Мэрилин Ливингстоун, Кен Бартли
(Департамент экономической и социальной истории,
Королевский университет в Белфасте)

Исторические проблемы, ГИС решения?
Изучая пространственно-временные
связи средневековых данных

Введение

"Того, кто не является математиком, охватывает мистическая дрожь, когда он слышит о "четырех измерениях", ощущение, сходное с тем, которое пробуждают мысли об оккультном. И еще не нашлось места для банального утверждения, что мир, в котором мы живем, является четырехмерным пространственно-временным континуумом." (А. Эйнштейн, 1924 г. [1]).

Возможно, Эйнштейн обращался с этими словами к научной общественности, но они в равной мере приложимы к изучению истории. События не происходят изолированно в определенный, замороженный, момент времени. История занимается изучением динамических процессов, происходящих во времени и пространстве. Как эти процессы рассматриваются и понимаются, зависит от качества имеющихся источников. Каждый источник расскажет свою собственную историю, каждый источник также будет обладать своей собственной пространственной и временной противоречивостью. Осведомленность о временном и пространственном характере данного исторического источника, а также о временных и пространственных взаимоотношениях между различными источниками, является решающим моментом в


45

извлечении реальности из исторического свидетельства. Данная статья посвящена тому, как географическая информационная система (ГИС) и реляционная система управления базами данных (РСУБД) были использованы для изучения данных средневековых исторических источников с пространственной и временной точек зрения [2].

Историкам средневековой Англии особенно повезло в качестве и количестве документов, дошедших до наших дней. Архивы центральных правительственных департаментов особенно богаты и могут помочь в проведении глубоких исследований экономики средневековой Англии на национальном уровне. Одним из таких источников национального уровня являются "Посмертные расследования" (Inquisitiones Post Mortem) - источник, который использовался историками в самых различных направлениях в течение многих десятилетий [3]. Эти документы составлялись после смерти прямых вассалов короля и по требованию английской канцелярии, которым необходимо было иметь данные о стоимости земельных владений своих вассалов. Эта информация была необходима, чтобы королевские чиновники могли установить соответствующий уровень платежей для опекунов таких поместий в случае, если наследники являлись малолетними, или в случае дележа земельного владения между несколькими наследниками. Сведения, содержащиеся в "Посмертных расследованиях", предоставляют прекрасную возможность изучения размера, состава и ценности земельных владений нобилитета и мелкопоместного дворянства средневековой Англии. Наиболее информативные документы представляют собой снимок состава индивидуального феодального поместья в определенный момент времени и включают в себя такие сведения, как размер в акрах и стоимость различных типов земельных угодий (пахотная земля, луга, пастбища, леса), стоимость различных ресурсов поместья (рыбные ловли, голубятни, мельницы, рынки), а также размер и природу дохода, получаемого поместьем, и извлекаемого из рентных платежей и работ арендаторов.


46

"Посмертные расследования" охватывают период с середины XIII до середины XVII в. Проект Королевского университета в Белфасте по составлению базы данных по истории Англии перед Черной Смертью сделал возможным использование этих документов для изучения последних 50 лет перед катастрофой, названной Черной Смертью и разразившейся в 1348- 1349 гг.4 Главная цель этого проекта - изучение географических моделей размещения достатка и землепользования на национальном и региональном уровнях, вопросы, которые, как отмечалось в литературе, были "упорно вне поля зрения" исследователей5. Эти 50 лет являются ключевыми в изучении экономики позднего средневековья; они отмечают конец длительного периода роста, включают в себя страшный голод (1315-1320 гг.) и завершаются огромным экономическим сдвигом. Что касается самого источника, то в течение изучаемого периода времени произошли изменения в процедуре сбора данных, и эти изменения отразились на объеме и качестве содержащейся в документах информации.

"Посмертные расследования" представляют собой запутанный источник, более 9000 из сохранившихся документов покрывают изучаемый пятидесятилетний период. Для любого источника, характеризующегося такой сложностью и размером, вариативность в качестве и объеме информации будет воздействовать на применяемые методы анализа и на то, какие могут быть сделаны выводы. Есть три аспекта, где изучение вариативности данных особенно важно:

  • вариативность пространственного покрытия;
  • вариативность переменных с течением времени;
  • административные противоречия, которые влияют на объем информации.

