И.Г. Силина
(Алтайский государственный университет)

К истории картографирования территории Алтайского края [*]

Использование карт приобретает все большее значение в исторических исследованиях. Следует отметить, что карты могут быть необходимыми не только при собственно историко-географических или историко-картографических исследованиях. Любое обращение к процессам, происходящим в рамках определенного географического пространства, в той или иной степени связано с необходимостью обращения историка к карте.

Карта, как современная, так и старая, является основой историко- картографического метода, это источник, содержащий большое количество самой разнообразной информации. Однако прежде чем привлекать карту в качестве некого базового источника историко- географических и историко-картографических исследований, необходимо не только знать историю используемых картографических произведений, но и провести их источниковедческий анализ. Для историка важно понять ценность информационного наполнения используемого материала, что во многом предопределяет успех в дальнейшем рассмотрении тех или иных процессов и явлений, происходящих в рамках конкретного пространства.

В настоящей статье основное внимание будет обращено на историю картографирования территории отдельно взятого региона - Алтайского края. Картографические материалы


114

*Работа поддержана Российским фондом фундаментальных исследований, грант N 96-06-80081)

рассматриваются в их развитии с середины XVI в. до современности. Главными моментами нам представляются история создания карт (начиная со второй половины XIX в.), а также общая специфика тематического картографирования. В связи с тем, что история раннего периода картографирования Алтая достаточно подробна освещена в работах исследователей [1], мы затронем только основные картографические памятники этого периода. Сопоставление истории картографии отдельно взятого региона с общероссийской картографической традицией позволяет расширить хронологические рамки и учесть картографические памятники общероссийского значения.

В отечественной историографии история картографирования территории Алтая изучена преимущественно для периода с XVI до начала XIX вв. Вторая же половина XIX и XX вв. представлены куда менее полно. Причина такой диспропорции в том, что исследователей, занимающихся историей картографии Алтая, всегда насчитывалось немного, а в область их интересов входили в основном ранние этапы картографирования территории региона.

Исследователи выделяют три основных этапа в истории "ранней картографии Верхней Оби и Алтая, да, пожалуй и всей Сибири:" [2.] Хронологические рамки первого этапа охватывают период с появления карты 1542 г., на которой впервые была изображена Обь, и до появления чертежа Сибири в 1667 г. В это время западноевропейскими картографами были предприняты попытки изобразить на картах России или Азии р. Обь с ее истоками. Содержание карт этого этапа отличается чрезвычайной обобщенностью представлений о сибирских пространствах России. Можно назвать такие основные картографические работы этого этапа, как карта Антония Вида 1542 г., "Космография" немецкого географа С. Мюнстера, карта "Московии" австрийского посла в России С. Герберштейна 1549 г., карта России А. Дженкинсона, опубликованная в Лондоне в 1562 г., карта Татарии в


115

атласе Ортелиуса 1570 г., карта России из атласа Меркатора 1595 г., известен и более ранний вариант карты России, составленный фламандским картографом Г. Меркатором и датируемый 1569 г. Сюда же относятся карта России Г. Герритса изданная в 1613 г., карта Дж. Кантелли, изданная в Риме в 1683 г., карта России Г. Сансона, изданная в атласе Де Росси в 1688 г. в Риме. Перечень всех этих зарубежных изданий показывает, насколько широк был круг исследователей, увлеченных созданием карт России.

Источниками составления этих карт, как правило, были различные малодостоверные сведения. Из всех выше перечисленных составителей карт только С. Герберштейн, знавший русский язык и относительно долгое время находившийся в России, мог использовать обширный материал. В дальнейшем Меркатор и другие заимствуют некоторые сведения из карты "Московии" С. Герберштейна. Первое использование карт российского происхождения при создании карт за рубежом, как считают исследователи, имело место при составлении карты России Г. Герритсом. Так, по мнению Б.П. Полевого [3], в основу этой карты был положен "старый чертеж Московского государства" (иначе называвшийся еще, как "чертеж Федора Борисовича", как русский источник составлялся при ближайшем участии царевича Федора, сына Бориса Годунова).

Интересующий нас регион Сибири представлялся на картах этого этапа весьма недостоверно. Основная задача картографирования территории Алтая состояла в уточнении размеров и истоков р. Обь. Однако, как ни была сильна преемственность и традиция заимствования, представления о русле, форме р. Обь и прилегающих к ней земель значительно отличались друг от друга. Изображение ее варьировалось от представления в виде морского залива (на карте Вида) до очень широкой реки с небольшим или же, наоборот, огромным озером в вершине. Несмотря на это, все вышеперечисленные карты играли значительную роль в развитии мировой (концептуальной) картографии.


