Из личного фонда
Михаила Андреевича Юдина (1910–?)

М.А. Юдин, б/г.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1. Д. 1. Л. 4.

Михаил Андреевич Юдин, 1910 г. рождения, уроженец Симбирской губернии. В 1940 г. окончил Новосибирский инженерно-строительный институт им. В.В. Куйбышева, архитектурный факультет. Прошел войну, за боевые подвиги награжден правительственными наградами. После демобилизации из рядов Советской Армии поступил в Новосибирский инженерно-строительный институт на преподавательскую работу. В 1968 г. защитил кандидатскую диссертацию.


191


М.А. Юдин с 1947 г. в течение многих лет занимался изучением архитектуры и строительства Колывано-Воскресенских, Нерчинских и, частично, Уральских заводов XVIII–XIX вв. Им были обследованы старые заводские площадки, их постройки и гидротехнические сооружения на Алтае, в Нерчинском горном округе и, частично, на Урале. В ходе этих обследований были сделаны зарисовки, обмеры фасадов, архитектурно-конструктивных элементов зданий, произведены раскопки фундаментов и т.д. Изучались архивные документы, хранящиеся в Новосибирском, Барнаульском, Читинском, Омском, Свердловском и центральных архивах.

Собранные материалы по истории зодчества Сибири XVIII–XIX вв. переданы в госархив края в 1986 г. В личный фонд (ФР. 1658) вошли: кандидатская диссертация на тему «Особенности промышленного зодчества Сибири XVIII–XIX вв.», три альбома с рисунками, натуральными снимками, фотографиями с реконструкций М.А. Юдина; коллекция негативов и фотоснимков архивных картографических документов и реконструкций автора, сохранившихся сооружений Барнаульского, Гурьевского, Павловского, Нижне-Сузунского заводов и Колыванской шлифовальной фабрики за 1947–1950 гг.

В сборник включены материалы из кандидатской диссертации М.А. Юдина о Барнаульском заводе с момента его строительства, описания зданий и сооружений на его территории, фотографии или реконструкции этих объектов. Иллюстрированный материал приведен с аннотациями и датировкой автора.

Н.И. Разгон

N 1

Принципы выбора промышленных площадок для заводов

1966 г.

[:]

Алтайские и отдельные Нерчинские заводы являлись вододействующими. Они имели большие и маленькие заводские пруды, служившие основными источниками механической энергии предприятий. Пруды образовывались земленасыпными плотинами, размеры которых достигали несколько сот метров в длину. Так, например, плотина Барнаульского завода имела длину 524 метра.


192


Плотины строились исключительно на малых реках с небольшим расходом воды, как, например, реки Белая, Барнаул, Змеевка, Касмала, Нижний Сузун, Томь-Чумыш. Они имели расходы в межень 0,5–3,0 м3/сек. и в период паводка 50–60 м3/сек. Место для плотины выбиралось с таким расчетом, чтобы берега реки были достаточно высокими и крутыми. Вверх по течению реки очертание берегов должно быть наиболее благоприятным, способствовавшим образованию крупного и глубокого водохранилища.

Плотина со всеми гидравлическими сооружениями стоила, примерно, в два раза дороже заводских построек. Заводские плотины нередко в весеннее время подвергались разрушению. Первоначальные издержки и эксплуатационные расходы были решающими факторами при выборе заводской площадки. Так, в инструкции, составленной в 1774 году Иваном Чернициным для производства рекогносцировки места для Алтайского* завода строителю Дорофею Головину, говорилось: «: при речке Черепанихе-Глубокой при самом сим прилежно осмотреть и искать способное для построения: трех для свинцовой плавки плавильных печей: настоящую плотину строить требует большого расхода, то вам прилежно найти такое место, где по крутости течения для трех вододействующих колес на недалеком расстоянии, воду провести можно было через флютверг».

Плотины строились обычно при условии, когда существовала полная уверенность в том, что завод обеспечен рудой, топливом на длительный срок. Так были построены Колывано-Воскресенский, Барнаульский, Павловский, Нижне-Сузунский, Томский, Гурьевский заводы. [:]

Месторасположение основных цехов завода назначалось в зависимости от типа гидросиловых устройств. При плотинной схеме фабрика располагалась при нижнем бьефе, в пойме реки или на одном из ее берегов. [:]

Производственные цехи (плавильные фабрики) этих заводов были расположены вдоль общего водопроводного канала с небольшими регулирующими прудами, на некотором расстоянии друг от друга. Вследствие этого образовался своеобразный, небольшой каскад гидросиловых установок заводов, который позволял максимально использовать потенциальную энергию водного потока.

Почти до середины XIX века на всех уральских и сибирских металлургических заводах плавку руд производили на древесном угле. Поэтому заводская площадка выбиралась в районе лесного


193


массива или в непосредственной близости от него. Перевозка угля от места выжига до завода допускалась на расстояние не более 70–75 километров. Лучшим топливом считался уголь, полученный от сосновых дров.

Поэтому при рекогносцировке места строительства завода определялись запасы леса и строительных материалов. [:]

Кроме того, лес являлся основным строительным материалом. Почти до начала XIX века все крупные заводские здания строились из дерева.

При выборе площадки учитывалось также наличие поблизости других материалов, необходимых для постройки и работы завода: огнеупорного (горного) камня, белых и обыкновенных глин, песка и известняка.

К числу технических условий, определявших выбор площадки, относилось требование максимального приближения завода к источникам сырья – рудникам.

[:]

Вместе с тем требование приближения завода к рудникам во многих случаях не выполнялось. Некоторые заводы были удалены от рудников на сотни километров (Барнаульский, Павловский и Нижне-Сузунский заводы). Эта оторванность оправдывалась, главным образом, условиями обеспечения заводов гидроэнергией, топливом и строительными материалами.

Наличие удобных сухопутных и водных транспортных путей для доставки сырья, топлива, различных строительных и подсобных материалов, а также вывоза готовой продукции являлось немаловажным, определяющим фактором при решении вопроса выбора места завода. [:]

На выбор заводской площадки существенное влияние оказывали природные условия: затопляемость местности, геология, рельеф.

Степень затопляемости изучалась в связи со стремлением обезопасить заводскую площадку от стихийных бедствий, так как бурные, многоводные весенние паводки причиняли огромный ущерб заводским предприятиям. Разрушения были настолько велики, что иногда заводы приходилось восстанавливать в течение нескольких месяцев. Так, например, в мае месяце 1793 года Барнаульский и Павловский заводы сильно пострадали от большого наводнения рек Барнаул и Касмалы. В результате этой катастрофы были разрушены многие каменные здания, заводские плотины и сильно повреждены производственные цеха, вследствие чего Барнаульский и Павловский заводы продолжительное время не работали.


194


Барнаульский завод, расположенный в устье реки Барнаул, впадающей в реку Обь, со времени его основания очень часто подвергался разрушительным наводнениям. В своей практической деятельности строители стремились избегать повторения подобных ошибок. [:]

ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1. Д. 2. Л. 61–67. Машинописный подлинник.

N 2
Описание Барнаульского завода первой половины XVIII–XIX веков

1966 г.

[:]

Барнаульский завод представлял собой крупное предприятие, оснащенное многочисленными цехами. Об этом свидетельствует опись заводов, составленная при передаче их в ведомство Кабинета, и план Барнаульского завода от 1748 года.

Завод имел обширный заводской пруд, образованный крупной по тому времени плотиной. Земленасыпная плотина, укрепленная дерном и «сланью», имела два прореза – вешняный (водоспуск) и ларевой (рабочий).

Слева от водоспуска возле плотины располагалась плавильная фабрика с деревянными забранными в столбы стенами. Медеплавильная фабрика размерами на плане 85,3х16 метров имела деревянную тесовую крышу, завершенную вверху вентиляционным фонарем, противопожарными мостками и перилами.

Вблизи основного производственного корпуса размещался ряд вспомогательных цехов: меховая, сушильная фабрика, пильная, хлебная, толчейная мельница, кузница, склады и т.д.

Как видно из плана Барнаульского завода, в 1830-х годах: многие производственные и административно-хозяйственные здания располагались по периметру строго очерченного контура заводской территории. Количество вспомогательных цехов с ручным производством было сокращено до минимума путем блокирования, при сохранении их прежнего месторасположения. Такая рациональная планировка промышленной площадки способствовала комплексному решению как отдельных зданий, так и завода в целом.

В соответствии с общим архитектурно-планировочным замыслом, главные фасады основных цехов, обращенные в сторону

195


производственной территории, решались в едином архитектурном стиле, с применением выразительных декоративных средств. Все производственные и гражданские здания составляли единый ансамбль завода и города. Об этом дает некоторое представление общий вид бывшего Барнаульского завода и прилегающей части города 1927 года.

[:]

С расширением производства завода увеличивалось заводское население, рос его поселок. Из плана Барнаульского завода, составленного в 1748 году, видно, что поселок состоял из трех улиц, которые располагались одна на правом и две на левом берегу реки. Все улицы шли параллельно общему направлению береговой линии поймы реки Барнаул. При первоначальном линейном рисунке жилых порядков ясно выражены зачатки регулярной прямоугольной системы уличной сетки и кварталов. Этот линейный прием получил свое яркое выражение в последующей быстро растущей застройке завода.