Вариативность пространственного покрытия

До настоящего времени сохранилось 9261 "Посмертных расследований", охватывающих изучаемый период и отно-


47

сящихся ко всем кантонам Англии, и еще 650, описывающих англо-норманнские владения в Уэльсе и Ирландии. Тем не менее документы неравномерно распределены между всеми английскими кантонами. Использование ГИС сделало возможным создание карты, на которой представлена плотность, с которой "Посмертные расследования" покрывают территорию страны (рис. 1). Этот специальный метод обработки данных плотности размещения той или иной переменной [6] позволяет историкам уйти от вручную сделанных карт, на которых представлена покантонная плотность размещения переменной, и делает возможным изучение вариативности переменной на уровне всей страны.

Вообще говоря, "Посмертные расследования" изобильнее представлены в южных двух третях страны, нежели в северной трети. Места наиболее плотного скопления "Посмертных расcледований" относятся к кантонам вокруг Лондона и к большей части Восточного Среднеземелья. В районах влажных земель северного Кембриджшира и слабо населенных территориях Севера плотность размещения посмертных расследований невелика. Некоторые другие районы, такие как Хэмпшир, слабо покрыты "Посмертными расследованиями", поскольку большую часть земель здесь держала церковь и, следовательно, такой вид документов, как "Посмертные расследования", для этих земельных владений не составлялся. Эта вариативность покрытия отражает географические, демографические, институциональные и административные модели, охватывающие всю страну. Таким образом, любая карта, созданная на основе данных "Посмертных расследований", не может рассматриваться изолированно, но должна изучаться в контексте этой базовой карты.

Однако карта плотности размещения сохранившихся документов не совпадает с картами пространственного размещения всех возможных типов земельных угодий, активов и ренты. Некоторые переменные могут быть сконцентрированы в определенных местах, а не распределены по всей тер-


48

ритории страны. Практически всегда это связано с чрезвычайно дотошным отношением конкретного администратора к деталям, что хорошо видно на карте общих полей (рис. 2). За исключением некоторых изолированных местностей, записи об общих полях относятся к Вайлтширу. Следовательно, при изучении пастбищной системы на национальном уровне из анализа должны быть исключены общие поля. В случае, если эти данные не будут исключены, любая созданная в результате исследования карта будет содержать неверные модели размещения переменной.

Даже в том случае, когда какие-либо данные фиксировались с большой степенью постоянства на всей территории страны, например, такие сведения, как доля пахотных земель на акр, карта не может быть интерпретирована изолированно (рис. 3). Высокие оценки этого вида угодий зафиксированы в Кенте, Восточном Норфолке, Фенсе, а также на довольно больших участках на севере Англии. Для того, чтобы правильно понять эту карту, необходимо выяснить, какова степень доверия к полученной географической модели. Поскольку сельское хозяйство являлось основой экономики в изучаемый период, разумным было бы предположить наличие взаимосвязи между стоимостью земли в районе и достатком этого же района. Уместным источником сведений о достатке в этот период являются светские субсидии 1334 г., в которых записаны выплаченные налоги и уровень налогов по 13000 завещаний по всей территории Англии (рис. 4) [7]. Карта на рис. 4 была сделана с использованием "потенциального картографирования", а не в результате оцифровки границ каждого прихода для всей страны. На такой карте каждая точка представляет собой среднее значение данной переменной в пределах определенного расстояния. В данном примере точечная карта, на которой представлен достаток каждого прихода, была преобразована в карту поверхности, показывающую средний достаток на квадратную милю. ГИС позволяет


49

"наложить" полученную карту на карту распределения значений стоимости пахотных земель, для того, чтобы получить карту, показывающую взаимоотношения между достатком и стоимостью пахотных угодий. Программные инструменты "наложения" карт, используемые совместно с "потенциальным картографированием", являются мощным средством сравнения данных различных исторических источников даже в том случае, если сведения этих источников относятся к разным местностям в пределах одной и той же изучаемой территории. Как видно из данного примера, значения стоимости пахотных угодий разумно и последовательно отражаются в данных о достатке, относящихся к югу страны, в то время, как к северу от реки Трент пахотные угодья явно переоценены (рис. 5). Этот результат позволяет с доверием отнестись к данным, относящимся к югу Англии, при использовании первоначальной карты оценки стоимости пахотных угодий, в то время, как данные, относящиеся к северу от реки Трент, ставят перед исследователем вопросы о том, что именно записывалось в документах этого региона.

