М.Е. Чибисов

Алтайский государственный университет

Приход Михайло-Архангельской церкви с. Тальменка
в первой половине XIX в. (по материалам клировых ведомостей)

После перехода Алтайских заводов и рудников в кабинетскую собственность строительство церквей переходит на казенный счёт. Следует отметить, что до 1747 г. церкви на Алтае возводились на остаточные от горнозаводского производства средства, и наблюдалась острая нехватка храмов. Тобольская консистория буквально "заваливает" Канцелярию Колывано-Воскресенского горного начальства докладными записками, в которых отмечается, что во многих деревнях крестьяне живут некрещеными, хотя раскольниками не являются. В итоге был определен ряд мест, где надлежало построить новые церкви, о чём свидетельствует "Ведомость церквам которые необходимо построить", представленная геодезистом Пименом Старцевым в 1751 г. В их числе и церковь в тогда ещё деревне Тальменской, на тот момент состоявшей из 247 дворов1.

Тальменка была выбрана неслучайно, с началом строительства Барнаульского завода основные пассажирские и грузоперевозки пошли по новому тракту - от Барнаула на Москву и Санкт-Петербург, деревня Тальменская оказалась пристанционным пунктом, в непосредственной близости от деревни Наумовой, где была переправа через р. Чумыш. Эти обстоятельства и способствовали росту Тальменки, а также выбору её как места строительства новой церкви.

К 1753 г. церковь была построена. Об этом свидетельствует "Рапорт Белоярской судной избы Канцелярии Колывано-Воскренского горного начальства о ходе строительства церквей в подведомственных селениях". В Тальменской деревне собор Архистратига Михаила ":построен доверху и потолок настлан и земля наметана"2.

Церковь, видимо, была построена без фундамента, что, как отмечает М.Р. Маняхина, было не редкостью в то время3.

64


Здание было перестроено в 1773 г., уже с фундаментом, именно этот год в клировых ведомостях начала XIX в. указан как дата постройки церкви, кроме этого была построена деревянная колокольня.

Со временем здание ветшает, о чем впервые упомянуто в ведомости за 1837 г.: "церковь деревянная, с таковою же колокольнею, некрепка и имеет наклонение"4. Однако с ремонтом церкви не торопятся, и здание медленно продолжает разрушаться. В ведомости за 1840 г. отмечается, что ":уже и матица нагнулась и имеет трещину, а церковь наклонение имеет на полуденную сторону"5. Данные жалобы священнослужителей еще долгое время оставались без должного внимания, и только в 1849 г. было построено новое здание церкви - деревянное, с такой же колокольней6.

Территорию прихода можно проследить по клировым ведомостям лишь с 1829 г., когда в них стали указываться деревни, входящие в приход данной церкви с численностью их населения, разделенного по сословной и конфессиональной принадлежности.

Приход Тальменской Михайло-Архагельской церкви по состоянию на 1829 г. включал 53 населенных пункта Тальменской, Боровлянской, Чумышской и Белоярской волостей. В него входили село Тальменка, деревни: Анисимова, Новоповалиха, Журавлиха, Наумова, Ганшкино зимовье, Краюшкина, Луговая, Бочкарева, Забродина, Огневая заимка, Выколзова, Новошмакова, Кашкарагаиха, Усть-Татарка, Боброва, Листвянка, Зайцева, Кошелева, Дрянная, Лушникова, Шишкина, Безменова, Усова, Пяткова, Беспалова, Боркова, Шапицина, Шмакова, Казанцева, Загайнова, Новоеловская, Буранова, Новопердунова, Бобровка, Таскаева, Беспалова, Видонова, Старокраюшкина, Пурысева, Воскресенская, Коренева, Яркова, Окулова, Озерки, Старокрайчикова, Старопердунова, Гусева, Шадринцева, Инюшева, Дранишникова, Безбожная, Новокрайчикова с населением 8499 человек, проживавших в 852 дворах7.

Территория прихода не была статична. В 1837 г. в приход включается деревня Курочкина Тальменской волости, в 1840 г. из состава прихода выводится деревня Журавлиха Чумышской

65


волости, а в 1841 г. к приходу добавляется деревня Карагужева Тальменской волости. Эти изменения связаны с удобством доступа к этим населенным пунктам. Деревня Журавлиха была передана Белоярской Петропавловской церкви вследствие лучшего доступа из Белоярской слободы, появление деревень Курочкиной и Карагужевой в приходе Тальменской Михайло-Архангельской церкви объясняется теми же обстоятельствами.