По плану завода (1750–1760) поселок имел пять параллельных улиц, вытянутых вдоль левых берегов заводского пруда и поймы реки Барнаул. Эти улицы, длиною более 2,5 километров, пересекались переулками, тем самым образовывались прямоугольные кварталы. Прямые улицы, геометрически правильные кварталы помимо удобств придавали городу красивый вид.

В середине 70-х годов XVIII века рабочий поселок Барнаульского завода превратился в крупный населенный пункт – горный город Барнаул. Э. Лаксман, посетивший Барнаул в 1764 году, застал его красивым городом с прямыми улицами, имевшими около 1000 домов, 3 церкви, аптеку и ряд административных зданий.
В 1771 году в Барнауле проживало 2846 ревизских душ. По численности населения Барнаул был больше любого города Московской губернии, уступая только Москве*.

Жилые порядки с каждым годом умножались численно и росли в длину, возникали новые ряды регулярных улиц. Эта регулярная сетка улиц увязывалась с природным рельефом местности, с очертанием береговых линий рек Оби и Барнаул, а также с четкой прямоугольной формой производственной территории завода.

Заводская администрация и строители, руководствуясь известными указами Петра I о «красных линиях», о пожарном разуплотнении городской застройки, внимательно следили за строительством


196


города. Так, опасаясь возникновения пожара, в 1785 году провели реконструкцию тесной застройки производственной территории и прилегающей части города. В состав проведенных противопожарных мер входили: расширение заводской площади в два раза, за счет увеличения ее ширины, удаление всех жилых домов мастеровых, примыкавших к заводской ограде, упорядочение городской застройки, окружавшей завод. [:]

В соответствии с именным указом был разработан «специальный» проект планировки и застройки горного города Барнаула. Копия этого проекта была доставлена на завод в 1787 году.

Утвержденный Кабинетом план казенного и партикулярного строения Барнаульского завода имел регулярную планировку, которая учитывала исторически сложившуюся сетку улиц и кварталов. В этом проекте планировки предусматривалось направление новой застройки, преимущественно на северо-запад, определены главные и второстепенные улицы, укрупнены кварталы, очерчены городские площади, упорядочена застройка правобережного района города, четко выделен завод как главный элемент всего комплекса. Вдоль северо-восточной ограды завода проходила широкая улица (в 80 м), которая выходила к главной городской Соборной площади.

По «апробированному» плану город большей частью находился на левой стороне речки Барнаул. Основные улицы, шириною 21–25 метров, располагались вдоль береговой линии. Перпендикулярно к ним проходили второстепенные улицы (переулки) шириною до 15 метров, многие из которых выходили к заводу, пруду и к реке. Один из этих переулков, по которому шла дорога в Петербург и на Нерчинские заводы, имел значительную ширину – 42 метра. Эта улица, называемая Московской, пересекавшая город в поперечном направлении, стала важной городской магистралью (прошлого) горного города и сохранилась в плане настоящего краевого города Барнаула.

Необходимо отметить весьма удачную композицию уличной сетки, которая хорошо отвечала функциональным требованиям и местным природным условиям. Расположение улиц и переулков в двух взаимно перпендикулярных направлениях обеспечивало удобную, короткую связь между жилыми районами города, заводом и с водоемами. Вместе с тем поворот уличной сетки относительно севера на 450 ориентировал основные улицы вдоль господствующего юго-западного ветра. Это имело большое значение в отношении борьбы со снегозаносами. Снеговой покров в Барнауле на открытой местности составляет более 80 см в год.


197


Жилые здания должны были располагаться вдоль основных улиц через 21 метр. О характере застройки улиц и кварталов дает ясное представление рисунок вида города Барнаула начала XIX века. В плане Барнаульского завода, разработанном столичными архитекторами, запроектированы 72 жилых квартала разных размеров, три площади – Соборная, Торговая и Сенная.

Строительство города шло в соответствии с утвержденным планом. Это хорошо подтверждается съемочным планом города, выполненным в 1807 году.

К 40-м годам XIX века городская застройка вышла за рамки апробированного плана. В южной части городской территории возник крупный жилой район с радиальным направлением основных улиц, расположенных параллельно береговой линии реки Оби.

В результате этого завод оказался в городе. Производственные цехи, гидротехнические сооружения и обширный заводской пруд составили главную планировочную ось горного города Барнаул.

В максимальном приближении селитьбы к предприятию заложено рациональное зерно. В этом случае обеспечивается хорошая функциональная связь, представляется возможность создания единого архитектурного ансамбля завода и города.

Учитывая уровень развития производственной техники того времени, такое расположение завода имело резко отрицательную сторону. Жилые районы города находились под постоянным воздействием производственных вредностей, выбрасываемых сереброплавильными цехами завода.

Необходимо отметить, что полное пренебрежение к санитарным требованиям в планировке населенных мест, генеральных планах предприятий и производственных цехов было характерно не только для заводов Сибири, но и других промышленных районов России того времени. [:]

ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1. Д. 2. Л. 79–80, 86–91. Машинописный подлинник.


198


План Барнаульского завода. 1743 г.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1-н. Д. 23.

Барнаульский завод-крепость А. Демидова. 1747 г.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1-н. Д. 1.


199


План Барнаульского завода. 1750–1760 гг.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1-н. Д. 21.

План Барнаульского завода. 1751 г.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1-н. Д. 18.


200


Выкопировка из «Чертежа Барнаульского завода и его угодий». 1757 г.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1-н. Д. 22.

План Барнаульского завода. 1768 г.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1-н. Д. 17.


201


Проект планировки горного г. Барнаула. 1787 г.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1-н. Д. 25.


202


План горного г. Барнаула и завода. 1807 г.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1-н. Д. 26.

План г. Барнаула. 1820 г.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1-н. Д. 24.


203


Генеральный план Барнаульского завода. 1827–1830 гг.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1-н. Д. 15.


204


N 3
Предзаводская площадь

1966 г.

Предзаводская (Демидовская) площадь. 1928 г.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1. Д. 2. Л. 93.

[:] Из всех площадей г. Барнаула наиболее значительной была предзаводская площадь. Она имела прямоугольную форму в плане размерами 140х210 метров. Эта форма органически вытекала из прямоугольной системы уличной сетки города.

Наличие предзаводской и Соборной площадей, соединенных друг с другом небольшой по длине Петропавловской улицей, обеспечивало тесную планировочную и функциональную связь города с заводом.

Предзаводская площадь складывалась постепенно. Из плана Барнаульского завода, относящегося к 10-м годам XIX века, видно, что она не имела четко очерченного правильного плана. В это время на юго-западной границе площади находилось деревянное здание госпиталя «о восьми палатах», а на противоположной стороне размещались горное училище и ряд жилых домов заводской администрации. В таком состоянии предзаводская площадь находилась до конца 1820-х годов.

Упорядочение площади было начато в 1819 году строительством одноэтажного каменного здания госпиталя, по указанию П.К. Фролова. Идея комплексной застройки площади, видимо,


205


сло-жилась у П. Фролова давно, в период, когда он являлся главным чертежником Колывано-Воскресенских заводов. По роду своей службы он занимался составлением чертежей рудников, планов заводов, производственных и гражданских зданий. Будучи прекрасным чертежником и неплохим художником, Фролов не мог не обратить внимания на неудачное решение площади.

Только со вступлением в должность начальника Колывано-Воскре-сенских заводов П. Фролову представилась реальная возможность осуществить давно задуманный проект застройки площади. В одном из ходатайств, посланном в 1820 году в Кабинет, П.К. Фролов писал: «: решил я привести в исполнение предписание, данное еще в 1785 году генерал-майором Саймоновым бывшему начальнику здешних заводов Г. Качке, о построении со стороны казны богадельни, : для чего и составляется мною положение». Свой замысел этой застройки с предельной ясностью изложил в донесении, посланном в 1825 году графу Гурьеву, управляющему Кабинетом Царского двора в связи с намеченным им возведением на площади монумента, посвященного увековечиванию даты 100-летия Колывано-Воскресенских заводов. Свой проект П. Фролов с завидной настойчивостью осуществил в натуре при участии архитектора Я. Попова. [:]

Предзаводская площадь была застроена административными и общественными зданиями и являлась центром деловой жизни Барнаульского завода. По первоначальному проекту на площади предполагали построить здания горного училища с горно-сиротским отделением, госпиталя и инвалидного дома (богадельни). Строительство

Решетка Барнаульского завода. Реконструкция М.Юдина
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1. Д. 2.Л 99.


206


этих зданий было начато в 1819–1830 годах. Позднее проект застройки был изменен, в результате чего вместо горного училища построено здание Алтайского горного правления, а вместо инвалидного дома возведено здание окружного училища. Эти двухэтажные здания, расположенные по трем сторонам площади, образовали полузамкнутое пространство. Четвертая, открытая сторона площади, оформлялась чугунной решеткой и деревьями.

Компактные объемы здания госпиталя, окружного училища, свободно обозревались с различных точек предзаводской площади. Симметричные фасады этих зданий акцентированы крупными четырехколонными портиками дорического ордера.

В решении предзаводской площади был использован выразительный архитектурный элемент – обелиск. Проект монумента, по всей вероятности, составлен П.К. Фро-ловым.

