На правах рукописи

Силина Ирина Германовна

ВНЕШНИЕ МИГРАЦИИ В АЛТАЙСКИЙ ОКРУГ В 1865-1905 гг. (ИСТОЧНИКИ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ)

Специальность 07.00.09 - историография, источниковедение и методы исторического исследования

Автореферат диссертации
на соискание ученой степени
кандидата исторических наук


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Среди демографических процессов миграции населения (от латинского migratio — переход, переселение) занимают особое место. Они могут активно и быстро воздействовать на демографическую ситуацию, уменьшая или увеличивая численность населения, изменяя его половозрастную и семейную структуру, стереотипы демографического поведения.

Со второй половины XIX в. в Сибири в целом и на юге ее западной половины в частности происходит территориальное перераспределение русского населения, что явилось следствием прихода сюда мощных потоков переселенцев. Русское старожильческое население Сибири начинает испытывать значительное влияние с их стороны, особенно это отразилось на демографической структуре населения и характере его размещения. Основу переселенцев численно, экономически и культурно составляло крестьянство, природа и огромный трудовой потенциал которого предопределили специфику территориального размещения переселенцев.

Все эти процессы привели к формированию значительного количества документов, содержащих разнообразные сведения, отражающие различные аспекты миграций. Отдельные виды источников в ходе научных исследований становились объектом источниковедческого изучения. Однако особенности большей части источников не нашли должного освещения, что обусловлено как тематической спецификой проводимых исследований, так и возможностями методологического и технологического характера, характерными для того или иного периода времени. Прежде всего это относится к первичным документам о демографической структуре переселенческих семей в момент их поселения.

В нашей работе речь пойдет об Алтайском (до 1896 г. — Алтайском горном) округе Томской губернии. В диссертации равнозначно используются термины «Алтай» и «Алтайский округ», что не противоречит основным историческим принципам. Эта территория стала своего рода классическим сибирским регионом, где в полной мере нашли свое отражение все стороны переселенческого движения в Сибирь. Переселения были доминантой в развитии народонаселения Алтайского округа, который тем самым был вовлечен в круг "миграционных арен" Российской империи. Именно массовый приток переселенцев, а, следовательно, и возросший трудовой потенциал превратили слабо освоенный сибирский регион в один из крупнейших аграрных комплексов империи. Внешние притоки переселенцев из других губерний и областей России на территорию Алтайского округа и территориальная специфика их первоначального оседания во многом предопределили пути и характер дальнейшего освоения региона.

Тема крестьянских миграций в Сибирь весьма популярна среди исследователей. Существенное место принадлежит работам, посвященным (исключительно или в том числе) анализу направлений, а также емкости крестьянских миграционных потоков дореволюционного времени. Тем не менее, ряд проблем не нашел должного освещения.

К ним можно отнести малоизученность комплекса источниковой базы миграций, методов и технологий обработки массовых первичных материалов, содержащих сведения о переселенцах, демографической структуры, территориальном размещении и других аспектах переселенческого движения. Это характерно не только для исследований по истории переселенческого движения сельского населения в Алтайский округ, но и для работ по миграциям населения в целом.

Историография проблемы. В конце XIX — начале XX вв. вышло много статей и книг, посвященных переселенческому вопросу. В монографии М.Б. Шейнфельда даны оценки взглядов историков дооктябрьского периода на переселенческое движение в целом. Более специальное исследование трудов по переселению в Сибирь, опубликованных в конце XIX — начале XX вв., нашло свое отражение в работах Л.М. Горюшкина и Н.А. Миненко, где глубоко и обстоятельно проанализированы концепции авторов различных направлений изучения переселенческого вопроса.

Большая часть литературы дореволюционного периода была создана в конце XIX — начале XX вв., когда переселения стали наиболее массовыми. В этот период заметно расширилась источниковая база для изучения проблемы. В конце XIX в. Министерство государственных имуществ провело первое статистическое обследование крестьянских хозяйств в Сибири, в ходе которого были собраны сведения о числе дворов различных категорий крестьян (старожилов, переселенцев, казаков), количестве и составе населения.

Кроме материалов, собиравшихся в централизованном порядке (отчеты Главного управления Алтайского округа, сведения волостных правлений) многие дореволюционные исследователи проводили свои выборочные обследования переселенцев. Наиболее заметными исследованиями, где были проанализированы количественные аспекты переселений, стали работы С.Л. Чудновского и А.А. Кауфмана. Общая характеристика количественной и территориальной специфики переселений в Сибирь представлена в аналитической работе Я.Ф. Ставровского и В.В. Алексеева. Здесь дан подробнейший анализ переселений в Сибирь в 1885-1904 гг. Н.В. Турчанинов исследовал итоги переселенческого движения в Сибирь в 1896-1914 гг.

В технике проведения и анализа обследований переселенцев у исследователей было много общего, и в то же время наблюдался ряд особенностей. В работах таких авторов, как С.Н. Южаков, Н.А. Карышев, К.Р. Качоровский, Н.П. Огановский содержится ценный фактический материал о численности переселенцев в Сибирь, проверенный ими через сравнение данных по различным источникам. Крупным обобщающим официальным изданием, где нашел свое отражение целый комплекс вопросов, связанных с переселенческими процессами на территорию Сибири, стал трехтомник "Азиатская Россия", изданный к 300-летию царствования Романовых.

Таким образом, в контексте темы диссертации можно отметить тот факт, что в работах дореволюционных исследователей присутствует определенный профессиональный уровень критики используемого источникового материала, представлены некоторые географические аспекты расселения переселенцев — места выхода и отчасти места вселения. В плане демографии речь шла о численности переселенцев и рассмотрении географии мест выхода мигрантов. Однако ограниченность, прежде всего финансовая, в возможностях самостоятельного обследования переселенцев, наличие определенных рамок дозволенной критики наложили отпечаток на результаты дореволюционных исследователей.