116

Второй период принято начинать со времени составления первого русского чертежа Сибири 1667 г. и завершать созданием более или менее достоверных карт в 1729 г. в ходе геодезических работ, проводившихся на территории Сибири. Общий чертеж Сибири 1667, 1673, 1687 гг. относится к числу первых наиболее ранних обобщающих карт XVII в., дошедших до нас. Начало истории русского картографирования территории Алтая относят ко времени составления Общего чертежа Сибири 1667 г. (иначе, "Годуновский чертеж", получивший название по имени тобольского воеводы П.И. Годунова, руководившего его составлением). Сведения об интересующей нас территории в XVII в. были еще недостаточно полными. Так, из росписи к Общему чертежу Сибири 1667 г. [4] следует, что сведений об Алтайских горах в то время еще не было. В сокращенном варианте текст этой росписи был включен в "Книгу Большому чертежу" [5].

Последующие Общие чертежи Сибири 1673 и 1687 гг. различались между собой по содержанию. Так, по мнению А.И. Андреева, Общий чертеж Сибири 1673 г., был во многом схож с чертежом 1667 г. в отличие от Общего чертежа Сибири 1687 г., который отличается от предыдущих чертежей 1667 и 1673 гг. более подробным содержанием [6].

Пожалуй первым русским чертежом, на котором были показаны горы у озера Алтын (т.е. Телецкое озеро) стал Чертеж Сибири 1682 г., составленный русским посланником в Китай Н. Спафарием [7].

Особняком в русском картографическом наследии этого этапа стоит карта Сибири А.А. Виниуса, найденная в 1939 г. А.И. Андреевым среди рукописных чертежей "Служебной чертежной книги" С.У. Ремезова и датируемая исследователем 1689 г [8]. Карта составлена по правилам картографической техники того времени. Отличительная черта в том, что на ней есть градусная сетка, чего нет ни на одном русском чертеже рассматриваемого этапа.


117

В качестве примера зарубежной традиции картографирования территории Сибири можно привести следующие картографические работы: карта Азии нидерландского картографа и географа Н.К. Витсена, составленная им в 1687 г. при масштабе 75 верст в дюйме, карта Сибири Э.И. Идеса 1667 г., воспроизведенная затем в Атласе В. Корда [9]. Интересна историческая судьба трех шведских карт Сибири. Самая ранняя из них была составлена в 1689 г. шведским историком и лингвистом И.Спарвенфельдом, он находился в России со шведской миссией 1684-1687 гг., что, по всей видимости, дало ему возможность собрать материалы для будущей карты. Вторая шведская карта была составлена в 1716 г. И.Г. Ренатом. Однако наиболее известной в Европе стала карта Сибири 1725 г. капитана шведской армии Ф.И. Табберта (Страленберга) [10].

На рубеже XVII-XVIII вв. русскую традицию картографирования Сибири продолжают чертежи тобольского картографа С.У. Ремезова: "Чертеж всех сибирских градов и земель" (1698 г.), "Чертежная книга Сибири" (около 1701 г.), "Хорографическая чертежная книга", составленная в 1697-1711 гг., и "Служебная чертежная книга", время составления которой относится к 1702-1730 гг. История составления этих чертежей, как и деятельность самого С.У. Ремезова, достаточно полно освещены в ряде работ по истории картографии Сибири. [11]

Стоит отметить лишь тот факт, что все картографические произведения, составленные самим С.У. Ремезовым или же при его непосредственном участии, имеют существенные различия в своем содержании, что обусловлено использованием различных материалов, во многом не согласованных друг с другом. Третий период исследователи относят ко времени начала работ на Алтае первых русских геодезистов и составления в 1729 г. "первой достаточно достоверной карты, на которой была показана значительная часть Северного Алтая" [12].


118

Сложно согласиться с тем, что, как пишет В.А.Липинская, именно в XVIII в. было положено начало русской картографии [13]. Скорее всего следует говорить об особом витке развития русской картографии, не связанном во многом с предыдущими его этапами. Для Алтая, как, впрочем, и для всей России, начало XVIII в. связано с постановкой и развитием крупномасштабных инструментальных съемок. Причиной этому стало активное освоение горных районов, открытие новых рудоносных мест в западных районах округа. Становление Алтая как одного из стратегических сырьевых регионов России обусловило процесс активного составления точных планов рудников, карт местностей округа. В 1729 г. геодезист Петр Чичагов составил карту северной части Алтая, где был показан новый медеплавильный Воскресенский завод Демидова, а также впервые относительно правильно отображено Телецкое озеро. Не менее интересной представляется карта северного Алтая, составленная геодезистом Пименом Старцевым в 1745 г. [14] На этой карте показано больше населенных пунктов, отмечены новые рудники и заводы, появившиеся, очевидно, после 1729 г.

