Ю.С. Булыгин
(Алтайский государственный университет)

Образование и развитие населенных пунктов Алтайского края (к оценке репрезентативности источниковой базы) [*]

История заселения нынешней территории Алтайского края, возникновения и развития его населенных пунктов с начала включения этого региона в состав Российского государства является неотъемлемой частью истории края, Сибири, нашей общей отечественной истории. В разработке этой темы уже достигнуты определенные результаты, но до полного, глубокого её изучения ещё далеко. Требуется большая кропотливая работа по воссозданию истории освоения Верхнего Приобья русским народом и другими народами России, выявлению всех причинно-следственных связей колонизационных, хозяйственных, демографических процессов, установлению времени и обстоятельств возникновения, развития и исчезновения каждого населенного пункта, имен первопоселенцев и людей, внесших заметный вклад в историю того или иного города, села, поселка, деревни и т.д. Решение всех этих исследовательских задач требует коллективных усилий многих специалистов-историков с привлечением энтузиастов-краеведов на местах. Для должного развертывания этой работы необходимо создание надежной базы данных с перечнем населенных пунктов, существующих или существовавших на территории края, датировкой их существования, местораспо-


* Работа поддержана Российским гуманитарным научным фондом, грант © 01-97-00415.

7

ложением, динамикой численности населения, что позволит помимо всего прочего осуществить пространственный анализ процесса заселения региона, без чего невозможно составление полноценных исторических карт.

Начинать эту работу необходимо с выявления и оценки значимости разнообразных источников, определения степени их сохранности, объёма содержащейся в каждом из них информации, её полноты и достоверности. Без такой источниковедческой работы невозможно решение всех перечисленных задач историко-демографического исследования Алтая. Дать хотя бы общую характеристику источниковой базы для изучения истории заселения Алтая, его населенных пунктов - задача данной статьи.

Наиболее ценными источниками для любого историко-демографического исследования являются материалы переписей населения на исследуемой территории, содержащие сведения о численности жителей, размещении их по населенным пунктам и т.д. Впервые учёт населения на территории, входящей ныне в состав Алтайского края, был произведён во время так называемой первой ревизии 1719-1727 гг. В связи с переходом в России от подворного обложения к подушному было решено произвести перепись населения, в первую очередь податного, по всей территории государства. Указ об этом был подписан Петром I в 1718 г. и в следующем, 1719 г., была проведена так называемая ландратская перепись. В 1721 г. производился дополнительный учёт на разных территориях пропущенных при ландратской переписи и вновь прибывшего населения. В 1724 г. осуществляется ревизия произведенных до этого переписей, сверка их данных с фактическим состоянием народонаселения, что позволило подвести общие итоги проведённой работы и установить более или менее точно численность податных мужских душ в фискальных целях. Однако довольно скоро понадобилось на местах вносить в данные первой ревизии изменения, особенно там, где движение населения было значительным, в первую очередь на ново-


8

осваиваемых территориях. В основном эта работа была завершена в 1727 г., хотя в ряде местностей с разными целями производился учёт населения с целью выявления новоприбывших.

Материалы ландратской переписи 1719 г. по Кузнецкому уезду, в состав которого входили освоенные к тому времени русскими поселенцами территории нынешнего Алтайского края, сохранились в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА) в одной из книг фонда Сибирского приказа [1]. Перепись содержит списки жителей первых деревень на территории Алтая (только мужских душ) в ведомстве Белоярской крепости, в южной части Бердского ведомства. Сохранились и списки дополнительных переписей 1721 г., выявивших на этой же территории пропущенных в ландратскую перепись 1719 г. и прибывших после неё [2]. К сожалению, списков первой ревизии 1724 г. по Кузнецкому уезду, в том числе и по территории Алтая, не сохранилось ни в подлиннике, ни в сколько-нибудь надежных копиях. Автором данной статьи по другим источникам удалось, однако, в основном восстановить эти списки. Суммарные результаты этой реставрационной работы с указанием населенных пунктов, учтенных на территории Алтая, и ревизских мужских душ в каждом их них приведены в книге "Первые крестьяне на Алтае" [3]. Первоначальное заселение русскими людьми ведомства Бикатунской крепости происходило как раз в годы первой ревизии и его результаты не вошли в основные ревизские материалы. По указанию Кузнецкой воеводской канцелярии приказчики Бикатунской крепости вели учёт прибывавшего населения. В 1727 г. результаты этого учёта были обобщены в Переписной книге кузнецкого дворянина Алексея Трусова. Книга эта хранится в РГАДА [4]. Материалы всех этих переписей времени первой ревизии представляют огромную ценность для изучения самого раннего времени освоения русскими людьми территории нынешнего Алтайского края. Они являются довольно полными по учёту населения, что подтверждается последующими переписями, но, разумеет