Гранитный обелиск высотой в 21 м был сооружен в 1831–1839 годах в честь столетия Колывано-Воскресенс-ких заводов. Он расположен в геометрическом центре площади. Выбор места для него сделан с учетом характера окружающей застройки и композиционных особенностей монумента. В рапорте начальника Колывано-Вос-кресенских заводов об этом писалось следующее: «:мес-то для постановки оного избрано на площади, с одной стороны которого находится каменный двухэтажный госпиталь: с другой – водопроводный канал из заводского пруда, отделенный от площади чугунной решеткой, через которую открывается вид на все заводское устройство, с третьей – каменная же заводская богадельня с церковью:».

Обелиск 100-летия Колывано - Воскресенских заводов. 1928 г.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1. Д. 2.Л 96.


207


Обелиск являлся средством организации площади; он усиливал впечатление равновесия площади, центрировал ее. Обелиск закреплял одну из главных поперечных магистралей города – Конюшенную улицу. Вертикаль обелиска также хорошо обозревалась со стороны нагорного района города.

Одновременно с застройкой предзаводской площади реконструировались основные производственные сооружения завода, перестраивалась Петропавловская улица.

Петропавловская улица, являвшаяся важной магистралью завода и города, была застроена простыми по форме заводскими зданиями. В 1836–1838 гг. участок улицы, примыкавший к заводу, был реконструирован архитектором Я. Поповым. Широкие разрывы между зданиями заводской конторы, архива и Главной чертежной Колывано-Воскресенских заводов заполнены глухими каменными оградами с двухколонными портиками, объединяющими три здания в единую сложную композицию с центральной и боковыми осями симметрии. Кроме устройства оград также было перестроено здание архива.

Фасад каменной ограды главной химической лаборатории Барнаульского завода. 1848 г. Арх. Я.Н. Попов.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1-н. Д. 35.


208


В 1844–1848 гг. на противоположной стороне этой улицы построено здание Главной химической лаборатории и реконструировано здание аптеки. Все эти здания имели компактные объемы, симметричные фасады, решенные в одном стиле. В результате этой реконструкции Петропавловская улица получила законченное архитектурное решение.

Выразительность архитектурного ансамбля Барнаульского завода в значительной степени усиливалась обилием зеленых насаждений.

По периметру производственной площадки были посажены высокорастущие деревья (тополь, ива, береза). В северо-восточной части заводской площадки, начиная от реки Барнаул до Петропавловской улицы, располагался заводской сад. Зеленые насаждения имелись также возле зданий горного училища, горного правления и госпиталя.

Вдоль главной, Московской улицы размещалась широкая зеленая аллея, делившая ширину улицы на две самостоятельные проезжие части. Такая же аллея помещалась на середине улицы, примыкавшей к северо-восточной заводской ограде. Зеленые насаждения, как видно из планов, размещались с учетом направления господствующих юго-западных ветров, так как наряду с архитектурно-художественным значением зелень защищала жилые районы, примыкавшие к заводу, от производственных вредностей – дыма, газов и пыли.

Город Барнаул того времени был самым зеленым городом Западной Сибири.

[:]

ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1. Д. 2. Л. 91, 92, 98, 100–101. Машинописный подлинник.

План и фасад главной химической лаборатории Барнаульского завода. 1844-1848 гг. Арх. Я.Н. Попов.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1-н. Д. 34.


209


Схема застройки заводской площади Барнаульского завода. 1827–1829 гг.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1. Д. 6. Л. 52.


210


N 4

Первая плавильная фабрика
Барнаульского завода 1751–1809 годов

1966 г.

Наглядной иллюстрацией планировки двухпролетных основных цехов являются планы первой плавильной фабрики Барнаульского завода, составленные в 1751 и 1768 годах.

Как видно из этих планов, производственный корпус завода имел два пролета разных размеров. Ширина большого пролета в плане за 1751 год равнялась 17,0 метра, а в плане за 1768 год она составляла 19,2 метра. Меньший пролет в 5,7 метра был одинаков в обоих планах.

Плавильный зал, занимавший большой пролет, включал 12 печей и 3 горна. С тыльной стороны печей располагались 3 камеры вододействующих колес с фабричной трансмиссией. Перед печами находилась обслуживающая площадка.

План первой плавильной фабрики Барнаульского завода. 1751 г.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1. Д. 2. Л. 136.

Меньший пролет занимался «шихтплацами», складами полуфабриката и фабричных инструментов.

Необходимо отметить, что план за 1768 год отличается большей технологической, планировочной и конструктивной целесообразностью. В цехе максимально расширено внутреннее пространство плавильного отделения за счет более экономичной компоновки технологического оборудования (печей, мехов, трансмиссии) и увеличения ширины пролета. Кроме того, мелкие подсобные помещения и участки объединены в крупные. Все это обеспечивало удоб


211


План первой плавильной фабрики Барнаульского завода. 1768 г.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1. Д. 2. Л. 136.

ную работу производства и позволило создать четкий, простой по форме план производственного корпуса.

Плавильный зал размерами 19,2х115 метров (17,2х110 м) перекрывался вальмовой крышей с крутыми скатами. Шихтарник и вспомогательные помещения имели односкатное покрытие, образованное как бы продолжением скатов основной крыши фабрики. Повышенный объем зала завершался вверху вентиляционным фонарем с противопожарными мостками. Кроме того, на крутых скатах крыши размещались слуховые окна, предназначавшиеся, как и фонари, для отвода дыма, газов из плавильного отделения.

Технические элементы крыши наряду с прямым назначением придавали внешнему виду корпуса плавильной фабрики своеобразный производственный характер.

Деревянные фабрики N 1 и N 2 Барнаульского завода в течение длительного времени многократно перестраивались. Тем не менее удачно скомпонованные планы фабрики, хорошо привязанные к производственной площадке, к гидротехническим сооружениям, были сохранены до конца существования завода.

В октябре 1808 года возникшим пожаром была уничтожена уже ветхая вторая плавильная фабрика. В 1809 году по решению заводской администрации одновременно приступили к строительству новых каменных корпусов первой и второй плавильных фабрик завода. В связи с предполагаемой перестройкой, в 1808 году были составлены чертежи фабрик «прежнего расположения».

Из чертежа, составленного в 1808 году, видно, что прямоугольный план первой плавильной фабрики размерами 22,9х128 метров имел два разных пролета. Большой пролет размером 17,1 метра


212


вмещал 12 плавильных печей, два извлекательных, два разделительных и три разливочных (непрерывной разливки) горна. Фабрика была оборудована тремя вододействующими колесами с ящичными воздуходувными установками. В малом пролете шириною в 5,8 метра находился шихтарник, «в котором производится настилка руды», и кладовые для разных «заводских припасов и инструментов». Большая часть стен кладовых была выложена из кирпича.

По главному фасаду расположены небольшие прямоугольные окна, четверо ворот размерами 2,75х2,13 метра и слуховые окна. Крыша плавильного зала завершалась ходовыми мостками с перилами. Все элементы фасада: световые проемы, ворота, слуховые окна – расположены как бы случайно, на разных интервалах, на самостоятельных осях. Их положение почти не согласуется с положением печей. Это несоответствие, видимо, объясняется частым и не всегда качественным ремонтом. [:]

ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1. Д. 2. Л. 137–139. Машинописный подлинник.

План и фасад первой плавильной фабрики Барнаульского завода. 1827 г. Арх. Л. Иванов.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1-н. Д. 4.


213


Вид бывшей первой плавильной фабрики Барнаульского завода. 1927 г.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1. Д. 5. Л. 14.

N 5

Вторая плавильная фабрика Барнаульского завода

Вторая плавильная фабрика представляла собой двухпролетное здание длиною 87,4 метра и размерами пролетов 17,4х6,4 метра. Прямоугольный плавильный зал вмещал 18 плавильных печей и столько же клинчатых воздуходувных мехов. В отличие от других фабрик, здесь воздуходувное отделение решено предельно компактно за счет размещения трансмиссии под мехами, что дало возможность уширить обслуживающую площадку и разместить на ней небольшие промежуточные склады отходов производства – «соки». Меньший пролет как обычно занимался шихтарником.

Фасад имел строго симметричное решение. Против двух средних камер «водяных колес» располагались широкие ворота, которые чередовались с группами прямоугольных окон. Конструктивной основой так же, как и первой фабрики, был деревянный каркас, заполненный брусьями в виде горизонтальной забирки.


214


План реконструкции второй плавильной фабрики Барнаульского завода. 1838 г.
Арх. И. Злобин.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1-н. Д. 6.

План и фасад второй плавильной фабрики Барнаульского завода. 1820-е гг.
Арх. А. Молчанов.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1-н. Д. 7.


215


Как показало исследование, композиция плана производственных зданий была хорошо увязана с особенностями участка. Так, при наличии протяженного участка производственный корпус почти всегда имел прямоугольный план, как, например, у фабрик Барнаульского завода. В стесненных условиях (при небольшой длине плотины) планы основных цехов принимали более сложную форму.

[:]

ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1. Д. 2. Л. 139–140. Машинописный подлинник.

N 6

Описание вспомогательных зданий
Барнаульского завода: кузница, весовая, пильные
мельницы, бумажная фабрика, стеклянный завод

План и фасад кузницы Барнаульского завода. 1807 г.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1. Д. 5. Л. 29.