Именно с первой половины XVIII в. устанавливаются основные правила топографической съемки и составления карт в соответствии с инструкциями для топографических съемок: "Пункты каким образом сочинять ландкарты" (1721 г.), "Реестр, что при сочинении ландкарт в пополнку описывать и примечать надлежит, то чего в присланных ландкартах не находится" (1723 г.) [15]. Съемка в этот период времени проводилась при помощи астролябии и "мерительной" цепи длиной в 30 саженей. В качестве плановой основы служила сеть широтных астрономических пунктов. Карты Алтая составленные, в этот период времени, не отличались ни единством содержания, ни унифицированным оформлением. Более того, каждый геодезист составлял и оформлял карту по своему усмотрению, но в целом карты включали в себя все основные элементы местности.


119

Со второй половины XVIII в. широкое распространение получили военно-топографические съемки. В связи с переходом в 1756 г. алтайцев в подданство России появилась необходимость в наличии достоверной карты всей территории Алтая. Вместе с тем, наличие точных карт было обусловлено необходимостью защиты возникших на Алтае рудников и заводов и целью составления проекта военно-оборонительных укреплений. На Алтай для топографических работ направлялись специальные партии, в которые входили военные инженеры. Неоценимый вклад в этом направлении принадлежит экспедиции 1759-1761 гг., в которой участвовали инженер-майор Петрулин, инженер-капитан Плутов, инженер-майор Кварцев и др. В итоге проделанной работы была составлена карта Колывано-Воскресенкого округа, при масштабе в 1 дюйме 8 верст [16]. На ней был изображен весь Алтай, нанесены реки, населенные пункты, рудники. Работы, связанные с проектированием военно-оборонительных сооружений, намного обогатили топографию Алтая.

Наряду с планомерными топографическими работами, проводившимися в рамках всероссийских работ по составлению точных карт, значительную роль в составлении карт играли и служащие округа. Так, в 1771 г. Канцелярией Колывано-Воскресенского завода была составлена карта западной части Алтая, показывающая все рудники и новые поселения. Затем эта карта была опубликована во второй части второй книги Петра-Симона Палласа, посвященной его путешествиям по Сибири и изданной в 1773 г. В 1786 г. вышел русский перевод этого тома [17]. Наряду с исследованиями и составлением карт западной части Алтая, начиная с 1786 г., ведется большая работа по составлению карты восточной части Горного Алтая. Одним из авторов карт этой части округа был Н.Е. Карелин, составивший достаточно подробную карту восточной части горного Алтая. Впоследствии эта карта использовалась во многих экспедициях первых десятилетий XIX в. [18]


120

Характерной особенностью военно-топографических съемок второй половины XVIII в. стало использование более крупного масштаба, а именно одна верста в дюйме. Более того, с этого момента стало обязательным изображение рельефа, для чего применялись особые методы изображения (штрихи, размытые штрихи, перспективное изображение и т.д.). Однако выбор использования того или иного метода оставался непосредственно за составителем карты. И все же содержание и оформление карт заметно обогатились. Исходными материалами для составления карт XVIII в. были русские писцовые книги, дорожные книги, межевые грамоты, чертежные летописи, географические описания и "ведомости", описи карт-чертежей, хранившихся в приказных архивах, актовые и другие материалы, содержащие подлинные сведения о составленных чертежах отдельных местностей и всего государства, а также о хранении картографических материалов в Разрядном, Посольском, Поместном и Сибирском приказах. XVIII в. в истории русской картографии стал началом установления и торжества математических методов картосоставления. Началась дифференциация отраслей знания, вызвавшая бурное развитие картографии (военной, морской, лесной, горнозаводской и т.д.).

Третий этап "ранней" картографии Алтая, на наш взгляд, заканчивается серединой XIX в. Совершенствование технической стороны проведения съемок и составления карт (с 1816 г. началась строго научная работа по триангуляции, а с 1819 г. - точная инструментальная съемка) позволяют назвать этот этап временем становления и развития современных методов проведения топографических съемок и составления карт. С начала XIX в. производство планомерных топографических и геодезических работ было полностью взято в руки военного ведомства. Наряду с военной картографической службой была еще и ведомственная картография министерств путей сообщения, земледелия, государственных имуществ, промышленности и торговли, геоло-


121

гического комитета. Необходимо отметить, однако, что гражданские организации планомерных топографических съемок не делали, а, используя имеющиеся топографические карты, составляли и издавали специализированные тематические карты. В первые два десятилетия XIX в. разнородные инструменты топографических съемок постепенно полностью заменяются мензулой. Особенностью картосоставления этого периода стало более широкое использование накопившегося картографического материала.

"Подробная карта Колывано-Воскресенского горного округа 1816 года" [19], состоящая из 12 листов, только подтверждает отмеченную выше особенность картосоставления. Это картографическое произведение было составлено из "новейших частных карт Барнаульского горного Архива", под руководством состоящего в штате Депо-Карт Надворного Советника Л. Паснера. Масштаб карты составляет пять верст в дюйме. Рельеф на карте не был показан, в качестве основы использовалось небольшое количество астрономических пунктов. Карта достаточно подробна относительно информативного наполнения. Мало чем от нее отличаются карты Колывано-Воскресенского округа (ставшего в территориально-административном отношении основой Алтайского горного округа), составленные в 1836 и 1840 гг. при масштабе десять верст в дюйме.