Первоначально в советской историографии особое внимание было уделено пересмотру методологической основы анализа статистических данных. Наметился постепенный отказ от представления в исследованиях широкого статистического материала, изменились акценты в исследованиях миграций. Если раньше переселения выступали как составная часть истории народонаселения, то теперь их начинают рассматривать как явление, подчиненное экономическим законам развития страны. Особенно остро этот переход отразился в дискуссиях, развернувшихся в советской исторической науке в период с 20-х до середины 30-х гг. С одной стороны это работы В.П. Вощинина, И.Л. Ямзина, В.Я. Нагнибеды, А.П. Яхонтова, где преимущественно использовались методы дореволюционной статистики, с другой — работа С.М. Дубровского, где исследование проводилось уже на основе марксистской методологии истории.

После этого в историографии наблюдается своеобразная лакуна: вплоть до 50-х гг. проблемы миграций в Сибирь не получили какого-то нового рассмотрения, более того, этими проблемами практически никто серьезно не занимался.

В 50-60-е гг. XX в. в советской исторической науке появился целый ряд работ, посвященных вопросам освоения Сибири и ее отдельных районов: монографии в.В. Покшишевского, Л.Ф. Склярова, Е.И. Соловьевой. Появление в 60-е-70-е гг. ряда работ расширило представление об особенностях переселения на территорию Алтая, определило основные методологические подходы к изучению самого процесса переселения. В связи с переселением стали рассматривать более широкий комплекс проблем: экономических, культурных, в ряде случаев специфику природно-климатических условий. Заметными работами этого времени стали монографии И.А. Асалханова, Л.М. Горюшкина, Г.П. Жидкова, коллективные монографии по истории Сибири, диссертации и статьи В.А. Зверева, А.В. Минжуренко, И.В. Островского, Е.Я. Слепцова, Н.К. Томиловой и др. Расширение используемой источниковой базы позволило исследователям расширить круг проблем, связанных с переселением. Г.П. Жидковым был проведен сравнительный анализ переселенческой политики правительства и Кабинета в Сибири. Использование методов обработки данных на ЭВМ позволило А.В. Минжуренко и Е.Я. Слепцову через значительный объем данных переписи 1916 г. по Томской губернии проанализировать некоторые аспекты становления переселенческих хозяйств на основе изучения 1168 переселенческих семей. Однако процесс складывания переселенческих селений, их количество, соотношение новоселов и старожилов в селениях остались пока нерешенными. В ряде историко-этнографических работ были подняты новые моменты изучаемой проблемы. Особое внимание привлекает работа этнографа В.А. Липинской, где, в частности, дается общая характеристика переселенческих семей. Автор не задается целью дать исчерпывающий анализ демографической структуры семьи, но выделяет основные моменты, характерные для того или иного периода.

Пространственные аспекты переселения в Алтайский округ нашли свое отражение в работах А.А. Храмкова, где затрагиваются аспекты земельного обеспечения крестьян-переселенцев с 1898 по 1917 гг. Исходя из утверждения, что с конца XIX в. распределение переселенцев шло по двум направлениям: в старожильческие и новые селения, автор предлагает весьма интересную и плодотворную в научном плане градацию волостей в каждом уезде, а именно по поселению в старожильческие селения, по оседанию в переселенческих участках и по наличию переселенцев, поселившихся и в старожильческих и переселенческих селениях.

В целом следует отметь, что несмотря на разработанность темы в отечественной историографии отсутствует какая-либо обобщенная источниковедческая работа по переселениям на юг Западной Сибири, не используются в полной мере материалы первичной регистрации переселенцев, не востребованы междисциплинарные подходы.

Некоторые пути к решению этих и ряда других задач нашли свое отражение в ряде работ группы историков Алтайского университета (Ю.С. Булыгин, В.Н. Владимиров, И.Г. Силина и др.), где более предметно рассматриваются пространственные и демографические аспекты переселения в Алтайский округ. В рамках проводимых научно-исследовательских работ этой группы были разработаны основные методологические и технологические принципы использования пространственного анализа и компьютерного картографирования в исторических исследованиях. Впоследствии эта теоретическая основа пространственного анализа нашла свое воплощение в изучении конкретных социально-экономических и демографических процессов на юге Западной Сибири в XVIII-XX вв.

Целью исследования является рассмотрение демографических и пространственных аспектов переселенческого движения на территорию Алтайского округа. Предполагается рассмотреть источниковую базу и методы исследования историко-демографической структуры переселенческого движения, а также половозрастную и семейную структуру переселенцев на разных этапах заселения ими территории Алтайского округа, а также их территориальное распределение внутри региона.

Достижению поставленной цели способствует решение следующих взаимосвязанных задач:

1. Характеристика и подробный анализ источниковой базы, выявление наиболее информативных, репрезентативных и достоверных источников для изучения демографических и пространственных аспектов переселения в Алтайский округ.

2. Анализ и апробация возможностей исторических и междисциплинарных методов и технологий (как традиционных, так и новых) работы с источниками.

3. Анализ динамики переселенческих потоков, уточнение их численности и предложение нетрадиционных подходов к периодизации.

4. Сравнительное изучение различных категорий алтайских переселенцев и их демографическая характеристика.

5. Исследование методами пространственного анализа специфики первоначального распределения переселенцев по территории Алтайского округа.

Имея в виду сложный характер движения населения, основное внимание мы уделяем внешним безвозвратным миграциям, связанным с изменением постоянного места жительства. Безусловно, немаловажную роль сыграли и иные формы миграций (внутренние, вторичные, обратные). Частично эти вопросы нами затрагиваются, однако, более детальное их изучение должно составить предмет отдельного исследования.

Территориальные и хронологические рамки исследования охватывают Алтайский округ как составную часть Томской губернии в период с 1865 по 1905 гг. — от разрешения официального переселения до начала столыпинской аграрной реформы, «сломавшей» устоявшийся ход переселенческого движения.

Методологическая основа. Методологической основной является комплексный подход к изучению источниковой базы, основанный на применении традиционных методов исторического исследования (историко-генетический, историко-сравнительный, историко-типологический) в комплексе с рядом междисциплинарных подходов (картографический метод, методы и технологии исторической информатики, статистические и графические приемы обработки и визуализации материала). В исследовании использованы разработки специалистов в области применения компьютеризованных междисциплинарных подходов.

