где запечатлеваются различные стороны жизни сельчан, в том числе и сами наши информаторы. Мы придерживаемся неписаного правила, согласно которому, высылаем информаторам по почте их фотоснимки. Особенно это правило соблюдается в отношении наиболее компетентных информаторов, с которыми и устанавливаются длительные отношения. Эти люди впоследствии выступают своего рода экспертами тех работ, которые мы пишем на основе собранного у них материала.

В число участников наших отрядов, помимо собственно практикантов, мы обязательно включаем студентов-старшекурсников, специализирующихся по этнографии. Старшие коллеги помогают первокурсникам усвоить азы собирательской работы, обучают необходимым навыкам полевой жизни. За пять лет сложились особые традиции внутри нашего этнографического отряда. Так, например, особо отмечается День этнографа – 17 июля. В этот день устраиваются различные шутливые испытания для практикантов, праздничный концерт и ужин (Назаров И., 2003).

Основным методом, с помощью которого ведется сбор информации, является опрос в форме бесед с информаторами по заранее составленным вопросникам. Этот метод позволяет студентам-практикантам в более сжатые сроки овладеть спецификой полевой этнографической работы и уяснить особенности взаимоотношений с информаторами. На втором месте по частоте использования стоит анкетирование, с помощью которого собирается массовая информация по узким темам. Так, например, нами была разработаны анкеты, с помощью которых мы выясняли степень владения кумандинцами родным языком, специфику их этнической идентичности, уровни этнического самосознания русского населения и т.д. (Бельгибаев Е.А., Назаров И.И., Николаев В.В., 2005). Практикантам в данном случае, отводилась роль интервьюеров, задача которых – найти информатора и убедить его ответить на поставленные вопросы. Наблюдение как метод полевой этнографической работы при обучении практикантов использовался гораздо реже. Это объясняется сложностью овладения данным методом, требующим большой предварительной подготовки. Более успешно наблюдение включается в арсенал исследовательской работы студентов старших курсов.

За пятилетний срок проведения этнографических практик АлтГУ, таким образом, сформирована довольно представительная источниковая база по традиционной культуре отдельных групп населения Алтая: преимущественно кумандинцев, челканцев, тубаларов, русских, казахов. Немаловажное место при ее создание занимает, безусловно, организационное составляющая экспедиций не только в плане их нормального функционирования, но и качества подготовки студентов-практикантов с помощью которых, в конечном счете, создается массовый материал. В этой связи, на наш взгляд, остро встает проблема доэкспедиционной подготовки студентов в современных условиях работы в поле. Необходима дальнейшая разработка соответствующих методов и приемов, которые бы включали широкий спектр вопросов, прежде всего, стимулирование познавательных мотивов студентов, психологическая подготовка для работы с населением, выработка соответствующих этических норм поведения в среде изучаемого народа и т.д. От перечисленных организационных аспектов доэкспедиционной работы зависит количество и качество получаемого практикантами этнографического материала.

Библиографический список:

Бельгибаев Е.А., Назаров И.И., Николаев В.В. Современные этноязыковые процессы у северных алтайцев // Этнография Алтая и сопредельных территорий: Мат-лы международ. науч.-практ. конф. Барнаул, 2005. Вып. 6. С. 155-157.

Назаров И.И. Антропонимическая модель немцев села Безголосово // Немцы Сибири: история и современность: Мат-лы V Международной научно-практ. Конф. Омск, 2006а. с. 188-189.

Назаров И. Изучая кумандинцев, мы сохраняем их культуру // Восход (Красногорская районная общественно-политическая газета).- 2001.- 25 июля.

Назаров И. Печальные предгорья, часть вторая // За науку. - 2003. - 23 января.

Назаров И.И. Результаты этнографической экспедиции Алтайского государственного университета в с. Безголосово // Полевые исследования в Верхнем Приобье и на Алтае в 2005 г: Археология, этнография, устная история: Мат-лы II регион. научн.-практ. конф. 1-2 декабря 2005 г. Барнаул, 2006б. С. 165-169.

Назаров И.И. Этнографические коллекции Музея археологии и этнографии Алтая Алтайского государственного университета // Этнография Алтая и сопредельных территорий: Мат-лы международ. науч-практ. конф. Барнаул, 2005. Вып. 6. С. 214-215.

Назаров И., Соловова В. Этнографы изучают культуру кумандинцев // За победу (общественно-политическая газета Солтонского района). - 2002. - 17 июля.



Этнографы АлтГУ в селе Безголосово Алейского района Алтайского края с народным хором "Безголосовские напевы" 2005 год.

Свои отзывы и замечания о размещенных материалах Вы можете присылать И.И. Назарову по адресу:nasar@rambler.ru

РУССКИЕ
СЕВЕРНЫЕ АЛТАЙЦЫ
ЮЖНЫЕ АЛТАЙЦЫ
КАЗАХИ
НЕМЦЫ