В целом карты составлялись в соответствии с принятыми в 1811, 1817, 1822 гг. "Условными знаками для топографических карт" [20]. В соответствии с принятыми правилами требовалось наглядность, информационная насыщенность. Однако, до 70-х гг. XIX в. высоты на карте не отмечались; о них можно было судить по общей длине штрихов, изображающих скат.

Для удешевления и быстроты создания карт в качестве основного при топографических съемках окончательно был принят масштаб 1:42000. Издание карт для местного пользования стало производиться не только в Томске или


122

Санкт-Петербурге, но иногда и в Барнауле, благодаря открытию в 1823 г. на территории Алтайского горного округа первой типографии. [21] Особое значение приобретает реорганизация картографических мастерских Канцелярии Горного округа. В результате их слияния в 1828 г. была образована единая чертежная мастерская, которая с 1896 г. была преобразована в Чертежную мастерскую Главного Управления Алтайского округа [22]. Именно на эту организацию легла ответственность за составление планов, топографических съемок, проведение земле- и лесоустроительных мероприятий.

Картографический материал, относящийся к середине XIX в., позволяет проследить некоторые аспекты территориально- административного оформления изучаемого региона. Это, как правило, крупномасштабные карты по уточнению северо-западной и юго-восточной границ Алтайского округа. В соответствии с общероссийской тенденции развития картографирования на Алтае отмечается расширение использования топографических карт гражданскими организациями. Карты становятся необходимыми для дорожного строительства, образования новых селений, использовались они и в качестве основы для различных специальных съемок. К 1864 г. была составлена первая подробная топографическая карта Алтайского горного округа. Эта карта явилась результатом работ экспедиции под руководством межевого инженера полковника Ф. Мейена, направленной на территорию округа в 1856 г. Десятиверстная карта масштаба 1:420000 (в 1 дюйме 10 верст) состоит из 20 листов. Эта карта основана на огромном комплексе топографических материалов Горного Архива. Несмотря на ряд неточностей, карта была очень популярна и имела большое практическое значение. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что вплоть до 1907 г. определение земельных площадей Алтайского Горного округа производилось по карте Мейена, хотя и с определенными оговорками. Карта была отпечата-


123

на в известном картографическом заведении А.А. Ильина в 1868 г. [23]

Особое значение для середины XIX - начала XX вв. приобрело тематическое картографирование территории Алтайского Горного округа. Это карты лесных угодий, полезных ископаемых, распределения сельского населения и т.д. Все они стали неотъемлемой частью изданий, посвященных сельскохозяйственным, природно-климатическим обзорам Алтайского округа. Как уже отмечалось, составление таких карт стало необходимостью для различных хозяйственных целей региона. Для Алтая можно выделить следующие направления в составлении карт.

Поуездные межевые работы в округе. Практически все пять уездов Алтайского округа к началу XX в. были обмежеваны в ходе специальных экспедиций. Так, в результате работы была составлена Отчетная карта межевых работ в Змеиногорском уезде за 1868 г. Масштаб 10 верст в 1 дюйме. Составлена она была чинами Алтайской Межевой экспедиции с показанием данных за предыдущие годы с добавлением съемки за 1868 г. [24]

Порайонное проведение съемок было обусловлено стремлением урегулировать процессы землеустройства и землепользования на территории округа. Однако, начиная с 1877 г., топографические съемки проводились уже не специально посылаемыми для этого экспедициями, а силами местной Чертежной мастерской, так как с этого момента все военно-топографические экспедиции направлялись исключительно в пограничные районы с целью проведения работ для военных нужд государства.

Проведение съемочно-топографических и межевых работ стоило достаточно дорого (10715 рублей за летний сезон) для округа [25]. Однако расходных материалов всегда требовалось на большую сумму, чем отводилось предварительно. Все это приводило к постоянным перепискам межевых экспедиций со Вторым отделением Главного Управления


124

Алтайского округа (отвечавшим за землеустройство и землепользование). Для заведующего Алтайской межевой экспедиции были выработаны специальные формы отчетности.

Сезонная работа экспедиции делилась на летний и зимний периоды. Как правило, в рамках экспедиции выделяли 9 партий, где каждая отдельная партия состояла из 4 старших и 5 младших межевщиков. Одна партия занималась геометрическими построениями, а остальные восемь - топографической съемкой, где на каждого исполнителя приходилось по 50 кв. верст в месяц. Нередко работа экспедиции, рассчитанная на один сезон, растягивалась на два и более, что заставляло Второе отделение Алтайского горного округа в административном порядке обращаться к заведующему Алтайской межевой экспедиции с требованием о спешном подведении итогов и их представлении [26].