Новизна работы определяется следующими моментами:

— изучены и широко введены в научно-исследовательский оборот ранее практически не изученные массовые источники, содержащие первичную информацию о переселенцах (алфавитные книги прибыли и убыли населения, посемейные списки переселенцев, сведения волостных правлений о переселенцах);

— теоретически обоснованы и практически апробированы междисциплинарные подходы к изучению миграционных процессов (ГИС-технологии, технология баз данных и пр.);

— на основе компьютерных технологий созданы источнико-ориентированные базы данных в MS Access 97 и MS Excel 97, позволившие агрегировать и проанализировать значительный объем информации;

— получены практические результаты об основных пространственных направлениях движения населения.

Практическая значимость работы. Материалы и результаты исследования могут быть использованы при создании обобщающих научных трудов по источниковедению и истории населения юга Западной Сибири, а также в разработке спецкурсов по исторической демографии для студентов исторических факультетов вузов. Отдельные разделы работы могут использоваться при написании методических пособий по применению ГИС-технологий в исторических исследованиях.

Апробация работы. Результаты диссертационного исследования были апробированы на международных, всероссийских и региональных конференциях и семинарах в городах Москве (1996-2000 гг.), Барнауле (1996-2001 гг.), Омске (1999 г.), Томске (2000 г.), Усть-Каменогорске (Казахстан) (1999, 2001 гг.), Познани (Польша) (2001 г.), Манчестере (Великобритания) (2001 г.) и др. Ряд результатов диссертационной работы был получен автором в результате работы в качестве исполнителя по грантам Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ N 97-01-00415; РГНФ N 00-01-00229); Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ N 96-06-80081, 99-06-80058); Министерства образования N Г00-1.2-193.

Результаты исследований, проведенных автором диссертации, отражены в 23 научных публикациях.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и литературы, приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы, определены цели и задачи исследования, территориальные и хронологические рамки, охарактеризованы методы изучения и источниковая база, раскрыты научная новизна, теоретическая и практическая значимость результатов исследования, их предварительная апробация.

Первая глава «Источники и методы исследования демографического состояния и пространственного размещения переселенцев в Алтайском округе вторая половина XIX – начало XX вв.» посвящена источниковой базе и методам исследования и делится на два параграфа.

В первом параграфе «Источники по переселенческим процессам в Алтайском округе второй половины XIX – начала XX вв. и методика изучения их репрезентативности» рассматривается источниковая база диссертационного исследования. Нами использованы как уже известные, так и практически не введенные до сих пор в научный оборот источники.

В работе сделана попытка охарактеризовать источники по теме сквозь призму демографического, а в некоторых случаях и генеалогического подходов. При этом мы опираемся большей частью на массовые источники, позволяющие выявлять глубинные (скрытые, неформальные) структуры и процессы, устанавливать на их основе исторические закономерности. Как отмечал И.Д. Ковальченко, массовыми являются источники, характеризующие такие объекты действительности, которые образуют определенные общественные системы с соответствующими структурами. Важной особенностью массовых источников является то, что они, как правило, многомерно (т.е. по ряду признаков) характеризуют совокупность массовых объектов с точки зрения ее структуры. Доказательство достаточности единиц наблюдения связано с проблемой репрезентативности, которая в настоящее время поставлена как одна из центральных проблем источниковедения.

Все основные законодательные документы по переселенческому вопросу представлены в трех выпусках «Полного собрания законов Российской империи. Законодательные документы имеют весьма специфическое назначение, отличаясь от других видов источников своим лаконичным содержанием и строгой формой представления.

Комплекс делопроизводственных документов в виде подлинников или копий разбросан по разным архивохранилищам сибирского региона, встречаются эти документы и в Российском государственном историческом архиве (РГИА). Используемый нами комплекс документации неоднороден по составу. Можно выделить два уровня делопроизводства: центральный и местный (региональный). Центральный уровень делопроизводственного оборота документов представлен главным образом перепиской и отчетами начальника Алтайского округа, Томского губернатора с Кабинетом Е.И.В. и Министерством внутренних дел (МВД). Наряду со сводными материалами Главного управления Алтайского округа определенное внимание привлекают "Журналы входящих и исходящих бумаг", "Отчетные ведомости Чертежной части", "Месячные отчеты Чертежной мастерской". В них мы находим ценнейший материал о размерах земельных угодий волости, уезда или же всего округа в целом. К местному (региональному) относится делопроизводство волостных, уездных управ и их переписка с вышестоящими органами управления. На уровне волостных и поуездных материалов мы находим весьма интересные и слабо подвергшиеся агрегированию сведения о переселенцах, иногда представленные в первичной форме.

Наиболее репрезентативными нам представляются прежде всего источники, содержащие первичные данные, например, такие, как «Посемейные списки переселенцев», «Алфавитные книги» и т.д.. Агрегированные данные требуют тщательной взаимной проверки различных видов документов, например отчетов Главного управления Алтайского округа с материалами волостных правлений. Наибольшее доверие вызывают в данном случае копии статистических данных из отчетов Главного управления с внесенными поправками и пояснениями за предыдущие годы. Такие рабочие варианты позволяют уточнить причину исправлений и определить основной круг возможных неточностей в учете Главного управления.

Одна из решавшихся нами задач — найти при отсутствии персональных крестьянских фондов нужные сведения в материалах иных фондообразователей. Пожалуй, среди них важнейшее место занимает фонд Переселенческого управления при Главном управлении землеустройства и земледелия, который хранится в РГИА под номером 391. В Центре хранения архивного фонда Алтайского края (ЦХАФ АК) находятся схожие по структуре и характеру содержания документы в фондах под номерами 2 — «Алтайское горное правление» (1828-1883 гг.), 3 — «Главное управление Алтайского горного округа (1883-1896 гг.) и 4 — «Главное управление Алтайского округа» (1896-1918 гг.).

В то же время нужно иметь в виду, что окончательно завершить поиск будет крайне трудным делом, поскольку существует огромное число возможных источников по крестьянам-переселенцам. Так, в РГИА помимо фонда 391 полезны еще не менее десятка фондов с сотнями тысяч дел. Ряд документов с интересующими нас сведениями, правда, в меньшем объеме, можно найти в фондах РГИА под номерами 580 — «Заведующий поземельно-устроительным и переселенческим делом», где встречаются имеются поселенные списки переселенцев, 1285 — «Департамент государственного хозяйства МВД», 1291 — «Земский отдел МВД», 1180 — «Главный комитет по кpecтьянскому делу», 577 — «Выкупное учреждение» и т. д.