Вариативность переменных с течением времени

При изучении "Посмертных расследований", составленных на протяжении пятидесяти изучаемых лет, обнаруживается одна из наиболее характерных черт этого источника: изменения типа и объема информации, включавшейся в документы. Эти изменения становятся особенно очевидными при детальном рассмотрении данных о земельных ресурсах. Одна из особенностей касается информации о размерах засеянной и незасеянной части пахотных угодий (рис. 6а). До 1325 г. "Посмертные расследования" дают очень мало сведений о пропорциях засеянных и незасеянных пахотных угодий или о системе севооборота. После 1325 г. эта информация становиться более постоянной, частота встречаемости


50

повышается между 1330-ми и 1340-ми годами и начинает падать в последние несколько лет.

Вот типичный пример из источника, содержащий описание засеянной и незасеянной части пахотных угодий: "И есть 120 акров пашни, из которых 80 акров могут быть засеяны каждый год, и когда они засеяны, то их стоимость 40 ш., по 6 п. за каждый акр. И когда они не засеяны, их стоимость в качестве пастбища составляет 6 ш. 8 п., по 1 п. за акр. И 40 акров не имеют стоимости, поскольку они лежат под паром и находятся в общем пользовании весь год" (С135/35 (16)). Такие описания иногда содержат сведения о высеваемой культуре.

В приведенном выше примере упоминается земля, находящаяся в общем пользовании, в случае, если она не засеяна. Упоминания общей земли, т.е. земли, находящейся в общем использовании для выпаса животных, также становятся более частыми в течение изучаемого периода. Хотя небольшой процент "Посмертных расследований" содержит подобные сведения до 1325 г., однако только после этой даты такой тип земельных угодий упоминается достаточно регулярно. Данные об использовании земли для общего выгона в определенное время года очень полезны для оценки стоимости земельных ресурсов отдельного лорда. Земля, которая пускалась под пастбища и при этом составляла часть земледельческой системы, могла цениться ниже, чем земля, которая постоянно использовалась для получения прибыли, и, таким образом, общая стоимость поместья могла быть ниже. Принимая во внимание увеличение частоты встречаемости таких деталей в последние годы изучаемого периода, можно предположить, что лорды беспокоились о том, чтобы представлять более реалиcтичные данные о стоимости поместий под давлением со стороны официальных лиц для увеличения доходов из этого источника.

Сведения о земле, которой распоряжались "отдельно", представляют иную картину (рис. 6с). Эта информация


51

представлена в источниках приблизительно с одинаковой частотой на протяжении изучаемого периода (с падениями и взлетами для отдельных лет). Стоимость такой земли обычно была выше, чем земли, входившей в категорию открытых полей, и, следовательно, наличие такой земли существенно добавляет к стоимости отдельных владений. Более того, такие участки, отделенные от других, было легче измерить и оценить, чем маленькие участки на открытых полях. Поэтому неудивительно, что этот тип земельных угодий фиксировался официальными лицами более регулярно на протяжении всего изучаемого периода.

Записи о качестве почв в отдельных поместьях являются редкими по сравнению с подробностями, о которых шла речь выше. Эти данные обычно встречаются в тех случаях, когда земля почему-либо нестандартна. Редко качество земли описывается как выше стандартного или очень хорошее, за исключением случаев, когда она описана просто как "лучше", но зачастую эти сведения приводятся для того, чтобы показать контраст при сравнении с землей, уже описанной как "плохая". Почвенные условия в большинстве случаев упоминаются при описании лугов и пахотных земель, хотя есть сведения о пастбищных угодьях, которые "холмисты" или "гористы". Описание качества луговых почв обычно дается для тех мест, где невозможно косить сено вследствие погодных условий. Например, об Эссексе примерно 1340 г. сообщается, что есть "2 акра лугов, чья годовая стоимость составляет 3 ш., по 18 п. за акр во влажные годы, когда можно косить луг; в засушливые годы, когда косить невозможно, потому что они опустошены и сухи, они лежат как пастбища и их стоимость составляет 12 п." (PRO С134/88/(22)). Почвы других лугов могут быть описаны как тяжелые и сухие, например, в Колби в Лейстершире около 1326 г. (PRO С134/90(5)).

Почвы пахотных угодий зачастую описываются как каменистые, или тяжелые, или песчаные. В одном случае, относящемся к Тофту в Линколншире 1340 г., указывается,


52

что 100 акров пахотной земли не могут быть засеяны вследствие появления канав, проделанных морем. Такая необычная характеристика, как в этом последнем примере, приоткрывает завесу над природными условиями, характерными для отдельных мест.