Кардинальные изменения территории прихода были связаны с открытием новых церквей и передачей им населенных пунктов, ранее входивших в приход Михайло-Архангельской церкви.

Так, после основания в 1852 г. Анисимовской Пророкоильинской и в 1856 г. Думчевской Николаевской церквей территория прихода Тальменской церкви по ведомости 1857 г. сократилась с 54 до 30 населенных пунктов с 695 дворами и населением 5839 чел.8 В дальнейшем строительство новых церквей приобретает ещё больший размах. После строительства в 1858 г. Акуловской Вознесенской, в 1859 г. Язовской Вознесенской и в 1860 г. Повалихинской Казанской церквей к 1864 г. в приход Тальменской церкви входило лишь 15 населенных пунктов: непосредственно село Тальменка, а также деревни: Новоперунова, Куликова, Боброва, Кашкарагаиха, Курочкина, Новоеловская, Дранишникова, Наумова, Луговая, Забродина, Выколзова, Таскаева, Казанцева, Староперунова с населением 3233 чел. в 385 дворах9.

Тальменская Михайло-Архангельская церковь была трехкомлектной, и по "Определению о штатах" 1778 г. должна была насчитывать в приходе более 300 дворов, а штат священнослужителей должен был состоять из трех священников, двух диаконов и шести причетников, но полного штата в этой церкви никогда не было. Как отмечает Н.Д. Зольникова, приходы Сибири в конце XVII в. превышали тройную и более нормы10. При постоянном росте населения и расширении территорий приходов крупномасштабное строительство церквей не велось, и, согласно данным Н.А. Миненко, в 40-е гг. XIX в. в Западной Сибири числилось всего 254 православные церкви - по одной на 8673 кв. версты, более чем на 3000 душ м.п.11

66


Тальменский приход полностью соответствует этой тенденции. В 1805 г. при неполном штате клириков он состоял из 897 дворов12, а к 1841 г. их число выросло до 120813. При этом на протяжении всего рассматриваемого периода при церкви никогда не было полного штата священнослужителей.

Динамика изменения численности населения прихода Михайло-Архангельской церкви в отличие от большинства соседних приходов, где наблюдался достаточно стабильный рост, не отличалась устойчивостью и постоянством. Например, резкий прирост (14,8%) населения прихода в 1820 г. сменился таким же резким спадом: с 1821 г. по 1822 г. количество прихожан уменьшилось на 18%. После этого в 1823 г. население прихода вновь резко увеличилось (на 15,7%), за последующие два года оно вновь уменьшилось на 10%. И лишь начиная с 1827 г., общая численность прихожан больше не сокращалась.

Проследить механику всех упомянутых выше изменений по клировым ведомостям не представляется возможным, так как до 1829 г. ведомости представлены в краткой форме, и можно только зафиксировать эти изменения. Но, начиная с 1829 г., когда в клировые ведомости стали вносить информацию о населении прихода с разделением его на категории отдельно по каждому населенному пункту, можно достаточно детально рассмотреть эти процессы. В 1832-1836 гг., прирост населения составил 15,2%. Это произошло в основном за счет резкого роста численности заводских крестьян. Например, в деревне Бочкаревой численность заводских крестьян за этот период увеличилась с 186 до 245 чел., в деревне Борковой - с 126 до 179 чел. Аналогичный процесс наблюдается и во многих других деревнях прихода. Данная ситуация наблюдалась практически во всех приходах Барнаульского духовного правления в 1832-1836 гг., исключение составляли четыре юго-западных прихода: Змеиногорского рудника, Колыванского завода, с. Чарышского и с. Кашинского. В данных приходах число заводских крестьян, наоборот, резко сократилось14. Можно предположить, что они были переселены в северные и северо-восточные приходы, в том числе и в Тальменский Михайло-Архангельский, что и вызвало резкий скачок в последнем численности населения. Достаточно резкий рост

67


количества прихожан Михайло-Архангельской церкви наблюдался в 1841 г. Причиной этого было включение в Тальменский приход деревни Карагужевой с населением 157 чел., а также всех жителей деревни Буранова (143 чел)15. Ранее к рассматриваемому приходу относилась лишь их небольшая часть, остальные относились к церкви, расположенной севернее и не входившей в территорию, подчиненную Барнаульскому духовному правлению.

Соотношение полов церковноприходской общины Тальменского прихода первой половины XIX в. в целом соответствовало положению в других приходах Алтайского горного округа, где число женщин было в среднем больше числа мужчин на 1-2%, и приход не выбивался из общей демографической картины.