В этой массе можно выявить следующие виды источников по «персональной истории» переселенцев: свидетельство ходока, увольнительные свидетельства крестьян, проходные переселенческие свидетельства, посемейные списки и т.д.

Особыми по структуре и малоиспользуемыми в исследованиях до недавнего времени являются картографические источники, включающие как старые карты, так и сопутствующие материалы их составления. Создание разного рода картографического материала было вызвано практической необходимостью в определении земельного фонда и выработкой в дальнейшем направлений освоения Алтайского округа (организация переселенческих поселков, выделение фонда арендных земель).

В целом представляется необходимым еще раз подчеркнуть уникальность данного вида источников. Само их создание уже приводит к применению междисциплинарных подходов и, с одной стороны, усложняет процесс исследования, а, с другой, позволяет получать полноценную отдачу от источников, информация которых была переведена в компьютерную форму. В основу этого вида источников были положены картографические и статистические материалы, как текущего учета, так и единовременного.

Учитывая специфику и характер имеющейся статистической источниковой базы, нами был создан комплекс машиночитаемых источников, включающий:

— общую динамику переселенческого потока на территорию Алтайского округа с 1865 по 1905 гг. В основу были положены такие источники, как «Алфавитные книги учета прибыли и убыли населения Алтайского», «Материалы обследований переселенцев», «Посемейные списки переселенцев»;

— места выхода переселенцев с показателями динамических переселенческих потоков из тех или иных регионов России. В данном случае основой стали материалы волостных правлений, «Алфавитных книг», а также Сведений Главного Управления;

— динамику и характер расселения двух категорий переселенцев на территории Алтайского округа с 1865 по 1905 гг. Основой для создания этого вида источников стали разного рода материалы исследований переселенческих потоков, проводимых, как Главным Управлением, так и «Обществом любителей исследования Алтая»;

— половозрастную структуру переселенческих потоков с динамическими показателями по отношению как к возрастным категориям, так и к половой структуре переселенческих потоков. Эти материалы были взяты из «Алфавитных книг», приемных приговоров и «Сведений Главного управления».

В силу того, что основной единицей исследования является волость, большая часть информация агрегировалась в соответствии с этой спецификой. В качестве объектов выступали и более крупные территориально-административные образования — уезды и территории (губернии и области) расселения и выхода переселенцев. Признаками выступали численность селений, мужчин, женщин, возрастные группы, количество удобных и неудобных земель, переселенческих участков и т.д. Наличие тех или иных объектов и признаков в каждом конкретном случае зависело от поставленных задач. Таким образом, на основании статистических источников нами были созданы качественно новые источники, динамичные по структуре и информативные по содержанию, в том числе исторические компьютерные карты.

Таким образом, в ходе знакомства с отдельными группами архивных материалов мы последовательно прошли с верхней (центральные архивы) до нижней ступени сети государственных архивохранилищ. Среди главных задач источниковедческого анализа, решавшихся в нашей работе — уточнение поименного состав семей, биографических сведений и условий проживания на местах переселения с конца ХIХ в. до начала XX вв.

Во втором параграфе «Методы исследования внешних миграций на территорию Алтайского округа» рассматриваются основные методы и технологии анализа источников по демографическим и пространственным аспектам миграционных процессов на территории Алтайского округа в 1865-1905 гг.

В настоящее время в исследовательской практике историки пользуются различными методами: сравнительно-историческим, описательным, типологическим, структурным и др. Любой конкретный научный метод включает в себя в качестве составных частей методологию, методику и технику как неотъемлемые элементы, образующие единую взаимосвязанную систему. Согласно наиболее распространенной точке зрения, конкретная методология, по формулировке И.Д. Ковальченко, представляет собой теорию метода, в соответствии с которой определяются пути и принципы познания исследуемого социального объекта. С помощью методики реализуются способы и приемы исследования, техника представляет для этого совокупность орудий и инструментов.

В исследовании нами использованы также математико-статистические и компьютерные методы и технологии. Единообразная форма рассматриваемых документов позволила разработать структуру базы данных в MS Access 97. Она состоит из 13 таблиц, связанных между собой уникальным кодом: «Персоны», «Домохозяин», «Персона Домохозяина» (связующая), «Губерния», «Уезд», «Волость», «Населенный пункт», «Тип населенного пункта», «Родство», «Семейное положение», «Сословие», «Имена».

Средством сбора и анализа данных стали и электронные таблицы Excel 7.0. Преимущества использования такого вида программного обеспечения для статистического анализа заключаются в следующем:

— простота перевода статистической информации из источника в машиночитаемую форму, при этом в ряде случаев сохраняется первоначальный вид статистического источника;

— аналитические возможности электронных таблиц, полностью отвечающие запросам данного исторического исследования (расчет сумм, средних, относительных характеристик и т.п.);

— возможность графического представления как исходных данных, так и результатов их обработки.

Построение графиков проводилось с помощью специального конструктора диаграмм в электронных таблицах Excel. При демографическом анализе мы использовали такой графический метод, как возрастные (половозрастные) пирамиды. Их построение позволяет реконструировать половозрастную структуру переселенческого потока.

Другим методом графической визуализации и анализа статистической информации в нашем исследовании стало использование картографического метода и технологии географических информационных систем, позволяющей перейти к компьютерному картографированию.

Для обозначения процесса работы в географических информационных системах при проведении исторических исследованиях, мы используем термин «пространственный анализ», состоящий из следующих основных этапов:

1. Определение целей исследования.

2. Поиск и анализ источников.

3. Создание пространства для анализа в компьютерной форме (оцифровывание карты-основы).

4. Создание баз данных (преимущественно статистических).

5. Аналитическое картографирование.

6. Создание итоговых тематических карт и исторические выводы.