216


Здание кузницы Барнаульского завода объединяло в своем корпусе ряд подсобных предприятий: кузницу, слесарную, инструментальную и «пробирную». Кузница имела строго симметричный план размерами 17,7х17,1 метра. В средней части плана находилось кузнечное отделение с 4-мя кузнечными горнами. В левой части здания две небольшие комнаты занимались слесарным цехом, третье помещение отводилось под инструментальное отделение.

В правом конце кузнечного корпуса располагалась лаборатория, оборудованная одним плавильным горном. Она была изолирована от остальных цехов и имела самостоятельный выход через тамбур, расположенный на главном фасаде в форме восьмигранного павильона.

Архитектурное оформление здания соответствовало внутренней планировке. Поперечные стены и дверной проем кузницы были отмечены рустами. Прямоугольные окна оформлялись простыми наличниками и надоконными вставками. Контраст белых рустов и вставки с неоштукатуренной гладью кирпичных стен придавал фасаду своеобразную красоту.

Эти скромные постройки проектировались и строились заводскими строителями, воспитанниками горных училищ. По мере своих сил и возможностей они старались оформлять вспомогательные здания в одном стиле архитектуры с основными производственными сооружениями.

К числу вспомогательных зданий заводов относились также «важни» – весовые. Они являлись местом приема руды, взвешивания металла и т.д. Планировочное и архитектурное оформление весовой определилось ее значительной ролью в общем производственном потоке завода.

Весовая Барнаульского завода, построенная в конце XVIII века, представляет собой открытый двухпролетный навес размерами в плане 8х18 метров и высотою до карниза 5,5 м. Ее конструктивной основой являлись столбы размерами 1,1х1,1 м. Столбы, расположенные по периметру плана, завершались полуциркульной аркадой. Столбы и арки были возведены из красного кирпича размером 300х150х60 мм на известковом растворе. Цоколи столбов облицовывались чугунными плитами размерами 72х72х2 сантиметра. Плиты крепились в кладке с помощью железных болтов диаметром 15 мм. Весовая завершалась двухскатной деревянной крышей. Столбы на фасаде трактовались как колонны большого ордера, снабженные капителями и базами своеобразного рисунка. Арки обработаны архивольтами с замковыми камнями. Карниз был обогащен зубчиками.


217


План и фасад «важни» Барнаульского завода.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1. Д. 5. Л. 30.

Равномерный ритм столбов, их масштаб и арки создавали облик выразительного производственного сооружения, гармонировавшего с окружающей его заводской застройкой.

Пильные мельницы – лесопилки строились на многих сибирских заводах. Они удовлетворяли нужды предприятий в пиломатериале (в тесе, брусьях), необходимом для строительства новых и ремонта старых заводских зданий и сооружений.

Лесопилки представляли собой деревянные двухэтажные здания каркасной конструкции. В первом этаже находилось


218


вододействующее подливное колесо. На втором этаже производилась распиловка леса.

Каждая такая мельница имела по две пилорамы, которые располагались возле наружных продольных стен здания. Верхние концы рам подвешивались к коромыслу, расположенному в повышенной части двухскатной крыши. Концы пилорам имели петлеобразные окончания. За эти петли кулачками вращающегося вала колеса пильные рамы протягивались вниз по очереди.

Бревна подавались на распиловку при помощи специальных устройств, состоящих из «саней»-рам с валками и зубчатыми шестернями. Цикличное движение пильных рам приводило во вращение эти шестерни, которые в свою очередь продвигали «сани» с бревном к пилораме.

Пильные мельницы располагались на территории завода возле сливного моста плотины или в русле отводного канала гидросиловых устройств плавильных фабрик. В первом случае уровень пола второго этажа совпадал с верхом плотины, что исключало устройство специального моста для подъема бревен на распиловку. При расположении лесопилки на горизонтальной площадке строились специальные деревянные пандусы, которые размещались в торцах здания. При помощи специального привода, действовавшего от водяного колеса, по одной из этих наклонных плоскостей бревна поднимались на второй этаж мельницы. Готовый пиломатериал опускался на уровень земли по второму противоположному пандусу.

Пильные мельницы строились по единым планировочным и конструктивным схемам. Прямоугольные их планы имели длину 15,6–25,6 метра, а ширину 8,5–10 метров. Высота этажей принималась в 2,8 метра.

Несущий каркас здания мельницы обшивался тесом. Иногда «пристрой» водяного колеса отапливался, а поэтому его стены выполнялись из деревянных брусьев.

Для Барнаульского завода 20–30 годы XIX века ознаменовались широким размахом строительных работ. В это время была сделана попытка построить при заводе бумажную фабрику.

В распоряжении П.К. Фролова в феврале 1822 года, данном заводскому механику П.Г. Ярославцеву, говорилось: «По большим расходам, которые выходят на бумагу для канцелярий и для других мест предположил... завести в Барнауле бумажную фабрику на заводской щет...».

Для этого П.Г. Ярославцеву предлагалось изучить способы изготовления бумаги в России и за границей, составить смету на


219


строительство этой фабрики производительностью – «годовой пропорции» – 1500 пищей и 10 картонной стоп.

В распоряжении П.К. Фролова относительно выбора места для этого предприятия говорилось: «Фабрика назначается в Барнауле деревянная на том месте, где ныне находится старая пильная мельница, с тем, чтобы на нижнем этаже был механизм и вся работа бумаги, а в верхнем сушильня:».

Если технологическую часть фабрики разрабатывал П. Ярославцев, то архитектурно-строительный проект был составлен в 1822 году заводским архитектором А.И. Молчановым.

Бумажная фабрика представляла собой деревянное двухэтажное здание размерами в плане 13,1х21,34 метра. Стены здания должны были покрываться штукатуркой.

План и фасад бумажной фабрики Барнаульского завода (проект). 1822 г.
Арх. А. Молчанов.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1. Д. 5. Л. 33.

Прямоугольный план фабрики делился одной продольной и двумя поперечными стенами на ряд помещений, причем среднее несколько шире крайних.


220


В соответствии с планом средняя часть фасада выделена ризалитом, завершенным треугольным фронтоном. Она отмечалась также тремя крупными прямоугольными окнами, оформленными на первом этаже арочными нишами и на втором – сандриками.

Архитектурная композиция строилась посредством четкого членения фасада по вертикали. На границе двух этажей проведен хорошего рисунка карниз, отделяющий верх от низа. Этот архитектурный прием в большей степени выявлен в контрасте рустованных стен первого этажа и спокойной глади второго этажа фабрики.

Компактный план, хорошие пропорции, удачный масштаб фасада и тонкая прорисовка деталей свидетельствуют о незаурядных способностях автора проекта фабрики.

В связи с реконструкцией Барнаульского завода, этот проект А. Молчанова не получил своего осуществления. В одном из указаний П. Фролова говорилось: «Механизм бумажной фабрики, согласно предложению шихтмейстера Ярославцева, поместить в 1-й плавильной фабрике... Сарай для просушки бумаги построить на плотине так, как назначено на чертеже, вами мне доставленном... выбранное вами место (для фабрики. – М.Ю.) весьма прилично».

Наряду с указанными вспомогательными цехами строились и другие предприятия местного значения. Так, на юго-западной окраинной части города Барнаула на правом берегу обширного заводского пруда находились два небольших заводика: «Кожевенный в двух отделениях и два сарая» и «Стеклянный завод».

План и профили стекольной фабрики Барнаульского завода конца XVIII в.

ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1. Д. 5. Л. 34.


221


Стеклянный завод изготовлял главным образом стеклянную посуду, поставляемую на внутренний рынок Горного Алтая*.

Он состоял из одного деревянного корпуса, который был «забран в столбы с верхнею и нижнею перевязью с укосинами и решетинами плетнем замазан глиною:».

Основная часть плана фабрики представляла собой точный квадрат размерами 17,07х17,07 метра. В центре этого квадрата находилась печь с «кожухом» для варки стекольной массы. По его четырем углам располагались печи для закалки «отформованной» посуды и просушки дров, требующихся для работы печей. С двух противоположных сторон здания были пристроены небольшие помещения, с одной стороны, «камеры» для резки стекла и хранения стекольной посуды и, с другой стороны, материальный «амбар».

План и фасад стекольной фабрики Барнаульского завода. 1850 г. Арх. Я. Попов.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1. Д. 5. Л. 34.

Основное производственное помещение фабрики было покрыто высокой шатровой деревянной крышей. Эта своеобразная


222


крыша завершалась 4-мя слуховыми окнами и кубовидной надстройкой с покрытием на два ската.

Слуховые окна и открытый треугольной формы щилец «медведки» служили для выхода дыма, газов, выделяемых печами.

Компактно собранный объем и интересный силуэт хорошо выявляли производственную принадлежность здания.

В связи с ветхостью здания в 1850 году архитектором Я.Н. Поповым был составлен проект реконструкции стекольной фабрики.

В своем проекте Я. Попов развил планировочную схему первоначального здания стекольной фабрики. Ядром плана фабрики был квадрат размерами 20,6х20,6 метра. К трем его сторонам примыкали меньшие по размерам помещения, образуя таким образом план в виде неполного разностороннего креста.