Сословный состав населения Тальменского прихода можно проследить только с 1829 г., до этого в клировых ведомостях население прихода разделялось лишь на две категории - прихожане и раскольники.

В первой половине XIX в. приход Тальменской Михайло-Архангельской церкви состоял из следующих категорий населения: заводский крестьяне, заводские мастеровые (служащие и отставные), отставные солдаты, раскольники толка поповщины16 и раскольники федосеевского толка17 (табл.1).

Самой многочисленной категорией паствы Тальменского прихода были заводские крестьяне. В среднем в рассматриваемый период их доля составляла 75,7 % от общего количества населения. Число женщин в среднем было на 4% больше числа мужчин. Второй по численности категорией населения Тальменского прихода были раскольники. Это объясняется тем, что по Барнаульскому округу местами наибольшего сосредоточения старообрядцев считались Тальменская, Боровлянская Чумышская и Верх-Чумышская волости. Именно деревни Тальменской и Боровлянской волости составляли подавляющее большинство населенных пунктов прихода Михайло-Архангельской церкви.

Клировые ведомости этой церкви фиксировали два типа раскольников: федосеевского толка и толка поповщины. Раскольники проживали практически во всех населенных пунктах

68


прихода. Наиболее крупным и ранее сформировавшимся было поморское согласие (частью которого были раскольники федосеевского толка) с центром в деревне Шипициной, где находились раскольничья часовня и соборная молельная, объединявшая ряд староверческих молельных в других районах Алтая. В целом раскольники составляли достаточно большое количество населения: в 1829 г. число раскольников обоего толка составляло 907 чел., или 10,7% населения всего прихода18. С течением времени их количество и доля в населении прихода росли, и в 1844 г. численность раскольников составляла уже 2543 чел. (23,5% населения всего прихода)19. Можно предположить, что помимо естественного прироста старообрядческого населения и переселения с других территорий имели место факты перехода заводских крестьян в старообрядчество, поскольку на протяжении периода при общем росте количества населения наблюдается одновременное снижение числа заводских крестьян и увеличение числа раскольников.

Динамика изменения численности раскольников-федосеевцев и раскольников-поповцев в 1829-1847 гг. несколько различалась. В 1829 г. в приходе было 449 раскольников-федосеевцев и 558 раскольников толка поповщины20, в 1831 г. их число составило 480 и 551 соответственно21. В последующем ситуация стала меняться: в 1833 г. численность всех раскольников снижается (с 1031 до 641 чел.). Но если численность федосеевцев сократилась лишь на 49 чел., то численность поповцев - более чем в 2 раза, с 551 до 210 чел.22 Данную ситуацию можно объяснить тем, что федосеевцы имели на территории прихода свою часовню и их позиции здесь были более устойчивы. Часть поповцев, судя по всему, переселилась юго-западнее, поскольку именно в этот период резко возрастает их число в приходах сёл Малышево и Кашино. После этого сокращения наиболее значительной категорией раскольников становятся федосеевцы. С 1840 г. именно они определяют общую динамику изменения количества раскольников.

Доля мастеровых заводских служащих и отставных мастеровых в Тальменском приходе в этот же период в среднем составляла всего 5,7%, причем, поскольку приход был сельский,

69


зарегистрированы они были лишь в нескольких населенных пунктах, и большинство из них составляли отставные мастеровые. Число мастеровых, проживающих в одном населенном пункте, редко превышало 10 чел., исключением являлась деревня Шипицина, где они составляли большинство, так как она являлась ближайшим к Павловскому заводу населенным пунктом прихода.

Достаточно малочисленной категорией населения в приходе Михайло-Архангельской церкви были мещане. В 1829 г. их было всего 30 чел., проживавших в шести населенных пунктах: Тальменке, Зайцевой, Дрянной, Казанцевой, Анисимовой и Пятковой23. Стоит отметить тот факт, что в деревнях Казанцевой и Зайцевой проживали мещане - раскольники федосеевского толка, что доказывает достаточно сильные позиции старообрядцев на территории прихода. К 1847 г. число мещан в приходе Михайло-Архангельской церкви составляло 72 чел.24

Самой малочисленной категорией населения являлись военные, а именно отставные солдаты. В 1829 г. их в различных населенных пунктах проживало всего 15 чел. обоего пола25. Наибольшее число зарегистрированных в клировых ведомостях отставных солдат было в 1841 г. - 33 чел. обоего пола26. Но в дальнейшем их число резко сокращалось и в 1847 г. на территории прихода их осталось всего 5 чел.27

Таким образом, клировые ведомости дают достаточно полную характеристику прихода Тальменской Михаило-Архангельской церкви в первой половине XIX в. Показывая в динамике изменения территории прихода, а также основные демографические показатели церковноприходской общины, они позволяют выделить, как общие для всего региона, так и особенные для данного прихода тенденции развития.