Из множества ГИС мы используем один из наиболее простых и доступных пакетов Atlas GIS*5.0, разработанный компанией ESRI, работающий в среде Windows. Для пространственного анализа переселенческого движения нами была создана карта-основа Алтайского округа. На сегодняшний день это единственная электронная версия подобной карты. В ее основу был положен бумажный вариант «Карты Алтайского округа за 1899 г.». Неотъемлемым атрибутом компьютерной карты наряду с географическим файлом являются тематические базы данных. Они содержат в себе содержательную нагрузку карты — описания территорий статистическими данными. На основании этой базы проводился анализ территориального размещения переселенцев, в том числе по их демографическим характеристикам. Оба вида баз представляют собой файлы числовых данных. Для работы с ними Atlas GIS имеет встроенную систему управления базами данных. При ее помощи осуществляется сортировка, поиск, добавление и исправление информации. Анализ же и обработка данных производится через «систему анализа данных». Результаты визуализируются на экране в виде карт и графиков.

В итоге можно сделать вывод, что выбор метода в каждом конкретном случае зависит от особенностей изучаемого материала. Необходимость применения информационных технологий (создание баз данных, компьютерных карт) диктуется огромным информационным потенциалом массовых источников.

Однако уже имеющаяся практика показывает, что компьютерные технологии дают настоящую отдачу только в комплексе с традиционными методами исторического исследования. Именно представление о необходимости единства традиционных и компьютерных методов и технологий для решения исторических задач и является методологической основой нашей работы. При этом мы считаем, что использование массовых источников, которое является одним из стержней нашей работы, позволяет создать проверяемое историческое знание.

Вторая глава «Особенности историко-демографической структуры и пространственного размещения внешних миграционных потоков на территории Алтайского округа во второй половине XIX – начале XX вв.» посвящена результатам обработки источников и подразделяется на два параграфа.

В первом параграфе «Основные направления переселенческой политики и динамика миграций» отражены основные положения переселенческой (демографической) политики как Кабинета, так и государства в целом по отношению к территориям юга Западной Сибири. Согласно одному из определений демографической политики под ней понимается воздействие на основные характеристики естественного возобновления поколений, расселения и миграции населения. Влияние государства на стационарные миграции в истории принято определять как переселенческую политику, являющуюся составной частью демографической. Принимая во внимание тот факт, что демографическая политика в государственном масштабе начинает проводиться только с начала XX в., следует все же отметить, что ее отдельные элементы имели место ранее.

Попытки воздействия на тип воспроизводства населения можно отметить еще в период феодализма, в этом смысле можно говорить о демографических аспектах внутренней политики Российской империи. Бесспорно, что ведущее место среди демографических мероприятий правительства занимало регулирование переселенческого движения. Со второй половины XIX в. переселенческая политика начинает приобретать системные черты. В этом отношении преследовались различные цели — от колонизации малоосвоенных территорий до интересов военно-стратегического характера. Однако все эти мероприятия так или иначе находились в прямой зависимости от общего курса политики империи. По «Положению» 19 февраля 1861 г. право на переселение было признано лишь для крестьян, не получивших надела.

В целом пореформенная переселенческая политика государства прошла путь от частичного запрещения крестьянских переселений (1861-1880-е гг.) через признание, что переселения должны разрешаться, но не поощряться, до правительственной организации переселений как средства разрешения аграрного вопроса в Европейской части России в 1906 г.

В общесибирских рамках темпы переселенческого движения неуклонно возрастали вплоть до начала XX в. Так, годовое число переселенцев составляло в 60-е-70-е гг. около 10 тыс. чел., в 80-е гг. колебалось между 20 и 30 тыс. чел., в 90-е гг. не опускалось ниже 50 тыс. чел., поднимаясь в отдельные годы до 200 тыс. чел, а в первое пятилетие XX в. приток переселенцев был более или менее стабильным, но невысоким.

Всего за рассматриваемый период (с 1865 по 1905 гг.) в Сибирь ушло до 1773,7 тыс. человек, а в Алтайский округ, по нашим подсчетам, сделанным на основании официальной статистики, прибыло 669492 человека. Таким образом, в среднем за год в Сибирь приходило до 43261 человек, а в Алтайский округ — до 16329 человек. Следовательно, на территорию Алтайского округа в среднем в год приходилось около 38% всех переселенцев, шедших в Сибирь. Для более подробной характеристики переселенческого потока представляется необходимым обратиться к более детальным показателям, которые можно было бы использовать для выделения этапов переселенческого движения в Алтайский округ.

Первый этап — 1865-1876 гг., с момента официального разрешения на переселение до перехода к временному сдерживанию переселенческих потоков и началу устройства непричисленных переселенцев.

Второй этап — 1877-1888 гг., с принятия положения 9 ноября 1876 г. до начала проявления принципиальных противоречий переселенческой политики Кабинета и общегосударственной линии.

Третий этап — 1889-1896 гг., с момента активного приглашения переселенцев на территорию округа до первого землеустроительного закона, ликвидировавшего значительную массу неустроенных переселенцев и начавшего широкомасштабные работы по подготовке переселенческих участков.

Четвертый этап — 1897-1905 гг., с начала проведения в жизнь положений нового переселенческого закона 1896 г. до периода столыпинской аграрной реформы.

При анализе основных показателей временного ряда, заметно, что первые три этапа характеризуются постепенным ростом числа переселенцев. При этом третий этап отличается значительным увеличением притока переселенцев в округ. На четвертом этапе отмечается сокращение числа переселенцев. В то же время средний абсолютный прирост первого и четвертого этапа отрицателен, что указывает на общее снижение числа переселенцев к концу этих этапов. Второй и третий этапы в целом отличаются поступательным ростом числа переселенцев, за исключением некоторого «провала» в конце третьего этапа. Предложенная периодизация переселенческого движения была положена в основу дальнейшего анализа. В переселенческом движении в рассматриваемый период 1865-1905 гг. принимало участие около 60 губерний.

Во втором параграфе «Демографическая структура переселенцев и специфика их расселения» отражены основные результаты историко-демографического и пространственного анализа.

Возрастная структура переселенческих потоков внутри каждого периода нами анализировалась по годам, которые хорошо представлены по соотношению числа мужчин и женщин и их возрасту. Внутри каждого периода нами было выделено от 3-х до 4-х лет (выбор которых обусловлен наличием и объективностью имеющегося статистического материала), данные по которым интерполировались на весь период, в рамках которого они находились. В рамках первого этапа это 1872-1875 гг.; второго — 1880-1882 гг.; третьего — 1892-1895 гг. и четвертого — 1899-1901 гг. На протяжении всего рассматриваемого периода в переселенческих потоках на территорию округа наблюдается постепенное выравнивание соотношения численности мужчин и женщин. Однако, абсолютного выравнивания в соотношении полов к 1905 г. не произошло. Переселение в Алтайский округ оставалось «мужским», отличаясь сложной возрастной структурой. Все это в значительной степени повлияло на структуру населения той территории, где оседали переселенцы.