Середины двух помещений, расположенных по главной оси симметрии, были заняты стекловарочными печами. По углам этих помещений располагались печи для сушки дров. Справа и слева центрального помещения соответственно размещались цехи закалки стеклянной посуды, резки стекла и склады посуды.

В архитектурном построении здания Я. Попов обратил внимание на центральный элемент плана, выделив его на фасаде повышенным объемом, интересным по форме вентиляционным фонарем. Кроме того, прямоугольный, хороших пропорций фасад стекловарочного цеха был тщательно прорисован и художественно обогащен. Он членился горизонтальной тягой на две неодинаковые части. Абсолютные размеры их высот соответствовали числовым значениям отрезков золотого сечения.

Центральная ось фасада была подчеркнута двухколонным портиком с входом, вкомпонованным в образованную в стене нишу. Над портиком в арочной нише располагалось небольшое полуциркульное окно, обрамленное широким сильно профилированным архивольтом. Верхняя фризовая часть фасада прорезывалась еще крупными арочными окнами. Нижняя часть стены варочного цеха дополнительно обрабатывалась рустовкой на высоту портика и боковых пристроек.

Стекольная фабрика в силу небольших объемов имела ограниченные планировочные и архитектурно-художественные возможности. Тем не менее, обладая неиссякаемой изобретательностью, Я. Попов создал интересный пример небольшого производственного здания. Удачно найденные пропорции центрального объема, прекрасно прорисованные архитектурные детали входа, карниза говорят о высоком художественном мастерстве зодчего.

ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1. Д. 2. Л. 179–185. Машинописный подлинник.


223


N 7

Архитектура гражданских зданий на заводах (архив, ограды, портики).
Главная химическая лаборатория,
горное училище, госпиталь

1966 г.

Наряду с производственными сооружениями имели важное градостроительное значение некоторые типы гражданских зданий: заводские конторы, хранилища казны и ценностей, называемые «архивами», горные училища, госпитали, инвалидные дома и отдельные жилые здания. Они размещались на ответственных местах
общей территории, на связующих магистралях и предзаводских площадях города или поселка, решались на основе общих композиционных приемов.

Состав и размеры гражданских зданий соответствовали масштабу и значимости промышленного предприятия. Так, Барнаульский завод, являясь административным центром и крупнейшим сереброплавильным предприятием Алтайского горного округа, а также культурным центром Западной Сибири, застраивался многочисленными крупными административными, учебными, лечебными и другими зданиями. Средние и мелкие заводы округа имели небольшие по размерам, простые по архитектуре заводские конторы, госпитали, архивы, различные магазины.

Архитектурное решение заводских зданий гражданского типа обуславливалось уровнем развития строительной техники, архитектуры и эстетических взглядов своего времени.

Архивы были неотъемлемой частью любого сереброплавильного завода Алтайского и Нерчинского горных округов. Они строились, как правило, из огнестойких строительных материалов: стены из камня или кирпича, полы из чугунных плит, двери обивались кровельным железом, окна забирались железными решетками, перекрытия решались в виде цилиндрических, параболических и крестовых сводов.

Здания архивов чаще всего имели простые прямоугольные и в отдельных случаях восьмиугольные планы. Элементами украшения симметричных фасадов являлись пилястры, грубоватые по рисунку оконные и дверные наличники. Наглядными примерами архитектуры хранилищ, построенных во второй половине XVIII века, явля-


224



План и фасады архива Барнаульского завода. 1780-е гг.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1. Д. 5. Л. 42.

ются архивы Нижне-Сузунского, Павловского, Гавриловского и Барнаульского заводов.

С конца XVIII века, с проникновением русской классики в далекую Сибирь, в архитектуре производственных и гражданских зданий наметились качественные изменения. Этот момент совпадает с внедрением в строительство новых строительных материалов (камня, кирпича) и с появлением на сибирских заводах первых архитекторов.

Одной из ранних построек этого направления являлось новое здание архива Барнаульского завода, построенное в 1793–1794 годах по проекту архитектора А. Молчанова:

[:]

Архив Барнаульского завода представлял собой небольшое двухэтажное здание с четкой внутренней планировкой. Прямоугольный план размерами 10,7х53,4 метра делился двумя поперечными и одной продольной стенами на три равновеликих помещения,


225


которые располагались по длине общего одностороннего коридора. Для связи по этажам предусматривались две одномаршевые лестницы, располагавшиеся в концах коридора.

Необходимо отметить, что архитектор одинаково хорошо решил все четыре фасада в увязке с архитектурой вновь строящихся и существующих зданий. Фасады поэтажно отмечены арочными нишами, которые соответствовали основным звеньям планов.

В связи с реконструкцией Барнаульского завода в 30–40-х годах XIX века перестраивались его производственные корпуса, застраивались монументальными зданиями предзаводская площадь и Петропавловская улица.

В ходе этой реконструкции в 1836–1838 годах по проекту Я. Попова был значительно изменен главный фасад архива, построенного архитектором А. Молчановым. Сохранив первоначальный план, Я. Попов создал гармоничную и оправданную в планировочном и конструктивном отношениях композицию фасада здания.

Главный фасад членился по количеству помещений широкими лопатками высотой в два этажа на три равнозначных участка, по оси которых в нижнем этаже размещены крупные арочные окна. Каждый участок второго этажа отмечен группой из трех небольших окон. Разный масштаб окон, четкое разграничение рустованных и гладких стен первого и второго этажей создают необходимое разнообразие и обогащают фасад здания, не нарушая его архитектурного единства.

Одновременно с перестройкой фасада была возведена глухая каменная ограда с портиками, каждый из которых состоял из двух

Фасад архива, каменной ограды с портиками Барнаульского завода. 1836–1838 гг.
Арх. Я. Попов.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1. Д. 5. Л. 45.


226


трехчетвертых колонн дорического ордера. Эти ограды располагались между зданиями архива, канцелярии заводов и главной чертежной. Ограды и портики зрительно объединяли три здания в единую композицию с центральной и боковыми осями симметрии и создавали общий фронт застройки заводской стороны Петропавловской улицы.

В 1844–1848 годах на противоположной стороне этой улицы построена главная химическая лаборатория Барнаульского завода и реконструировано здание аптеки. Это строительство осуществлялось под руководством Я. Попова и по его проекту.

Здание лаборатории прямоугольной формы хорошо отвечало по своей компактной, безкоридорной планировке функции заводского научно-исследовательского учреждения того времени. В соответствии с производственным назначением здание выдержано в строгих формах с небольшим количеством четко прорисованных деталей. Его фасады отмечены стройными рядами прямоугольных окон, рустовкой стен первого этажа и антаблементом дорического ордера.

В линию главного фасада, к двум его концам, примыкали каменные ограды с двумя симметрично расположенными воротами, которые уравновешивали компактный объем здания и придавали общей композиции протяженный характер. Ясность объемных решений, общность архитектурно-художественного убранства зданий лаборатории, главной чертежной, заводской канцелярии и аптеки создавали единство архитектурной композиции Петропавловской улицы.

В архитектуре административных центров Алтайских и Нерчинских заводов видное место занимали здания горных училищ. В этих училищах готовились местные технические кадры для горнозаводских предприятий из числа детей горных офицеров и низших заводских чинов.

Наглядными иллюстрациями, характеризующими архитектуру зданий горных училищ, могут служить проекты архитекторов Л. Иванова и Я. Попова.

Здание горного училища и горно-сиротского отделения, запроектированное в 1828 году Л. Ивановым, должно было составить часть обширного и интересно задуманного ансамбля предзаводской площади Барнаульского завода. В состав застройки площади входили, кроме училища, здания госпиталя и инвалидного дома.


227


Здание горного училища располагалось на углу двух улиц – Конюшенной и Иркутской, с ориентацией главного фасада на площадь.

Внутренняя планировка здания проста, рациональна и представляла собой анфиладу светлых зал и классных помещений, удобно связанных между собой лестницами. Особенно интересно оформлен центральный двухсветный зал второго этажа: колоннадой ионического ордера, антресолями с прекрасной балюстрадой, полуциркульными нишами со скульптурами. Хорошие пропорции и тонкий рисунок арочных высоких окон, внутренних дверей с сандриками, колонн, а также высокое качество отделки создают впечатление художественной целостности и парадности зала. Также парадно решена большая трехмаршевая лестница здания.

Двухсветный зал как главный элемент плана выделен на фасаде повышенным объемом, восьмиколонным дорическим портиком, увенчанным ступенчатым аттиком и двухъярусным рядом крупных арочных и квадратных окон. Боковые участки фасада выделялись ризалитами с арочными окнами. Рустованные стены первого этажа прорезывались прямоугольными окнами с арочными нишами. Четкое построение плана и объема, соответствие внешних форм внутренней планировочной структуре, выделение центральной части, удачно найденный масштаб и хорошие пропорции фасада здания училища свидетельствуют о высокой архитектурной квалификации Л. Иванова.

Проект горного училища, подписанный архитектором Л. Ивановым, был принят к строительству. На плане здания имеется следующая резолюция: «По сему плану построить в Барнауле училище с горно-сиротским отделением. 1 августа 1828 года. П. Фролов».