Количество упоминаний почвенных данных возрастает во второй половине изучаемого периода (рис. 6d), но доля "Посмертных расследований", в которых зафиксированы подобные сведения, остается низкой по сравнению со сведениями, о которых шла речь выше: не более 10% "Посмертных расследований" содержат данные о почвах в пиковый, 1335 г. Для трех из четырех переменных, о которых шла речь, обнаруживается сходная картина увеличения числа описываемых подробностей во второй половине рассматриваемого периода. Причины такого роста детализации описания должны быть изучены особо для того, чтобы понять причину такого рода изменений. Уже сейчас, на стадии сбора данных, очевидно, что в этот период произошло несколько административных перемен, и именно здесь могут быть найдены ответы на вопросы о временных изменениях в форме и объеме содержащихся в "Посмертных расследованиях" данных.

Администрирование IPMs

Можно рассматривать большое число административных изменений, но рис. 6а указывает на одно из самых важных. Рост общего числа подробностей, касающихся данных о засеваемых землях и общих правах, начинается в первые годы 1320-го десятилетия, и их пик приходится на конец 1330-х и начало 1340-х гг. Этот рост не случаен и по времени совпадает с главными изменениями в административной структуре "Посмертных расследований". До 1323 г. администрация "Посмертных расследований" находилась под контролем двух официальных лиц, называемых исчиторами [8], чья юрисдикция охватывала области к северу и к югу от реки Трент (рис. 7). Эти исчиторы должны были осуществлять


53

только номинальный контроль за каждодневной работой системы составления "Посмертных расследований" в обширных областях, находившихся под их юрисдикцией. Большая часть рутинной работы по составлению документов должна была выполняться клерками на уровне кантонов.

В 1323 г. Эдуард II полностью изменил административную процедуру по составлению "Посмертных расследований" в рамках реструктуризации всего аппарата после восстания. Он заменил двух исчиторов большим числом, чья юрисдикция была значительно уменьшена: несколько кантонов вместо половины страны. Представляется, что эти изменения породили более добросовестное отношение к сбору данных со стороны части клерков, и именно с этого времени документы "Посмертных расследований" стали более детальными. Следующее изменение этой системы - один исчитор на кантон - было сделано Эдуардом III в 1342 г., что привело к очередному изменению подробности описания.

В рамках новой системы обнаружились различия между районами по уровню и качеству данных. Очевидно, что одни исчиторы стремились к большей детализации, чем другие. Исчитор Кента 1340-х гг., кажется, довольствовался записью только наиболее общих оценок для большинства лордов, в то время, как исчитор Хэмпшира 1330-х гг. описывал подробнейшим образом поместные активы, включая материал, из которого построен поместный дом.

Заключение

"Посмертные расследования" являются богатым источником данных о земле, постройках, ренте и административных процедурах средневековья. Однако, в отличие от более поздних переписей, они не содержат материала обо всей Англии в один определенный момент времени. " Посмертные расследования" создавались только в момент смерти прямого вассала короны. Таким образом, наличие документов для данного года определяется числом лордов, умерших в этот


54

год, и числом его владений, для которых составлялись документы "Посмертных расследований". Следовательно, покрытие "Посмертными расследованиями" территории страны варьируется от года к году. К некоторым годам относится большое число документов, например, вследствие смерти большого числа землевладельцев в битве при Баннокберне в 1314 г. и во время Черной Смерти в 1348 и 1349 гг.

Качество и постоянство информации, зафиксированной в сохранившихся "Посмертных расследованиях", меняется в зависимости от места и времени, добавляя трудности в интерпретацию данных источника. Без понимания причин этой изменчивости любые выводы, основанные только на картографировании информации "Посмертных расследований", могут иметь большие изъяны. ГИС предоставляет эффективные средства для картографирования точечных данных, например, такие, как плотность или потенциальное картографирование, минимизируя ошибки, создаваемые давлением произвольных, обычно административных, границ, которые не отражают действительных пространственных моделей данных. Эти пространственные модели также могут являться результатом особенностей функционирования механизма составления записей в момент появления документа или локальных особенностей (таких, как использование неуставных участков). Перекрестное изучение источников с использованием инструментов наложения различных карт позволяет историку глубже взглянуть на надежность сведений этих источников на локальном и национальном уровнях.