Прибывая на Алтай, переселенческие потоки вскоре разбивались на несколько групп, различающихся по своему юридическому положению. Основанием такого разделения служит разнообразие условий, при соблюдении которых переселенцы имели право на водворение на землях Алтайского округа. Основных групп было четыре:

— переселенцы, устраивающиеся на казачьих землях округа;

— переселенцы — арендаторы кабинетских земель;

— переселенцы, селящиеся на участках, отводимых для новых заселков управлением Алтайского округа;

— переселенцы, причисляющиеся к уже существующим старым селениям.

До 1894 г. учета переселенцев на арендных землях не велось, а о переселенцах на казачьих землях не имеется почти никаких сведений. В связи с этим мы акцентируем внимание на переселенцах, оседавших в переселенческих участках и в старожильческих селениях.

В первые два периода наблюдается неравномерное распределение переселенцев по волостям Алтайского округа. В то время, как в одни волости (Карасукскую, Касмалинскую и др.) переселенцы стремились тысячами, в другие водворялись единицы, как, например, в 1888 г. в Сычевскую (2 души), Малышевскую (10), Тальменскую (22) и т.д. В 11 волостей не было причислено ни одного переселенца. Сложившуюся ситуацию можно объяснить тем, что отдельные волости и селения Алтайского округа в земельном и других отношениях находились далеко не в одинаковых условиях. Интересно, что из 18031 души переселенцев, получивших право на поселение в 1888 г., 8490 душ (4523 муж. и 3967 жен. пола) поселились в старожильческих селениях, а 9547 душ (5077 муж. и 4470 жен.) осели в переселенческих участках. Таким образом, на свободных участках поселилось 52,9% общего количества переселенцев. Если говорить о половозрастной специфике двух рассматриваемых категорий переселенцев, то в течение первых двух периодов половозрастной состав их и в старых населенных пунктах, и в новых практически идентичен. Из общего числа переселенцев с 1865 по 1888 гг. (175720 чел.) численность мужчин составляла 96834 или 55,1% от общего числа переселенцев.

Среди переселенцев, оседавших в старожильческих селениях, численность женщин была немного выше, чем численность мужчин. Наиболее характерно это было для переселенцев, оседавших в Томском, Кузнецком уездах Алтайского округа. При более детальном рассмотрении оказывается, что среди переселенцев, оседавших в старожильческих участках, до 25% от общей численности занимают дети до 14 лет, при этом процент мальчиков был значительно ниже, чем девочек. Таким образом, в переселенческих семьях, шедших на старожильческие участки, девочки составляли до 35% от общего числа женщин этой категории переселенцев.

В среде переселенцев на новые участки численность мужского населения, наоборот, стабильно увеличивалась, а процент детей оставался незначительным и составлял до 20% от общей численности переселенцев, шедших в переселенческие участки. При этом особым образом складывалось распределение переселенцев по половозрастным группам. Так, те семьи, в составе которых возрастные рамки детей составляли от 3 до 7 лет, оседали в переселенческих участках степной части Алтайского округа (Кулундинской, Ординской, Боровлянской, Карасукской волостях Барнаульского уезда, и Смоленской, Барнаульской, Чарышской волостях Бийского уезда). В то же время те семьи, где возраст детей составлял от 7 до 14 лет, предпочитали идти в горные и предгорные районы. Таким образом, мы можем говорить о том, что старожильческое население в первые два периода подвергалось постоянным наплывам переселенческих масс, если не при изначальном распределении переселенцев по территории округа, то уже в ходе вторичных переселенческих процессов.

С конца 80-х гг. характер расселений изменился. Начался быстрый процесс освоения свободных земель Алтайского округа, и продолжался он до конца 90-х гг. В рамках третьего этапа (1889-1896 гг.) численность переселенцев на новые участки оставалась еще достаточно высокой, но уже наметились определенные колебания. Приток переселенцев в старожильческие селения возрос первоначально в 1893 г., а с 1897 г. он стал определяющим. В 1897 г. он составлял 63,2%, а в 1898 г. — 88,0% от всего числа переселенцев в Алтайский округ. С 1899 г. начинает преобладать тенденция к освоению территорий северо-запада и юго-запада Барнаульского уезда, а также западной части Змеиногорского уезда. Большинство переселенческих участков, образованных в период с 1896 по 1905 гг., оставалось незаполненными на протяжении долгого периода времени, что приводило к высокой степени движения населения (вторичным переселениям) уже внутри округа, из одних переселенческих участков в другие.

Определенную роль в характере территориального размещения переселенцев сыграло изменение демографической структуры переселенческого потока в последние два периода. По своей структуре к моменту получения разрешения на поселения в пределах Алтайского округа более 30% семей относились к неполным или смешанным типам. Что самое удивительное, большинство таких семей предпочитало получать свидетельства Главного Управления для поселения в переселенческих участках. Так, семьи переселенцев в переселенческие участки Змеиногорского и Барнаульского уездов состояли из двух и трех поколений. Здесь было очень много взрослого населения с 50 до 60 лет. Однако при таком значительном возрасте взрослого населения наиболее распространенный детский возраст колебался от 11 до 14 лет.

Особенно привлекает внимание тот факт, что смешанные семьи состояли как бы из двух семей (семья родителей жила вместе с семьей своих детей), по численности такие семьи доходили до 22 человек. При этом главой мог быть не обязательно самый старший по возрасту. В Томском и Кузнецком уездах наблюдается прямо противоположенная ситуация. Это были, как правило, неполные семьи, где главой могла быть женщина. Такие семьи были большей частью немногочисленны и состояли из матери или отца и нескольких детей, но чаще всего это был один ребенок с родителем. Причисление в старожильческие селения было характерно для Барнаульского уезда. Как мы уже отмечали, именно он повлиял на общий характер перераспределения направлений переселенческих потоков с переселенческих поселков, как это было в первые два периода, в старожильческие селения. В демографической структуре переселенцев Барнаульского уезда характерно наличие значительной доли малолетних детей. При этом взрослое население было в значительной степени более «молодым» (до 35 лет), чем в переселенческих участках. В центральной части Барнаульского округа концентрировались переселенцы, где в семьях было до 8 детей. Более трудоспособная часть переселенцев оседала на «окраинах» округа. При этом высокая численность детей среди них компенсировалась наличием достаточного числа взрослых трудоспособного возраста. Это были, как правило, крепкие большие семьи.