Проведение обширных работ по межеванию территории требовало привлечения массы сравнительно квалифицированных землемеров, для чего первоначально для Алтая практиковалось добровольное комплектование межевых кадров из офицеров и гражданских чиновников. При этом съемкой занимались офицеры, а чины Межевой экспедиции (канцелярские подчиненные) были у них в подчинении.

Карты производственной и хозяйственной специализации. Вторая половина XIX в. стала для Алтая переломным моментом в отношении его производственной специализации и хозяйственной жизни. Став открытым для переселенческого потока, округ, как и центральные правительственные органы нуждались в специальных картах, где были бы отражены различные сведения о ситуации, сложившейся на территории Алтая, и его дальнейшем потенциале в хозяйственном и сырьевом отношении.

В 1887 г. министром внутренних дел было признано неoбходимым, учитывая предложения центрального статистического комитета, составить для всей Российской империи


125

общую карту губерний и областей с нанесением на нее в каждом уезде границ волостей, имений и других мелких единиц административного деления и, по возможности, всех существующих поселений [27].

Для выполнения данного решения Центральным Статистическим Комитетом были разосланы во все губернии и области России отдельные экземпляры десятиверстной карты и стоверстная карта, изданная Генеральным Штабом. Предполагалось, что на местах будет проведена дополнительная работа по уточнению уездных и волостных границ, по исправлению или дополнению поселенных данных. Результатом такой работы должно было стать издание списков всех селений по каждой волости в отдельности с показанием наличного числа душ обоего пола в каждом поселке, а также числа дворов, имеющих душевой надел и входящих в состав общества, и некрестьянского населения, осевшего в пределах волости. Исправленные и сверенные на местах карты и списки сверялись затем в центральном статистическом комитете с другими имеющимися в его распоряжении данными и переносились на трехверстную военно-топографическую карту, при этом исправлялись уездные и волостные границы, отмечались пункты, в которых находились волостные правления.

Однако собранные по Азиатской России сведения имели ряд специфических моментов, поскольку в распоряжении статистического комитета была лишь стоверстная карта, что не давало возможности разместить на ней все селения, а также границы волостей и губерний. Вследствие этого издание схематических карт по Азиатской России было отложено. Ситуация изменилась со строительством Сибирской железной дороги. Для ее скорейшей прокладки было необходимо уточнение списков населенных мест, границ волостей, свободных казенных земель, лесов и т. д. Местным начальникам губерний и областей было поручено дополнительное уточнение материалов, касающихся территориально-админи-


126

стративного деления и поселенных данных, и их издание. В результате в 1894 г. были составлены общая рукописная карта Сибири в масштабе 15 верст в дюйме и списки губерний и областей с приложением к ним, насколько это было возможно, описания физико-географического и экономического положения [28].

Карты по уточнению внешних границ Алтайского округа. В ходе решения ряда вопросов территориально-административного деления между Семипалатинской областью, Томской губернией и Алтайским округом была составлена карта Томского уезда Томской губернии [29]. Карта была составлена в 1894 г. с показанием границы, проведенной в 1833, 1853, 1854 гг. по указаниям Горного правления. Авторами карты являлись гиттенфервалтеры Саблин и Стрижков. По этой карте было предложено отделить в Алтайский горный округ земли и селения крестьян и инородцев следующих волостей губернского ведомства: Верхнекаинской, Убинской, Иткульской, Емайской, Уртамской, Спасской и части Темерчинской заказной лесной казенной рощи. На основании представленных карт, старых волостных планов прежнего межевания и старых карт округов на карте была отражена предлагаемая грань между землями Горного и Губернского ведомства. Таким образом, была показана граница Алтайского округа, спроектированная в период от 24 до 28 февраля 1894 г.

Карты лесов. Подобные карты составлялись еще в 40-е гг. XIX в., но широкое распространение они получили с начала XX в. Через лесные дачи и угодья население обеспечивалось строительными материалами и топливом, поэтому для более рационального лесопользования ряд экспедиций работал над составлением специальных карт лесов [30].

Карты землеустройства и землепользования. Проблема землеустройства и землепользования решалась с огромным трудом, несмотря на ряд довольно эффективных правительственных мероприятий. Как и для решения вопросов лесо-


127

пользования требовалось составление специальных карт, отражающих процессы землеустройства, специфику распределения различных групп сельского населения, результаты землеустроительных работ. [31]

Старение существующих карт стало причиной начавшейся в 1904 г. подготовки к составлению новой топографической карты округа. Результатом работы чинов Чертежной Главного Управления под руководством межевого инженера А. Лесневского стала топографическая карта Алтайского округа, законченная к 1907 г.[32] Она состояла из 75 листов при масштабе 4 версты в 1 дюйме. Значение этой карты трудно переоценить, даже учитывая тот факт, что карта составлялась поэтапно, в результате чего отдельные ее части зафиксировали разное положение вещей. Долгое время карта Лесневского была основой составления различных карт, и даже в советский период, подвергнувшись ряду исправлений, эта топографическая карта широко использовалась.