9

ся, не зафиксировали всех первопоселенцев, поскольку заселение региона происходило в значительной степени самовольно и поселенцы, особенно беглые и старообрядцы, не спешили попадаться на глаза властям и переписчикам.

Подлинные материалы второй ревизии 1745 г. по территории Верхнего Приобья обнаружить пока не удается, но в центре хранения Архивного фонда Алтайского края хранится добротная копия, сделанная в 1747 г. [5] В ней содержатся сведения о населенных пунктах и их жителях мужского пола по ведомствам Малышевской слободы, Белоярской крепости, Бийской крепости, Колывано- Воскресенского, Барнаульского и Шульбинского заводов. Копия даёт возможность восстановить списочный состав населения по предыдущей, первой ревизии, результаты дополнительного учёта в 1727, 1734, 1736, 1739 гг., по которым власти Кузнецкого уезда, а также приказчики демидовского Колывано-Воскресенского завода учитывали прибывших на территорию Верхнего Приобья поселенцев. Однако, указанная копия и, вероятнее всего, ненайденные подлинные списки второй ревизии имеют существенные недостатки. Работавшие в 1744-1745 гг. переписчики, вынужденные уложиться в краткие сроки, продиктованные начальством, брали за основу имевшиеся в их распоряжении списки первой ревизии с результатами дополнительного учета и в большинстве случаев записывали крестьян по прежним местам жительства, где они прежде учитывались, а не там, где они фактически жили на время второй ревизии. По другим источникам выявляются на территории нынешнего Алтайского края десятки деревень, которые существовали в 1745 г., но не были зафиксированы списками второй ревизии. Когда в 1748 г. производился приём в заводское ведомство приписанных в соответствии с указом императрицы Елизаветы Петровны от 1 мая 1747 г. крестьян Кузнецкого и Томского уездов, это расхождение фактического расселения с учётными данными второй ревизии было выявлено и зафиксировано в списках, составлен-


10

ных под руководством прапорщика геодезии Пимена Старцева [6]. Той же цели служили списки о разъехавшихся с мест своего первоначального учёта крестьянах и разночинцах, составленные в судных избах по требованию Канцелярии Колывано-Воскресенского горного начальства [7].

Несомненную ценность для изучения раннего периода заселения территории Алтая русскими поселенцами имеют также результаты проводимого в первой половине XVIII в. учёта старообрядцев. Наиболее ранним из них является перепись подполковника Никифора Шишкова, производившего учёт раскольников при уральских и сибирских заводах. Перепись эта была завершена в 1743 г. и включала в Верхнем Приобье раскольников в ведомстве демидовских алтайских заводов 172 души обоего пола. В конце 40- х гг. XVIII в. по заданию Канцелярии Колывано-Воскресенского горного начальства был произведён более полный учёт старообрядцев на территории горного округа. В составленных тогда списках оказалось около 500 раскольников. Эти списки особенно ценны тем, что в них, в отличие от материалов первой и второй ревизий, были записаны не только мужчины, но и женщины [8]. Учёт раскольников по требованию церковных властей, а также по инициативе государственной и горно-заводской администрации производился и в последующем.

Для выяснения фактического расселения крестьян и датировки возникновения населенных пунктов ценными источниками являются также роспись крестьян заводского ведомства по церковным приходам в 1751 г. [9], составленный Барнаульским духовным правлением в 1752 г. реестр крестьян, не приходивших на исповедь [10], составленные по заданию заводской администрации обширные списки крестьян, обязанных поставить в счёт повинностей 1750 г. провиант на заводы и рудники Алтая [11], роспись крестьян по станцам для подводной гоньбы, составленная в 1753 г. [12], списки приписных крестьян, составленные в 1757 г. при расположении на заводские работы с указанием мест жительства по ревизскому учёту и фак-


11

тически [13] и др. Из названных списков следует особенно выделить роспись приписных крестьян по церковным приходам 1751 г. Она не содержит поголовного учета. В ней по каждому населенному пункту названы только главы семей, число дворов и в каждом из них число мужских и женских душ. Эта роспись позволяет установить существование десятков деревень, не указанных в списках второй ревизии и появляющихся только в списках третьей ревизии 1763 г. [14] Ценность росписи по станцам 1753 г. в том, что она позволяет пополнить список существовавших к тому времени населенных пунктов, а главное - определить их месторасположение, поскольку в этом источнике названы расстояния каждого населенного пункта от станцов и друг от друга.