В других уездах мы наблюдаем относительно стабильную половозрастную структуру переселенческой массы. Однако в территориальном распределении наблюдается постепенное «стекание» переселенцев, селящихся в старожильческих селениях других округов, к границам Барнаульского округа, что во многом создает впечатление «окольцовывания» Барнаульского округа с постепенным продвижением переселенцев внутрь его. По сравнению с предшествующими двумя периодами демографическая структура переселенцев, оседающих в старожильческих селениях, значительно преобразилась. Заметно «старение» взрослого населения и некоторое «омоложение» детей.

Таким образом, с 1865 по 1905 гг. в территориальном отношении наблюдается постепенное продвижение переселенцев в округ как с его северной, так и с юго-западной стороны. Первоначально оседая на переселенческих участках, переселенцы шаг за шагом постепенно продвигались к центральным волостям округа. При этом в демографическом отношении складывалось такое распределение переселенцев, при котором наиболее трудоспособное население оседало на периферии округа, а более молодое направлялось в центр, если не при первоначальном распределении, то через вторичные миграции внутри округа. Все это не могло не влиять на более статичное по сравнению с переселенцами старожильческое население округа. Если на окраинах степень генетической замкнутости переселенцев была достаточно высокой, что в определенной мере было обусловлено и этнической замкнутостью, то среди переселенцев, осевших в центре округа, этого не наблюдается.

В целом же по округу наблюдается постепенное вовлечение в процесс переселения большей части волостей всех уездов Алтайского округа, что привело к заполнению некоторых территорий с дальнейшим их полным или частичным закрытием для переселенцев. Это было характерно для волостей Томского и частично Барнаульского и Бийского уездов. В 1902-1905 гг., в связи с окончательным заполнением переселенческих участков и селений старожилов, на территории Томского уезда не было зарегистрировано ни одного переселенца. Значительно сократилось число открытых для переселенцев волостей Барнаульского уезда. На 1900 г. незаселенными были 73 переселенческих участка общей площадью в 304700 десятин. В этих участках было место для 20318 человек до массовых переселенческих процессов наблюдается относительно равное число прибыли и убыли населения в Барнаульском и Бийском уездах. По Кузнецкому округу число выбывших почти в два раза превышает число прироста его крестьянского населения. Наиболее стабильным является Томский уезд. Эта картина динамики является результатом как внешнего притока, так и внутренних миграций.

В итоге можно сказать, что с 1865 по 1867 гг. прирост крестьянского населения увеличился на 31579 ревизскую душу, в связи с чем численность ревизских душ составила 177272. Мощный приток переселенцев, а отчасти и естественный прирост, дали такую значительную цифру спустя три года после начала массового переселения в Алтайский округ. В целом, на фоне общесибирских показателей интенсивность переселенческих потоков Томской губернии значительно выше средних значений. Миграции были сильным внешним фактором, который оказывал значительное влияние на демографическое состояние населения Алтайского округа. Плотность населения на 1 кв. версту увеличилась с 3,7 чел. в 1897 г. до 4,2 чел. в 1905 г. Это значительный показатель процесса освоения территории, но он не был стабилен, и его дальнейший рост во многом зависел от численности внешних притоков. Здесь свою роль сыграла значительная пространственная протяженность округа, которая предопределила некоторое «растекание» населения по территории. С одной стороны, это способствовало освоению новых земель, а с другой — рассеиванию населения. Так или иначе, но благодаря массовому притоку переселенцев, Алтайский округ, имевший до 1865 г. сравнительно небольшое количество населения, к 1905 г. стал одним из наиболее заселенных регионов Сибири.

В заключении подведены итоги исследования. Проведен источниковедческий анализ по проблеме историко-демографического анализа миграционных потоков, что позволило показать, насколько данный комплекс источников пронизан внутренними связями. Решена проблема определения достоверности сведений первичных и агрегированных источников. Проанализирована достоверность агрегированных данных в сфере конкретного источниковедческого изучения (вместо бытовавших до этого ссылок на историческую традицию в оценке данных и общих логических построений в пользу этой традиции).

Выработаны собственная методика подсчета численности переселенческих потоков, заключающаяся как в выявлении круга достоверных, хотя и не использовавшихся ранее источников, так и в выведении итоговых цифр путем сверки и пересчета большого количества статистических материалов. Автор определяет численность переселенцев в 669492 человека. Проведен сбор погодичных сведений из сводных документов и сопоставление их с данными других источников, что дает возможность скорректировать данные и получить более достоверные сведения или подтвердить уже имеющиеся данные. На основе анализа общей динамики переселенческого движения нами были выделены и рассмотрены четыре периода переселенческого движения на территорию Алтайского округа.

Сделан вывод о том, что миграции обусловили быстрое увеличение и изменение состава населения, что было бы невозможно при тех темпах естественного прироста на Алтае, который отмечался до 1865 г. Проведен пространственный анализ первоначального размещения переселенцев как в целом по округу, так и по его отдельным уездам. Использование компьютерного картографирования позволило уловить характер и специфику изменений в расселении переселенцев за период с 1865 по 1905 гг.

Полученные результаты позволили прийти к заключению о том, что миграции 1865-1905 гг. в значительной степени изменили картину расселения людей в пределах Алтайского округа. Они привели к территориальному перераспределению населения и трудовых ресурсов, что в значительной степени сказалось на характере экономического и демографического развития изучаемого региона.

Определены перспективы дальнейшего исследования, связанные с анализом направлений внутренних миграций, изменением демографической структуры семей переселенцев с течением времени, определение временные критерии понятия «переселенец», создание атласа миграций населения во второй половине XIX – начале XX вв. на территории Алтайского округа.