Советский период в составлении карт Алтайского региона можно начинать с 20-х гг. XX в. Смутное революционное время, территориально-административные мероприятия, проводимые разными властями - все это оставило в наследство Советской России полнейший хозяйственный и административный хаос. Бывшие административные границы многих сибирских регионов были перекроены на несколько раз. Одним из первых организационных мероприятий стало обращение Админкомиссии ВЦИК от 3 октября 1922 г. ко всем Админкомиссиям РСФСР с предложением составить документальные административные карты. Порядок составления карт предполагал несколько этапов. Во- первых, документальные карты составлялись в масштабе 10 верст в дюйме, за исключением Сибири, Архангельской губернии и Автономной области Коми. Для Сибири предусматривается создание карты при масштабе 50 верст в дюйме, для Архангельской губернии и Автономной области Коми - 25 верст в дюйме. Во-вторых, при составлении документальных карт


128

в качестве бланков использовались листы карт соответствующих масштабов издания корпусов военных топографов. При этом бланками карт Губернские Отделы Управления снабжались Чертежно-картографическим отделом НКВД в количестве не более двух комплектов. В-третьих, листы карты района, губернии аккуратно складывались, на них наносились границы губернские, уездные и волостные на 1 марта 1917 г., при этом необходимо было строго следить за тем, чтобы пограничные селения разместились в тех административных единицах к которым они относятся, т.е. граница должна была точно проводиться по населенным пунктам. После нанесения всех границ 1917 г. наносились их изменения, произошедшие до 1922 г. После этого документальная карта редактировалась на заседании Пленума Губадминкомиссии и утверждалась подписями председателя, секретаря и непосредственно самих исполнителей. В результате карта составлялась в двух экземплярах, один из которых должен был храниться в Губотделе Управления, другой же высылался в Секретариат Административной Комиссии ВЦИК [33].

Для исполнения этого задания в отделе управления Алтайгубисполкома была составлена карта изменения границ Алтайской губернии и ее уездов, начиная с дореволюционного периода и заканчивая 1922 г. Все изменения границ были наложены на полученные из Админкомиссии ВЦИК планшеты сорокаверстной военно-топографической съемки. Однако по заключению специалистов-картографов Алтайского губернского земельного управления нанесение границ непосредственно на эти планшеты приводило к ощутимым искажениям вследствие их технического несовершенства. Для достоверности результатов границы были наложены первоначально на имеющуюся в губернии двадцативерстную карту как более точную. Поэтому в Админкомиссию ВЦИК были представлены две карты - двадцати- и сорокаверстная, абсолютно идентичные по содержанию и оформлению. К 1 февраля 1923 г. все работы были завершены [34].


129

В ходе территориально-административных преобразований с 1925 по 1937 гг. территория Алтайской губернии, образовавшейся 17 апреля 1917 г., первоначально вошла в состав Сибирского округа (25 мая 1925 г.), а затем, спустя пять лет, стала составной частью Сибирского края (30 августа 1930 г.), состоявшего из 121 районов. Окончательное оформление современной границы территории края датируется 28 сентября 1937 г. Алтайский край тогда состоял из 66 административных районов [35].

Для советского периода истории картографии Алтая, как и любого другого региона, характерно рассмотрение края, его экономического и сырьевого потенциала с точки зрения всесоюзного значения. Этот подход к региональному картографированию продолжил традицию комплексных атласов, сложившуюся еще в досоветский период и представленную такими фундаментальными картографическими работами, как Атлас Маркса и Атлас Азиатской России [36]. Наряду с комплексными картографическими работами всесоюзного характера имело место и создание региональных карт, как правило, главным управлением геодезии и картографии. Перед местными картографическими отделами в этот период времени были поставлены более узкие задачи - создание карт по отдельным аспектам развития региона, его порайонное картографирование.

Самым значительным событием для Алтайского края стало издание комплексного географического научно-справочного Атласа. В нем содержатся обобщающие сведения о природе, истории, населении и хозяйстве края. Атлас состоит из двух томов. Первый том вышел в 1978 г. Он включает 12 разделов, посвященных природным условиям и ресурсам региона. Второй том вышел спустя два года и состоит из 7 разделов и более 330 социально- экономических карт [37].

Качественно новым шагом в региональном картографировании стало издание в 80-е гг. серии справочных общегеографических карт Алтайского края [38], напечатанных Новоси-


130

бирской картографической фабрикой ГУГК СССР, которые готовились к изданию с использованием оригиналов топографических карт масштаба 1:1000000. Вместе с тем проблемы "старения" карт из-за нерегулярных переизданий и дефицита картографического материала не были решены в полной мере.