В 1759 г. по заданию Канцелярии Колывано-Воскресенского горного начальства подведомственными судными избами и конторами были составлены подробные списки приписных крестьян, включившие не только мужские но и женские души. Эти списки позволяют выяснить численность населения в Колывано- Воскресенском горном округе, его размещение по населенным пунктам [15]. В том же 1759 г. императрица Елизавета Петровна подписала указ о приписке к алтайским заводам всех ещё не включенных в заводское ведомство крестьян и разночинцев Томского и Кузнецкого уездов. При приёме новых приписных в 1759-1760 гг. были составлены подробные списки с указанием мест учёта по второй ревизии и фактического проживания. Списки зафиксировали крестьян и разночинцев, переселившихся из ведомств Чаусского, Сосновского острогов, из окрестностей Кузнецка в ведомства Малышевское, Белоярское и Бийское, то есть на территорию нынешнего Алтайского края [16].

Для выявления населенных пунктов, попавших в официальные списки только в 1759-1763 гг., но существовавших фактически раньше, несомненную ценность представляют чертежи, сделанные ранее этих списков. Особенно следует отметить исполненную Пименом Старцевым ландкарту по экс-


12

педиции П. Шелегина 1745 г. в Горный Алтай и ландкарту Удорской провинции Кузнецкого и Томского уезда 1750 г., а также составленную в середине 30-х гг. XVIII в. по заданию Г.Ф. Миллера карту Верхнего Приобья с маршрутом проехавшего по Алтаю И.Г. Гмелина [17].

Итоги всех перемещений русского населения в Верхнем Приобье были подведены третьей ревизией 1763 г. К сожалению, по ведомствам Белоярскому, Малышевскому и Бийскому ревизских сказок не сохранилось. По территории Колывано-Воскресенского горного округа обнаружены списки 3-й ревизии только по ведомствам Колыванского и Барнаульского заводов, Змеиногорского рудника и Красноярской слободы в бассейне рек Чарыша и Алея [18]. Это в пределах нынешней территории Алтайского края, за его пределами сохранились ревизские списки по ведомствам Томскому, Умревинскому, Уртамскому, Чаусскому, Каинскому, а также по Ирбинскому заводу в Красноярском уезде [19]. Верно, списки крестьян по населенным пунктам ведомств Белоярского, Бийского и Малышевского можно восстановить по исходным данным четвертой ревизии 1782 г., но недостатком таких реставрированных списков является отсутствие сведений о движении населения в период между 2-й и 3-й ревизиями, каковые были, несомненно, в подлинных ревизских сказках 1763 г.

Материалы 4-й ревизии 1782 г. сохранились значительно лучше. Они сосредоточены в центре хранения Архивного фонда Алтайского края, в фонде 169 (Горная экспедиция Колыванской губернии). Это дела: по Белоярской слободе - 181, 188, 221, по Малышевской слободе - 182, 227, 689, по Красноярской слободе - 192, 220, по Бийской слободе - 185, 231. Они содержат, за небольшим исключением, особенно по Белоярскому ведомству, ревизские сказки в довольно приличном состоянии, удобном для исследовательской работы [20].