К строительству горного училища приступили только через полтора года. В течение лета 1830 г. забивались сваи, а осенью этого же года строительные работы были прекращены. Строительство этого здания больше не возобновлялось. В 1854–1861 годах на месте забитых свай здания горного училища построено здание горного правления Алтайских заводов.

Новое здание горного училища было построено по проекту Я. Попова в 1833–1844 гг. на северо-восточной границе предзаводской площади. Это здание решено, как и другие здания площади, в традиционных формах русского классицизма XIX века, с использованием «высочайше апробированных» типовых проектов гражданских зданий, действовавших в то время.


228


Фасад горного училища Барнаульского завода. 1833–1840 гг. Арх. Я. Попов.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1-н. Д. 32.

Вид горного училища Барнаульского завода. 1912 г. Арх. Я. Попов.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1. Д. 5. Л. 56.

Горное училище представляло собой одноэтажное здание с мезонином, расположенным над центральной частью. Прямоугольный план с двумя небольшими пристройками со стороны дворового фасада делился продольной и поперечными стенами на ряд помещений, удобно соединенных между собой дверями*.


229


Центральная часть плана занималась вестибюлем и лестницей. Над вестибюлем был образован второй этаж, заключавший ряд небольших комнат. Двухэтажный повышенный объем здания был акцентирован четырехколонным портиком дорического ордера. Портик уравновешивался скромными по убранству боковыми ризалитами, отвечавшими плану.

Архитектура здания горного училища так же, как и многих других заводских построек, была типична для творчества Я. Попова. Несмотря на малый строительный объем, здание училища имело своеобразный по-сибирски сдержанный и представительный вид.

К числу применяемых типов гражданских зданий, разработанных заводскими зодчими во второй половине XVIII и первой половине XIX века, относятся также госпитали.

[:]

Секционный прием построения планов госпиталей имел широкое применение в строительстве лечебных зданий. Например, деревянный корпус лазарета Барнаульского завода «о восьми покоях» имел секционную схему планировки.

План и фасад лазарета Барнаульского завода. 1819 г. Арх. Я. Попов.
ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1-н. Д. 33.


230


В 1819–1845 годах на месте обветшалой деревянной постройки лазарета Барнаульского завода возведено крупное монументальное здание госпиталя, органически вошедшего в красивый ансамбль производственной площади. Это здание находится на юго-западной границе площади, против Окружного горного училища.

Первоначальный проект одноэтажного каменного здания лазарета был составлен в 1819 году архитектором А. Молчановым. Прямоугольный план заключал ряд палат, расположенных вдоль двухстороннего широкого коридора с двумя выходами в его концах. Низкий, протяженный фасад здания членился креповками на три равновеликих ризолита, центральный из них был выделен треугольным фронтом.

В 1831 году к незаконченному строительством зданию лазарета добавлен второй этаж, который занимался инвалидным домом завода. Второй проект госпиталя составлен Я. Поповым с творческим использованием типовых проектов лечебных зданий России того времени. В этой работе так же, как и в ряде других случаев реконструкции, Я. Попов был связан старым планом, заложенным А. Молчановым. Основные габариты, внутренняя планировка оставлены прежними, за исключением небольших поправок, вызванных условиями независимой работы госпиталя и инвалидного дома.

По первоначальному варианту входы располагались строго симметрично в концах главного фасада. Левый вход вел в помещения госпиталя, правый был связан с небольшой внутренней лестницей инвалидного дома и расположен в торце здания.

Окончательный план госпиталя сложился в ходе строительства, длившегося около 14 лет. На месте одной из палат была размещена парадная трехмаршевая лестница, оставлен один главный вход, расположенный в левой части фасада.

В госпитале Я. Попов применил прием членения здания по высоте на цокольный и верхний этажи. Это построение было характерно почти для всех запроектированных и выстроенных зданий предзаводской площади Петропавловской улицы Барнаульского завода. Четко разграниченные этажи здания госпиталя рустовкой и горизонтально проведенной тягой объединялись большим ордером, согласованным с ранее выстроенным зданием горного училища. Главным композиционным элементом здания являлся портик из шести трехчетвертных колонн, с трехугольным фронтоном и карнизом дорического ордера. Крупным пропорциям портика Я. Попов противопоставил спокойную гладь и рустовку стен верхнего и нижнего этажей.

Архитектурное единство достигалось также путем тщательно найденных пропорций колонн, антаблемента, фронтона,


231


прямоугольных окон, архитектурных декоративных деталей, найденной мерой чередования оконных проемов и простенков.

Ответственное значение госпиталя в ансамбле предзаводской площади предельно ясно выражено в монументальном облике архитектуры здания.

[:]

ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1. Д. 2. Л. 193–203. Машинописный подлинник

N 8

Алтайское горное правление

1966 г.

Административные здания: конторы, горные правления – являлись неотъемлемой частью заводских ансамблей. Почти все эти постройки ставились на границе производственной территории и выходили своими главными фасадами на предзаводские площади или связующие магистрали заводских комплексов. Административные, хозяйственные, производственные и многие гражданские здания решались в едином художественном принципе с применением одинаковых строительных материалов.

Наглядным примером больших административных зданий могут служить канцелярия и горное правление Колывано-Воскресенс-ких заводов.

Постройка канцелярии заводов, осуществленная по проекту архитектора А. Молчанова, относится к 1791–1792 годам. Это двухэтажное здание, как отмечалось, расположено на Петропавловской улице, соединяющей предзаводскую и городскую площади.

Прямоугольный план, составленный из ряда равнозначных помещений, имел рациональную внутреннюю структуру. Регулярной планировке здания отвечает композиция фасада с центральной частью, отмечающей главный вход. По оси симметрии фасада здание венчалось восьмиугольной башней с купольным покрытием, завершенным надстройкой в виде фонаря. Наличие башни на главном фасаде придает остроту и выразительность главному фасаду.

Алтайское горное правление, запроектированное в 1846 году Я. Поповым, являлось самым крупным административным зданием, решенным в направлении русской классической архитектуры XIX века. Масштаб, пропорции, архитектурное построение и декоративное убранство были рассчитаны на достижение максимального


232


Фасады и планы канцелярии Колывано-Воскресенских заводов. 1790-е гг.
Арх. А. Молчанов.

ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1. Д. 5. Л. 62.

художественного и композиционного единства всей застройки предзаводской площади при соответствии здания своему названию.

Это здание располагалось на месте недостроенного здания горного училища и горно-сиротского отделения. Постройкой его завершался ансамбль площади Барнаульского завода.

[:]

ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1. Д. 2. Л. 205–206. Машинописный подлинник.

N 9

Заводские архитекторы

К числу первых зодчих сибирских заводов относятся Я. Попов, Л. Иванов, И. Злобин, А. Молчанов.

Яков Николаевич Попов родился в 1802 году в Змеиногорском руднике. Он был сыном горнозаводского служащего и внуком известного рудоискателя Д.М. Попова. В 1816 году Я. Попов поступил в Колывано-Воскресенский завод маркшейдерским учеником,


233


а в 1820 году отправлен на учебу в Петербургскую Академию художеств. После двухлетнего обучения теоретическим наукам он направляется для «практических занятий и усовершенствования в архитектуре» к архитектору К. Росси. Свыше 7 лет по поручениям К. Росси Я. Попов принимал участие в крупнейших стройках Петербурга (Михайловский дворец, здание главного штаба, нового каменного театра).

По рекомендации К. Росси он был два раза награжден Кабинетом по 600 рублей. Первый раз в 1828 году за «Усердное отправление должности» по строительству нового каменного театра, второй раз в 1829 году за усердную и ревностную службу и в поощрении к дальнейшим успехам в архитектурных работах.

В 1829 году К. Росси представил его за похвальное поведение и хорошие успехи в рисовании и в архитектурных занятиях к присвоению горного чина. Одновременно просил Кабинет оставить Я. Попова еще на один год для дальнейшего усовершенствования в архитектуре.

В то же самое время П. Фролов настойчиво добивался скорейшего возвращения Я. Попова на Алтайские заводы. Беспокойство Фролова вызвалось остановкой начатых построек в Барнауле и боязнью потерять Я. Попова как заводского архитектора. По этим причинам по истечении 4-летнего срока обучения Попова непрерывно велась переписка между Фроловым и Кабинетом царского двора.

П.К. Фролов писал, что после ухода Молчанова на пенсию не только на Колыванских, но и во всей Томской губернии нет архитекторов. Поэтому предполагаемое строительство горного училища и других зданий откладывается на неопределенное время. В заключение указывается, что если Кабинет сочтет необходимым оставить Попова для совершенствования под руководством Росси, то на этот срок, пока Я. Попов будет находиться в Петербурге, прислать другого. По этой просьбе был прислан архитектор Л.И. Иванов. После этого рапорта Я. Попов оставался на учебе более 3-х лет и только 27 августа 1829 года вернулся в Барнаул вполне зрелым архитектором.