Все сведения о картах, опубликованных в качестве самостоятельных картографических изданий или же приложений к тем или иным публикациям, содержатся в Картографических летописях. Выпуск этих картографических библиографических сборников был начат с 1931 г., до настоящего времени выходит 2 раза в год.

Нынешний этап картографирования территории Алтайского края следует рассматривать с точки зрения качественно новых оценочных критериев. На российском рынке постепенно набирает силу компьютерное (цифровое) картографирование. Это позволяет увеличить объем картографического материала, своевременно вносить исправления, корректировать карту. Однако рынок готовых цифровых карт пока крайне неразвит. Фактически широко известны и продаются карты только территории Центральной России, а также Москвы, Санкт-Петербурга и нескольких других крупных городов [39]. Отсутствие информации по уже имеющимся цифровым картографическим основам приводит к повторной оцифровке и/или к задержкам внедрения тех или иных проектов. Постепенно происходит внедрение ГИС-технологий в процесс картографирования Алтайского региона. Можно говорить о развитии ряда перспективных направлений (мониторинг почв региона, историческое, экологическое, городское, геологическое картографирование), предполагающих активное составление и использование цифрового картографического материала [40]. К этой работе привлекаются квалифицированные эксперты и пользователи, а также сотрудники фирм и организаций, заинтересованных в создании такого рода карт.


131

Обеспечивая потребности развивающегося общества, географические карты были продуктом соответствующих эпох, и как таковые они являются не только историко-научными, но и памятниками культуры. Поэтому, на наш взгляд, некоторое ослабление интереса к истории карты, как и к исторической картографии в целом, должно остаться лишь не очень удачным эпизодом в развитии отечественной исторической науки.

Примечания

1. Воробьева И.А., Малолетко А.М., Розен М.Ф. Историческая картография и топонимика Алтая. Томск. 1980. 121 с.; Гольденберг Л.А. Подлинная роспись чертежа Сибири 1667 г. // Тр. Института истории естествознания и техники. 1962. Т. 4. Вып. 3. С. 252-271; Он же. Семен Ульянович Ремезов, сибирский картограф и географ, 1642 - после 1720 г. М., 1965. 263 с.; Он же. Развитие отечественной исторической картографии. // Вопросы истории. 1974. N 7. С. 33-48; Полевой Б.П. Гипотеза о "годуновском" атласе Сибири 1667 г. // Изв. АН СССР. Сер. геогр. 1966. N 4. С. 123-132; Он же. Новое о "Большом Чертеже" посольства Н.Г. Спафария // Изв. АН СССР. Сер. геогр. 1969. N 1. С. 115-124; Он же. Сибирская картография XVII в. и проблема Большого чертежа // Страны и народы Востока. Вып. XVIII. М., 1976. С. 213-227; Розен М.Ф. Вершина реки Оби и Телецкое озеро на первых чертежах и картах Сибири. // Страны и народы Востока. Вып. XVIII. М., 1976. С. 234-241; Он же. Очерки об исследователях и исследованиях Алтая. Барнаул. 1996. 191 с.; Он же. История изображения Телецкого озера на чертежах и картах // Историческая и современная картография в развитии Алтайского региона. Барнаул, 1997. С. 30-44; Салищев К.А. История картографии // Итоги науки и техники: Картография. М., 1974. Т. 6. С. 218-238; Сербина К.Н. "Книга Большому Чертежу" и ее редакции // Исторические записки. 1945. N14. С. 129-147; Она же. Источники "Книги Большому Чертежу" // Исторические


132

записки. 1947. N 23. С. 290-324; Чекалин В.М. Геогностическая карта округа Колывано-Воскресенских заводов // Историческая и современная картография в развитии Алтайского региона. Барнаул, 1997. С. 48-53; Шибанов Ф.А. "Большой чертеж": Первая оригинальная русская карта Московского государства // Труды второго Всесоюзного географического съезда. М., 1949. Т. 3. С. 272-280.

2. Воробьева И.А., Малолетко А.М., Розен М.Ф. Указ. соч. С. 65.

3. Полевой Б.П. О картах Северной Азии Н.К. Витсена. // Изв. АН СССР. Серия географическая. 1973. С. 221.

4. См.: Гольденберг Л.А. Подлинная роспись Чертежа Сибири 1667 г. // Труды Института истории естествознания и техники АН СССР. 1962. Т. 4. Вып. 3. С. 252-271.

5. Книга Большому Чертежу: (Памятник 17 в.) / Под ред. К.Н. Сербиной. М.; Л., 1950. С. 188.

6. Андреев А.И. Очерки по источниковедению Сибири. Вып. 1. XVII в. М.; Л., 1960. С. 85.