На рубеже 70-х-80-х гг. XVIII в. на территории, подведомственной Канцелярии Колывано-Воскресенского горного начальства, было произведено изменение административно-


13

территориального деления. Разросшиеся в процессе заселения Верхнего Приобья слободские ведомства были разделены на более мелкие слободы и сведены в уезды. В пределах Бийского уезда населенные пункты, входившие ранее в Белоярскую слободу, включили в новые слободы: Белоярскую, Шадринскую, Боровлянскую, Чумышскую, Тальменскую, Касмалинскую и Уксунайскую. Населенные пункты, находившиеся до этого под ведением Бердской земской избы, вошли в состав Колыванского уезда и составили слободы: Бердскую, Чингисскую, Легостаевскую, Ордынскую, Кривощековскую, Кайлинскую, а небольшая их часть оказалась в составе Боровлянской и Тальменской слобод Бийского уезда. Населенные пункты бывшей Малышевской слободы были включены в состав Колыванского уезда и составили слободы: Малышевскую, Кулундинскую, Бурлинскую, а также частично вошли в состав Чингисской и Ордынской слобод. Некоторое число населенных пунктов, входивших до разукрупнения в состав Малышевской слободы, были включены в состав Касмалинской, Тальменской и Шадринской слобод Бийского уезда. Бывшая Красноярская слобода была также разукрупнена и её населенные пункты вошли в состав слобод: Барнаульской, Касмалинской, Шадринской и Чарышской Бийского уезда и в Колыванскую слободу Семипалатинского уезда. Населенные пункты, подведомственные ранее Бийской земской избе, вошли в состав Бийской, Барнаульской и Уксунайской слобод Бийского уезда. В центре хранения Архивного фонда Алтайского края (ЦХАФАК) сохранился интересный документ - "Ведомость, учинённая в Колыванской казённой палате: сколько по открытии Колыванской губернии и по разграничении поступило в оную приписных к заводам государственных крестьян и их селений, состоящих до 1779 г. в ведомстве и управлении Канцелярии Колывано- Воскресенского горного начальства". В этой ведомости в алфавитном порядке названы все населенные пункты по прежним ведомствам с указанием, в какие слободы они


14

вошли после разукрупнения. В старых населенных пунктах указано число мужских душ по 3-й ревизии 1763 г., а по населенным пунктам, образованным между 3-й и 4-й ревизиями, число мужских душ по четвертой ревизии 1782 г. [21]

В 1795 г. проводилась 5-я ревизия. По территории Колывано- Воскресенского горного округа в том же архивохранилище сохранились ревизские сказки по 32 слободам. В том числе применительно к нынешней территории Алтайского края по слободам: Барнаульской, Белоярской, Бийской, Боровлянской, Енисейской, Касмалинской, Колыванской, Кулундинской, Малышевской, Тальменской, Уксунайской, Чарышской, Чингисской, Чумышской и Шадринской [22]. Ревизские сказки 1795 г. содержат списки жителей мужского и женского пола по всем входившим в названные слободы населенным пунктам с указанием возраста на 1782 и 1795 гг., отражают движение населения, прибыль, убыль с указанием мест отъезда или вселения. Как правило, указывались годы выбытия и его причины: смерть, бегство, взятие в рекруты, переезд. По новообразованным деревням указаны имена поселенцев, часто с датой их прибытия на новое место, нередко отмечается характер возникновения населенного пункта: в результате самовольного заселения или по указу начальства. В последнем случае, как правило, называлась дата соответствующего указа. Всё это весьма ценно для выяснения времени основания населённых пунктов. В 1796 г. производилась проверка списков 5-й ревизии, в которые вносились коррективы, исправлявшие те или иные упущения при переписи. Результаты этой сверки были обобщены в специальной ведомости, составленной 17 июня 1796 г. В ведомости указаны число мужских ревизских душ по каждому населенному пункту на 1782 и 1795 гг., число родившихся в межревизский период, выбывших в другие населенные пункты или прибывших из других населенных пунктов с названием из каких и в какие. Ведомость охватывает только слободы Бийского уезда, причём всё их население: при-


16

писных, государственных, экономических крестьян, жителей ясачных волостей и дючин [23].

Из материалов 6-й ревизии 1811 г. в центре хранения Архивного фонда Алтайского края имеются ревизские сказки по 25 волостям, в том числе в пределах нынешней территории Алтайского края по волостям: Барнаульской, Бийской, Боровлянской, Бурлинской, Енисейской, Касмалинской, Малышевской, Тальменской, Чарышской, Чингисской, Чумышской и Шадринской [24]. В отличие от предыдущей ревизии в 6-ю ревизию учитывались только мужские души.

Из материалов 7-й ревизии 1815-1816 гг. в том же архиве обнаружены пока ревизские сказки по 28 волостям, в том числе по территории, входящей ныне в Алтайский край, по волостям: Барнаульской, Бийской, Боровлянской, Колыванской, Кулундинской, Малышевской, Чарышской, Чингисской, Чумышской и Шадринской [25]. Интересен список волостей и селений на 1824 г., в котором по волостям названы все населенные пункты с числом ревизских душ, повторяющий, в основном, данные 7-й ревизии [26].