После окончания учебы в Академии художеств и стажировки Я. Попов получил аттестат от К. Росси, в котором писалось: «Командированный Кабинетом Его Императорского Величества в ведомство мое шихтмейстер 13 класса Яков Попов, для совершенствования в теории и практике по части архитектуры, употребляем был мною при разных строениях под распоряжением моим производившимся с 1822 года поныне. В продолжение сего времени за усердное старание его в исполнении возложенных на него поручений


234


и к поощрению к дальнейшим успехам по представлению моему награжден в 1828 году чином 13 класса и одновременно шестьюстами рублями. Оный г. Попов во все время нахождения его в моем ведомстве вел себя хорошо, должность свою исправлял с усердием и с познанием своего дела, в засвидетельствование сего и дан ему сей аттестат за подписью моим и приложением герба моей печати в
С.-Петербурге марта 30 дня 1829 года. М.П. Архитектор коллежский советник и кавалер Карл Росси».

С прибытием на завод Я.Н. Попов был назначен заводским архитектором с жалованьем 533 р. 721/2 коп. в год. В 1852 году он ушел по болезни в отставку «с горным мундиром».

Я. Попов проработал на Колывано-Воскресенских заводах 23 года. За этот срок он построил крупные по тому времени производственные корпуса Нижне-Сузунского, Павловского, Гурьевского заводов, создал обширный ансамбль предзаводской площади и Петропавловской улицы Барнаульского завода с крупными гражданскими зданиями. Кроме того, ему принадлежат многочисленные проекты жилых зданий, заводских контор, различных фабрик, госпиталей, церквей, толчейных мельниц и проч.

Как видно из приведенного перечня, Я. Попов работал в различных архитектурных областях. Начиная от небольшого жилого дома, незамысловатой толчейной мельницы и кончая крупным, новым типом производственных сооружений – заводом-корпусом.

В многочисленных своих произведениях он умело сочетал практическую целесообразность с их художественной выразительностью, стремился к чистоте и строгости архитектурных форм.

В разрешении архитектурно-художественных задач Я. Попов показал себя крупным мастером. Следуя традициям русской архитектурной классики и развивая типичные для своего времени художественные приемы, он создал ряд первоклассных произведений промышленной и гражданской архитектуры. В архитектурных композициях этот замечательный зодчий свободно применял и варьировал ордерные формы в соответствии с расположением, назначением и масштабом сооружения.

В своих архитектурных работах Я. Попов часто использовал образные проекты, в творчески переработанном виде, увязывая проектируемое сооружение с конкретной градостроительной средой, с его функциональными особенностями и природными условиями. Своеобразной трактовкой объемных элементов и изменением пропорций (утяжеляя или облегчая) архитектурных форм достигался тот или иной архитектурный характер зданий.


235


Изобретательность и высокая эрудиция Я. Попова в полной мере проявились в смелых конструктивных решениях многих заводских зданий и особенно в крупных производственных сооружениях.

К числу наиболее талантливых архитекторов сибирских заводов первой половины XIX века принадлежит Л.И. Иванов.

Лаврентий Иванович Иванов родился в 1803 г. в Главном Нерчинском сереброплавильном заводе в семье солдата. Шестнадцатилетним подростком он поступил в горнозаводскую службу маркшейдерским учеником, а через год поехал в Петербург с караваном золота. Как способного ученика Кабинет определил его в Академию художеств для усовершенствования в художествах.

За успешную учебу в академии, особенно за композицию в архитектурных проектах (в частности, кадетского корпуса на 1500 человек), Л.И. Иванов награждается серебряными медалями второго и первого достоинства. Как лицо, находившееся в крепостной зависимости, был выпущен из академии со званием «не класного художника». При этом он получил свидетельство о хорошем поведении и успехах в архитектуре.

По настоятельной просьбе П.К. Фролова Л. Иванов был временно направлен Кабинетом на Алтайские заводы до возвращения с учебы Я.И. Попова из Петербурга в Барнаул. В начале 1827 года он прибыл на Колывано-Воскресенские заводы, и сразу же ему было поручено проектирование крупных и ответственных зданий: плавильной фабрики N 1, горного училища и горно-сиротского отделения, инвалидного дома (богадельни) Барнаульского завода.

Большие успехи в учебе, проектировании и строительстве, видимо, послужили основанием для присвоения Л.И. Иванову низшего офицерского звания шихтмейстера 13 класса, который он получил в июне 1827 года в порядке поощрения и признания его таланта. [:]

ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1. Д. 2. Л. 226, 227, 233–235. Машинописный подлинник.

N 10

О первых архитекторах Алтайских заводов

1966 г.

[:] Почти до конца XVIII века все заводские сооружения строились из дерева. Деревянное строительство, как наиболее простое и доступное в Сибири, способствовало быстрому количественному


236


росту заводов. Кроме того, широкое применение дерева в заводском зодчестве обусловливалось также правительственной регламентацией, запрещающей каменное строительство в провинциях России того времени.

Начиная с 90-х годов XVIII века, заводские здания стали чаще возводиться из огнестойких каменных строительных материалов. Развитие каменного строительства вызывалось рядом причин.
К этому времени заводские леса в значительной части были использованы, оставшаяся часть их с большим трудом могла обеспечить только производственные нужды заводов. Частые опустошительные пожары и сравнительно быстрый материальный износ сооружений также способствовали замене деревянных построек каменными. На перестройку заводов, безусловно, оказал большое влияние и общий поступательный ход развития архитектуры и строительства в России того времени. С начала XIX века в крупном масштабе велось каменное строительство в Москве, Петербурге и многих провинциальных городах страны.

Строители, учитывая положительный опыт возведения и эксплуатации деревянных построек, решали каменные производственные сооружения в предельно лаконичных архитектурных формах.

[:]

20–50 годы XIX века для сибирских заводов являются наиболее значительными по масштабу и качеству промышленного строительства. В этот период почти все основные производственные корпуса Колывано-Воскресенских заводов перестраивались по проектам и под непосредственным руководством заводских архитекторов, воспитанников Петербургской академии художеств. Особенно много строилось при Барнаульском заводе – в административном центре Алтайских заводов.

Нужно отдать должное талантливому организатору и руководителю Колывано-Воскресенских заводов, прогрессивному деятелю Сибири, неутомимому изобретателю и покровителю горных, строительных и других искусств П.К. Фролову, проработавшему на Алтае более 30 лет. За многолетнюю работу он сделал очень много для развития промышленности Алтая, науки, техники, искусства, архитектуры и культуры на Колывано-Воскресенских заводах. П.К. Фролов являлся создателем первой русской рельсовой дороги. По его указанию проводилась широкая механизация основных рудников, он являлся основателем русской техники в Сибири, инициатором всесторонней подготовки технических кадров по расширенной программе горного училища. Ему принадлежит идея создания

237


целого архитектурного ансамбля предзаводской площади Барнаульского завода, которая мастерски была осуществлена в натуре архитектором Я. Поповым. Петр Кузьмич Фролов положил начало в Западной Сибири писчебумажной и полиграфической промышленности, создал в Барнауле музей, обширную библиотеку, первое научное учреждение – обсерваторию для магнитных наблюдений.

Огромная организаторская, инженерно-техническая, научная и культурно-просветительная деятельность П.К. Фролова дала свои положительные результаты. В одном из своих сочинений известный немецкий биолог Ледебур писал: «Он (П.К. Фролов. – М.Ю.) своим образованием и любовью к искусству дал жизни и вкусам барнаульского общества совершенно иное направление»*. Это положительное явление в жизни прошлого Барнаула давало себя знать на протяжении многих последующих десятилетий, когда уже давно не было Фролова в городе. Убедительной иллюстрацией сказанного могут служить образные слова русского ученого географа Семенова-Тян-Шанского, посетившего город в 1860 году: «Барнаул был в то время, бесспорно, самым культурным уголком Сибири, и я прозвал его Сибирскими Афинами, оставляя прозвание Спарты за Омском»**.

П. Фролов много уделял внимания архитектуре и строительству Алтайских заводов, вопросу подготовки и привлечения заводских архитектурных кадров. При его непосредственном участии создавался незабываемый архитектурный ансамбль Барнаульского завода.

К числу первых заводских архитекторов, ревностно проработавших на сибирских заводах в течение первой половины XIX столетия, относятся А.И. Молчанов, Л.И. Иванов, Я.Н. Попов, И.М. Злобин, Н. Осколков.

Лаврентий Иванович Иванов, обладая природным талантом, создал в первый же год самостоятельной работы ряд блестящих архитектурных произведений.

Самой значительной из известных работ Л. Иванова была реконструкция первой плавильной фабрики Барнаульского завода. Строительство каменного корпуса фабрики началось одновременно с перестройкой второй фабрики завода, вероятно, по проекту А. Молчанова, на долгие годы затянулось и только с временным прикомандированием Л. Иванова на Алтайские заводы получило окончательное завершение.


238


В архитектурной разработке здания фабрики Л. Иванов умело использовал композиционный прием архитектора А.Д. Захарова в Адмиралтействе, основанный на сложном ритмическом чередовании ряда четких архитектурных объемов, согласованных между собой.

Первая плавильная фабрика представляет собой в средней части одноэтажное двухпролетное (25,6х7,1 м) здание, размерами в плане 32,7х143 метра. Основные помещения фабрики сохранили прежнюю планировку деревянной фабрики. В большом и малом пролетах соответственно размещались плавильное отделение и шихтарник со складами. В обоих концах пролетов находились бумажная фабрика и машинное отделение. Над центральным входом во втором этаже помещалась цеховая контора.