СПИСОК ОСНОВНЫХ ПУБЛИКАЦИЙ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Владимиров В.Н., Колдаков Д.В., Силина И.Г. К созданию компьютерного атласа истории России начала XX в. // Источник. Метод. Компьютер. Барнаул: Изд-во АГУ, 1996. С. 214-222.

Булыгин Ю.С., Владимиров В.Н., Колдаков Д.В, Силина И.Г., Токарев В.В., Храмков А.А. Историко-картографические исследования на историческом факультете Алтайского государственного университета // Историческая и современная картография в развитии Алтайского региона: Тезисы докладов международной научно-практической конференции 25-26 ноября 1997 г. Барнаул, 1997. С. 59-62.

Владимиров В.Н., Силина И.Г., Храмков А.А. О возможностях исследования истории заселения территории Алтайского округа методами пространственного анализа // Компьютер и экономическая история. Барнаул: Изд-во АГУ, 1997. С. 33-55.

Владимиров В.Н., Колдаков Д.В., Силина И.Г., Токарев В.В. Пространственные аспекты истории Алтая // Круг идей: Традиции и тенденции исторической информатики: Труды IV конференции ассоциации «История и компьютер». М.: Изд-во «Мосгорархива», 1997. С. 92-107.

Владимиров В.Н., Колдаков Д.В., Силина И.Г., Токарев В.В. Компьютерное картографирование как технология исторического исследования // Информационный бюллетень ассоциации «История и компьютер». М., 1997. N 21. С. 132-134.

Володимиров В.М., Силiна I.Г. Комп'ютер в iсторичному картографуваннi: вiд iлюстрацi до аналiзу // Джерелознавчi та iсторiографiчнi проблеми iсторi Украiни. Мова науки. Термiнологiя. Днiпропетровськ, 1997. С. 114-122.

Силина И.Г. К истории картографирования территории Алтайского края // История. Карта. Компьютер. Барнаул: Изд-во АГУ, 1998. С. 114-135.

Владимиров В.Н., Силина И.Г. Историко-пространственные аспекты переселенческого движения на территорию Алтайского округа в конце XIX — начале XX вв. // Информационный бюллетень ассоциации «История и компьютер». М., 1998. N 23. С. 129-131.

Силина И.Г. Историко-демографические аспекты истории населения Алтайского округа с 1888 по 1893 год // Гуляевские чтения. Вып. 1: Материалы первой, второй и третьей историко-архивных конференций. Барнаул, 1998. С. 278-283.

Силина И.Г. Историко-демографические аспекты складывания населения городов Алтайского края в XIX в. // Наука — городу Барнаулу: Тезисы докладов научно-практической конференции 3 сентября 1999 г. Барнаул: Изд-во АГУ, 1999. С. 242.

Владимиров В.Н., Силина И.Г. Историческое компьютерное картографирование — теория и практика // Информационные технологии в гуманитарных науках: Сборник докладов. Казань: Изд-во «Х?тер», 1999. С. 28-34.

Моисеев В.А., Силина И.Г. Этнодемографические аспекты миграционного движения из Казахстана с середины XIX до начала XX вв. // Этнодемографические процессы в Казахстане и сопредельных территориях: Материалы международной конференции (14-15 декабря 1999 г.). Усть-Каменогорск, 1999. С. 23-25.

Владимиров В.Н., Силина И.Г. Размещение переселенцев на территории Алтайского округа в 1889-1905 гг.: историко-картографи–ческий анализ // Круг идей: историческая информатика на пороге XXI века: Труды VI конференции ассоциации «История и компьютер». М.-Чебоксары: Изд-во «Мосгорархив», 1999. С. 174-183.

Владимиров В.Н., Плодунова В.В., Силина И.Г. Метрические книги как источник по истории народонаселения Алтайского края // Компьютер и историческая демография. Барнаул: Изд-во АГУ, 2000. С. 137-164.

Владимиров В.Н., Силина И.Г. Метрические книги как историко-демографический источник // Новые информационные ресурсы и технологии в исторических исследованиях и образовании: Сборник тезисов докладов и сообщений Всероссийской конференции. М., 2000. С. 149-151.

Силина И.Г. Роль переселенцев в формировании демографической структуры населения Алтайского округа (1865-1905 гг.) // Новые информационные ресурсы и технологии в исторических исследованиях и образовании: Сборник тезисов докладов и сообщений Всероссийской конференции. М., 2000. С. 167-168.

Владимиров В.Н., Силина И.Г. Географические информационные системы в историко-демографических и историко-географических исследованиях: теория и практика // Геоинформатика-2000: Труды Международной научно-практической конференции. Томск: Изд-во Том.ун-та, 2000. С. 345-349.

Силина И.Г., Владимиров В.Н. Метрические книги, как источник по экономико-демографическому развитию и территориальному освоению районов Алтайского края в XIX в. // Экономика природопользования Алтайского региона: история, современность, перспективы. Материалы региональной научно-практической конференции. Барнаул: Изд-во АГУ, 2000. С. 35-41.

Силина И.Г. Источники текущего учета демографического состояния населения Алтайского округа втор. пол. XIX — начала XX вв. // Гуманитарные исследования на пороге нового тысячелетия. Барнаул: Изд-во АГУ, 2001. С. 29-32.

Силина И.Г. Метрические книги как источники по историко-демографическим процессам на территории Алтайского округа (края) // Молодежь на пороге XXI века: Материалы второй региональной молодежной научно-практической конференции. Барнаул: Изд-во АГУ, 2001. С. 58-60.

Vladimirov V., Silina I. Historical demography of the southwestern Siberia: computer technologies and methods of research // New methodologies for the new millennium: XV-th International Conference of the Association for History and Computing. 28-31 august 2001. Adam Mickiewicz University, Poznan, Poland. Poznan, 2001. P. 19-20.

Владимиров В.Н., Силина И.Г. Историческая демография юга Западной Сибири: компьютерные технологии и методы исследования // Этнодемографические процессы в Казахстане и сопредельных территориях: Материалы международной научно-практической конференции. Усть-Каменогорск. 2001. С. 78-80.

Силина И.Г. Очерк по историографии истории переселенческих процессов на территорию Алтайского округа со второй половины XIX – начала XX вв. // Проблемы изучения древней и средневековой истории: Сборник научных трудов. Барнаул: Изд-во АГУ, 2001. С. 166-174.