7. Полевой Б.П. Новое о "Большом Чертеже" посольства Н.Г. Спафария. С. 115-124.

8. Воробьева И.А., Малолетко А.М., Розен М.Ф. Указ. соч. С. 29.

9. Цит. по: Воробьева И.А., Малолетко А.М., Розен М.Ф. Указ. соч. С. 32.

10. Там же. С. 32-36.

11. См., например: Гольденберг Л.А. Семен Ульянович Ремезов, сибирский картограф и географ, 1642 -после 1720 г.

12. Виноградова И.А., Малолетко А.М., Розен М.Ф. Указ. соч. С. 67.

13. Липинская В.А. Указ. соч. С. 64.

14. Воробьева И.А., Малолетко А.И., Розен М.Ф. Указ. соч. С. 44.

15. Нарских Р.С. Совершенствование содержания топографических карт масштабов 1:21000 и 1:25000. // Вопросы применения картографических методов при географических исследованиях. М., 1960. С. 111.

16. ЦХАФАК. Ф. 1601. Оп. 1. Розен М.Ф. История карты Алтая. Рукопись не имеет отдельного номера как единица хранения.


133

17. Паллас П.-С. Путешествие по разным местам Российского государства. Часть вторая. Книга вторая. СПб., 1786. 238 с.

18. Плетнер В.И. О картографии Алтайского округа. // Труды геологической части Кабинета е.и.в. СПб., 1895. Т. 1. Вып. 1. С. 65.

19. ЦХАФАК. Ф. 50. Оп. 12. Ед. хр. 432

20. Условные знаки для употребления на Топографических, Географических и Квартирных картах и Военных планах. Составлены при Канцелярии Генерала-Квартирмейстера Главного Штаба Его Императорского Величества. Гравированы и печатаны при Военно-Топографическом Депо в 1822 г.

21. Барнаул. Летопись города. Ч. 1. 1701-1919. Барнаул, 1994. С. 52.

22. ЦХАФАК. Ф. 50. Оп. 12, вступительный текст.

23. ЦХАФАК. Ф. 50. Оп. 12. Ед. хр. 38а

24. ЦХАФАК. Ф. 50. Оп. 12. Ед. хр. 185.

25. ЦХАФАК. Ф. 2. Оп. 4. Т. 1. Ед. хр. 9498. Л. 3-3 об.

26. ЦХАФАК. Ф. 2. Оп. 4. Т. 1. Ед. хр. 9498. Л. 1-2.

27. Статистика Российской империи. Волости и населенные места 1893 г. Томская губерния. СПб., 1894. Т. XXXII. Вып. 12.

28. ЦХАФАК. Ф. 50. Оп. 12. Ед. хр. 14.

29. ЦХАФАК. Ф. 50. Оп. 12. Ед. хр. 79.

30. ЦХАФАК. Ф. 50. Оп. 12. Ед. хр. 147 (Карта лесного массива Колывано- Воскресенского горного округа. 1840 г.), 148 (Карта лесного массива Алтайского горного округа с показанием боров. 1888 г.), 149 (Карта с обозначением боров за 1901 г.), 150 (Карта лесов Алтайского округа. 1901 г.), 151 (Карта лесных дач. 1910 г.), 152 (Карта Горного Алтая со схематическим показанием распределения лесов. 1910 г.), 155 (Карта Алтайского округа с показанием границ лесных дач и лесничеств. 1911 г.), 163 (Карта Алтайского округа с показанием лесничеств арендных участков. 1915 г.).


134

31. ЦХАФАК. Ф. 50. Оп. 12. Ед. хр. 190 (Карта Алтайского округа с показанием земельных и лесных пространств. 1911 г.), 191 (Отчетная карта землеустроительных работ Алтайского округа. 1912 г.), 192 (Карта исполнения землеустроительных работ в Алтайском округе. 1913 г.).

32. ЦХАФАК. Ф. 50. Оп. 112. Ед. хр. 24.

33. Записка о территориальных и административных изменениях Алтайской губернии. Барнаул, 1923. 28 с.

34. Там же, карта.

35. Алтайский край. Атлас. Т. 1. М.; Барнаул, 1978. С. 20.

36. Большой всемирный настольный Атлас Маркса. / Под. ред. проф. Э.Ю. Петри и Ю.М. Шокальского. СПб., 1905; Атлас Азиатской России. СПб., 1914.

37. Алтайский край. Атлас. Т. 1. С. 222; Т. 2. 1980. С. 235.

38. См., например: Карта Алтайского края. Новосибирск, 1989.

39. Информационный бюллетень ГИС-ассоциации. М., 1994. N 2. С. 40; N 3. С. 10; N 4. С. 63.

40. Историческая и современная картография в развитии Алтайского региона. Тезисы докладов международной научно-практической конференции 25-26 ноября 1997. Барнаул, 1997. 165 с.


135

Содержание