70


Таблица 1

Доли различных категорий прихожан Михайло-Архангельской церкви
села Тальменка (в процентах от общего количества населения)

Год Раскольников Заводских мастеровых Заводских крестьян Военных Мещан
федосеевцев поповцев
1829 5,29 5,39 7,13 81,31 0,18 0,71
1831 5,52 6,33 3,98 83,39 0,26 0,4
1833 4,69 4,48 5,57 84,69 0,18 0,49
1836 10,15 7,62 5,68 76,07 0,13 0,65
1837 9,68 8,55 5,82 73,9 0,35 0,65
1840 14,18 9,34 6,22 69,81 0,29 0,66
1841 15,56 8,28 6,02 69,5 0,31 0,58
1843 15,95 7,85 5,69 69,56 0,11 0,64
1844 16,4 7,12 5,73 71,14 0,11 0,64
1846 12,36 4,67 5,74 75,47 0,11 0,61
1847 11,3 5,15 5,42 77,87 0,05 0,66

Источники: ЦХАФ АК. Ф. 26. Оп. 1. Д. 306-311, 313, 315, 318, 323, 324.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. ЦХАФ АК. Ф. 1. Оп. 1. Д. 45. Л. 120.

2. ЦХАФ АК Ф. 1. Оп. 1. Д. 26. Л. 212.

3. Маняхина М.Р. История культовой архитектуры Алая XVIII - начала XX вв. Барнаул, 1999. С. 15.

4. ЦХАФ АК Ф. 26. Оп. 1. Д. 310. Л. 81.

5. ЦХАФ АК Ф. 26. Оп. 1. Д. 311. Л. 78.

6. ЦХАФ АК Ф. 26. Оп. 1. Д. 332. Л. 18.

7. ЦХАФ АК Ф. 26. Оп. 1. Д. 306. Л. 83-89.

8. ЦХАФ АК Ф. 26. Оп. 1. Д. 332. Л. 21-31.

9. ЦХАФ АК Ф. 26. Оп. 1. Д. 343. Л. 69-70.

10. Зольникова Н.Д. Сибирская приходская община в XVIII веке. Новосибирск, 1990. С. 204-205.

11. Миненко Н.А. Массовые источники по демографии крестьянского двора XVIII - первой половины XIX веков.// Источниковедение и археография Сибири. Новосибирск, 1977. С. 56.

12. ЦХАФ АК Ф. 26. Оп. 1. Д. 294. Л. 1.

13. ЦХАФ АК Ф. 26. Оп. 1. Д. 313. Л. 44.

14. ЦХАФ АК Ф. 26. Оп. 1. Д. 308, 309.

15. ЦХАФ АК Ф. 26. Оп. 1. Д. 313. Л. 41-43.

16. Раскольники толка поповщины - старообрядцы признающие священство и имеющие своих священников.

17. Раскольники федосеевского толка - выделились из поморского согласия в начале XVIII в. на почве строгого следования старым культам и бытовым нормам, от которых поморское согласие постепенно отходило.

18. ЦХАФ АК Ф. 26. Оп. 1. Д. 306. Л. 85-89.

19. ЦХАФ АК Ф. 26. Оп. 1. Д. 318. Л. 61-65.

20. ЦХАФ АК Ф. 26. Оп. 1. Д. 306. Л. 85-89.

21. ЦХАФ АК Ф. 26. Оп. 1. Д. 307. Л. 125-129.

22. ЦХАФ АК Ф. 26. Оп. 1. Д. 308. Л. 122-126.

23. ЦХАФ АК Ф. 26. Оп. 1. Д. 306. Л. 85-89.

24. ЦХАФ АК Ф. 26. Оп. 1. Д. 324. Л. 172-178.

25. ЦХАФ АК Ф. 26. Оп. 1. Д. 306. Л. 85-89.

26. ЦХАФ АК Ф. 26. Оп. 1. Д. 313. Л. 40-44.

27. ЦХАФ АК Ф. 26. Оп. 1. Д. 324. Л. 172-178

.

Вернуться к содержанию