Компактная внутренняя планировка нашла свое правдивое отражение в четком архитектурном решении фасада фабрики. Средняя часть фасада оформлялась восьмиколонным портиком дорического ордера, завершенным низким ступенчатым аттиком. Этот хорошо прорисованный портик художественно обогащал здание и подчеркивал центр архитектурной композиции. Боковые повышенные объемы акцентировались дорическими четырехколонными портиками, увенчанными треугольными фронтонами. Внутренние поля фронтонов прорезывались арочными проемами. Участки низких рустованных стен, расположенных между средним и крайними портиками, делились по горизонтали ризолитами на равные части. Ризолиты, декорированные пилястрами, глубокими нишами, карнизами, крепованными аттиками, прорезывались арочными проемами входов. По оси центрального портика также располагался вход с прямоугольным проемом, отмеченным крупным замковым камнем и арочным окном цеховой конторы.

Композиция главного фасада первой плавильной фабрики Барнаульского завода строилась на основе равенства отношений соединенных архитектурных объемов. Восьмиколонный портик членил низкий и протяженный фасад шихтарника и складов на две соизмеримые части. Ширина этого портика равнялась половине отдельной части. Каждое звено дополнительно делилось по горизонтали ризолитами на два равных участка, длина которого превышала в два раза ширину ризолита. Фланкирующие повышенные объемы, отмеченные четырехколонными портиками, имели ширину, примерно равную половине центрального портика. Следовательно, абсолютные размеры основных выразительных архитектурных форм находились в определенной пропорциональной зависимости, как а:с=в:г=б:а=1:2.

Благодаря ритмически чередующимся взаимносоизмеримым объемам, наличию единой пропорциональной системы, контрасту


239


красивых портиков и сдержанно обработанных поверхностей стен была достигнута целостность и выразительность композиции.

Выразительность архитектурного решения главного фасада достигалась также повторяющимся ритмом элементов по вертикали: чередование окон и входов повторяется аркадой световых проемов повышенного объема плавильного зала и горизонтальностью линий прозрачной решетки перил противопожарных мостков крыши.

Л. Иванов, обращая особое внимание архитектуре главного фасада, не забывал о соответствующем решении других фасадов и, в частности, боковых, один из которых был обращен в сторону предзаводской площади.

Этот торцовый фасад имел трехчастное деление; его центральная часть отмечена незначительно выступающим ризолитом с высоким треугольным фронтоном. На уровне второго этажа была проведена тяга, которая согласовывалась с венчающим карнизом помещения шихтарника и отделяла нижнюю рустованную часть от гладкой поверхности стены второго этажа здания. На фасаде первого этажа чередовались три группы прямоугольных окон, средняя из которых оформлялась арочными нишами и две крайние группы – крупными замковыми камнями.

Несколько укрупненные архитектурные формы и детали, чугунная облицовка цоколя, сдержанная декоративная обработка стен, проемов придавали зданию строгий, монументальный характер.

Строгая архитектура корпуса не только отвечала нуждам производства, значению Барнаульского завода как ведущего предприятия Колывано-Воскресенских заводов, но и составляла часть интересного архитектурного ансамбля завода и предзаводской площади, отличавшуюся своим стилевым и композиционным единством.

Каменное здание второй плавильной фабрики, располагавшейся на правой противоположной стороне сливного моста заводского пруда, строилось в период с 1809 по 1811 год под руководством М.С. Лаулина, строителя, механизатора и новатора заводской техники. М.С. Лаулин был первым помощником П.К. Фролова.

Утвержденный Кабинетом проект и смета были за подписью берггешворина 12-го класса Михаила Лаулина. Весьма вероятно, что архитектурная часть проекта разрабатывалась под руководством А. Молчанова, архитектора Колывано-Воскресенских заводов.

Основную часть плана второй фабрики Барнаульского завода составляло плавильное отделение размерами 22,8х85,3 метров.
К длинным сторонам этого отделения примыкали со стороны главного фасада шихтарник (шириною 9,2 м) и с противоположной – помещения гидросиловых машин. Слева и справа от шихтарника


240


находились две кладовых металла. Руда, флюсы, топливо поступали в цех через входы шихтного отделения. Входы были расположены с учетом удобства обслуживания трех групп печей: плавильных, извлекательных и разделительных (разливочных).

Длинный фасад корпуса плавильной фабрики членился по горизонтали тремя входами на четыре равновеликих участка. В интервалах между входами были размещены окна. Крайние участки стен дополнительно оформлялись рустованными пилястрами, отвечавшими поперечным стенам помещения кладовых. Три входа хорошо подчеркивали шихтное отделение и основные звенья производственно-технологического потока: плавку руд, извлечение серебра и разливку серебра в «штыки». Входы как важные функциональные и архитектурные элементы были выделены посредством рустовки и арочной формой проема.

Корпус плавильной фабрики был удачно завершен по вертикали. На скатах крыши располагались в один ряд слуховые окна, увязанные с осями рустованных порталов и световых проемов. Вверху крыша завершалась перилами ходовых мостков. Слуховые окна, кроме утилитарного назначения, являлись связующими элементами перехода от нижних несущих частей сооружения (мощных стен) к ажурному венчанию плавильной фабрики.

Эффективный композиционный прием ритмического чередования основных архитектурных элементов по горизонтали и вертикали фасада, примененный в решении архитектурной задачи, позволил А. Молчанову избежать впечатления монотонности.

Это здание предельно простой, выразительной архитектуры, типичной для петровских времен, существовало более 17 лет. К середине 40-х годов XIX века по причине слабости фундамента во многих местах стен, особенно на главном фасаде, появились угрожающие трещины. В 1838–1839 годах здание второй плавильной фабрики было перестроено по проекту архитектора И.М. Злобина.

Реконструкция второй плавильной фабрики Барнаульского завода представляла собой ответственную архитектурную задачу. Сложность этой задачи заключалась в том, что И. Злобин был связан планом старой фабрики, заложенным в начале 20-х годов XIX века; рядом со второй фабрикой стояло величественное здание первой плавильной фабрики завода, и вблизи находилась предзаводская площадь, застроенная крупными общественными зданиями. Монументальная архитектура этого комплекса обязывала Злобина ко многому. Он должен был найти такое архитектурное решение, которое отвечало назначению здания, придавало облику фабрики


241


черты художественной индивидуальности и в то же время сохраняло общность композиционных и архитектурных форм.

И.М. Злобин, обладая солидным практическим опытом в области проектирования и строительства, мастерски решил эту архитектурную и градостроительную задачи.

В результате перестройки при максимальной сохранности прежнего плана и стен он внес некоторые изменения в объемно-планировочное и конструктивное решение здания фабрики*.

Шихтарник был разделен по количеству групп плавильных агрегатов на три изолированных друг от друг участка. Левое помещение занималось шихтным отделением плавильных печей. Среднее помещение, отвечавшее группе извлекательных горнов, использовалось под складирование свинца. Правое помещение соответствовало группе разделительных и подсобных печей. Каждое помещение имело самостоятельный вход.

В свободное пространство между печами и помещениями воздуходувных машин И. Злобин умело включил шихтарник, размещенный на антресолях, который имел два самостоятельных выхода в сторону плотины.

Средняя часть фасада оформлялась массивным восьмиколонным портиком дорического ордера, увенчанным ступенчатым аттиком. Антаблемент центрального портика был протянут на всю длину фасада и являлся общим для крайних портиков и участков стен, расположенных между ними. Расстояние между средними колоннами значительно увеличено против остальных. В уширенном интервале размещался арочный вход, который оформлялся архивольтой и замковым камнем, образованным кирпичной кладкой.

Массивный центральный портик зрительно уравновешивался двумя боковыми портиками, состоящими из четырех пилястр крупного профиля. Эти портики завершались низкими прямоугольными аттиками.

Колонны и пилястры были поставлены на общие базы, образованные путем уширения обрезов цокольной части здания.

Гладкие участки стен, расположенных между средними и крайними портиками, прорезывались двумя другими арочными входами. Единственным декором этих входов являлись архивольты, составленные из крупных камней кирпичной кладки. Особый интерес представляют капители и базы пилястр и колонн портиков фабрики, которые были выполнены на Томском железоделательном


242


заводе из литого чугуна. Они до сегодняшнего дня сохранили первоначальную форму, выдержав 130-летнее испытание сурового сибирского климата.

Монументальное здание второй плавильной фабрики трактуется в виде единого, компактного объема, подчеркнутого в наиболее ответственных местах портиками, входами. Восьмиколонный портик в сочетании с крайними портиками и промежуточными звеньями единого архитектурного целого приобретал характер центра композиции.

Так используя простое ритмическое чередование форм, применение экономного декора в ограниченных местах фасада, выделение главных и второстепенных осей композиции, И. Злобин сумел создать здание, в котором сочеталась большая художественная выразительность с удобствами внутренней планировки фабрики.

[:]

Спустя 10 лет по указанию ученого комитета горных инженеров строительство было вновь возобновлено уже в условиях начавшегося сокращения производства. В связи с этим в указании говорилось: фабрику построить на старом фундаменте с уменьшением на половину боковых флигелей.

ЦХАФ АК. ФР. 1658. Оп. 1. Д. 2. Л. 150, 156–166. Машинописный подлинник.


243


На главную