Исследование временных изменений в системе составления документов также является чрезвычайно важным. Некоторые данные могут фиксироваться только в определенные моменты. Это может быть следствием изменения административных процедур в изучаемый период, результатом прилежного или, напротив, небрежного, отношения исчитора. Некоторые методы анализа, например, сравнение переменных, могут помочь вскрыть эти временные особенности в данных,


55

Figure 1. Density of IPMs, 1300-1349

Figure 1. Density of IPMs, 1300-1349


56

Figure 2. Proportion of IPMs recording common pasture

Figure 2. Proportion of IPMs recording common pasture


57

Figure 3. Unit value of arable

Figure 3. Unit value of arable


58

Figure 4. Lay wealth per square mile, 1334

Figure 4. Lay wealth per square mile, 1334


59

Figure 5. Value of arable as percentage of lay wealth

Figure 5. Value of arable as percentage of lay wealth


60

Figure 6

Figure 6


61

Figure 7. Escheatry boundaries, 1300-1335

Figure 7. Escheatry boundaries, 1300-1335


62

если исследователь не знает, что какие-то сведения доступны только для определенного промежутка изучаемого периода.

Исследование пространственных моделей в данных источника независимо от временного тренда или наоборот, может привести к ошибочным результатам. Совместное применение системы управления базами данных и ГИС может помочь в одновременном изучении пространственных и временных трендов в больших и сложных исторических источниках, что в свою очередь открывает для исследователя новые возможности анализа, рассмотрения и интерпретации имеющихся в его распоряжении данных. Новые разработки в области компьютерных технологий должны открыть новую эру для историков. Пространственно-временное взаимодействие может выглядеть как территория науки, но это действительно суть истории.

Перевод Н.В. Пиотух

Редколлегия выражает благодарность сотруднику кафедры истории средних веков Исторического факультета МГУ О.В. Дмитриевой за консультацию.

Примечания

1. A. Einstein. Theory of Relativity (London, 1924). Издание содержит обзор более ранних работ Эйнштейна, подготовленный автором.

2. База данных по истории Англии перед Черной Смертью ("Pre-Black Death England Database") ведется в РСУБД FoxPro for Windows. Пространственный анализ выполнялся в программе SPANS GIS.

3. I.S.W. Blanchard. Economic Change in Derbyshire in the Later Middle Ages, 1272-1540 (PhD. thesis, University of London, 1967); P.F. Brandon. Medieval Clearances in the East Sussex Weald. // Transaction of the Institute of British Geographers, XLVII (1969),


63

pp. 135-153; B.M.S. Campbell, J.P. Power. Mapping the Agricultural Geography of Medieval England. // Journal of Historical Geography, 15 (1989), 24-39; B.M.S. Campbell, J.A. Galloway, D.J. Keene, M. Murphy. A Medieval Capital and its Grain Supply: Agrarian Production and its Distribution in the London Region c. 1300. // Historical Geography Research Series, 32, (1993); G. Clark. The Cost of Capital and Medieval Agricultural Techniques. // Explorations in Economic History, 25 (1988), pp. 265-294; H.L. Gray. English Field Systems (Cambridge, Mass, 1915); O. Rackham. Ancient Woodland: its History, Vegetation and Uses in England (London, 1980).

4. Посмертные расследования были собраны М. Ливингстоун и Р. Дикинсоном. Проект по созданию базы данных по истории Англии перед Черной Смертью был задуман и выполняется под руководством проф. Б.С. Кемпбэлла.

5. B.M.S. Campbell. A Fair Field once Full of Folk: Agrarian Change in an Era of Population Decline, 1348-1350. // Agricultural History Review, 41 (1993), pp. 60-70.

6. Метод, о котором идет речь, был разработан в рамках описываемого здесь проекта. Исходная задача состояла в необходимости преодоления территориально-административных границ при создании карт размещения какой-либо переменной, например, плотности населения, а также точечности имеющихся данных. Суть этого метода состоит в проведении интерполяции данных на заданном пространстве, а именно территории страны. В результате преодолеваются ограничения, налагаемые территориально- административными границами, с одной стороны, и тот факт, что сведения источников могут быть отнесены к некоторой точке, обозначающей, например, населенный пункт. (Доклад К. Бартли, П. Елла и Дж. Ли "From Manuscript to Multimedia" на XI конференции Международной Ассоциации "History and Computing" в Москве в 1996 г. - прим. пер.).

7. R.E. Glasscock. The Lay Subsidy of 1334. (Oxford University Press, 1975).

8. Исчитор (escheator) - наименование должностного лица, отписывающего в казну выморочное имущество (прим. пер.).


64

Содержание