В 1834 г. на территории Алтайского горного округа проводилась 8-я ревизия. Её материалы, насколько удалось установить, сохранились в краевом архиве по 34 волостям. К нынешней территории Алтайского края относятся ревизские сказки по волостям: Алтайской, Барнаульской, Белоярской, Бийской, Боровлянской, Бурлинской, Верх-Чумышской, Енисейской, Касмалинской, Колыванской, Кулундинской, Малышевской, Нижне-Кулундинской, Тальменской, Уксунайской, Чарышской, Чингисской, Чумышской и Шадринской [27}. Сохранились также ревизские сказки 8-й ревизии по единственной на Алтае государственной (не приписанной к заводам) Смоленской волости [28]. Материалы восьмой ревизии достаточно добротны и содержат сведения о населении мужского и женского пола, движении жителей в межревизский период 1816-1834 гг., по всем новообразованным населенным пунктам указано время образования и имена первопоселенцев с указанием мест их исхода.


16

Первичные материалы последующих (9-й 1851 г. и 10-й 1857 г.) ревизий обнаружить пока не удаётся. В связи с административными изменениями, расширением функций уездных и волостных властей ревизские сказки, очевидно, хранились на местах, не передавались в центральный архив горного округа и позднее пропали. Правда, в центре хранения Архивного фонда Алтайского края сохранились различные документы, основанные на этих ревизских материалах. Наиболее интересными из них являются окладные книги. Они составлялись ежегодно при расположении приписных крестьян на заводские отработки. В них по каждому населенному пункту имеется список мужских ревизских душ на время ближайшей ревизии и на год составления окладной книги. Это позволяет в некоторой степени восстановить на ревизское время перечень населенных пунктов и число ревизских душ в них. Полный список населенных пунктов по всем волостям горного округа с указанием числа ревизских душ в них содержится также в хорошо известной краеведам книге "Хозяйственно-статистическое описание крестьянских волостей Алтайского округа", составленной Н.А. Вагановым 1-м, Н.А. Вагановым 2-м и князем А.П. Ухтомским по состоянию на время 10-й ревизии и 1882 г. [29]

При всей важности ревизских материалов они не дают ответы на все вопросы, связанные с процессом заселения и освоения территории Алтая в XVIII - первой половине XIX столетий, в том числе и по истории населенных пунктов. В них нет сведений об обстоятельствах возникновения сёл и деревень, о заведении заимок и т. п. Эти сведения содержатся в крестьянских прошениях о переселении, в протоколах Канцелярии Колывано-Воскресенского горного начальства, Казённой палаты, составленных при рассмотрении таких прошений, в различных справках из судных и земских изб, волостных правлений и в других документах. Именно по этой совокупности источников удаётся восстанавливать картину крестьянских переселений, уточнять обстоятельства и


17

датировку возникновения или исчезновения населенных пунктов. Результаты работы над такими источниками нашли отражение в уже упомянутой книге автора данной статьи "Первые крестьяне на Алтае", в ряде его статей, а также в работах других исследователей и краеведов.

Пореформенный период второй половины XIX - начала XX вв. внёс большие изменения в демографическую историю Алтая. Если до крестьянской реформы вселение новых поселенцев на территорию Алтайского горного округа предельно ограничивалось, то после реформы округ открывается для внешнего притока населения. В 1865 г. были приняты правила о переселении крестьян на кабинетские земли Алтая. Особенно массовым переселение становится с 80-х гг. XIX в. Только за 9 лет с 1884 г. по 1892 г. на территорию Алтайского округа пришло 195904 переселенца. Этот переселенческий процесс отразился в массе источников, связанных с организацией, регулированием, учётом притока населения. Сохранились материалы об образовании переселенческих участков, причислении крестьян на новые места жительства. Они имеются в делах Главного управления Алтайского горного округа, в фондах Барнаульского и Бийского подрайонов Томского переселенческого района и других собраниях архивных документов [30]. Значительная часть их ещё ждёт своих исследователей. Несомненную ценность представляют опубликованные материалы по процессу переселений. Это уже названная книга Вагановых и Ухтомского, "Материалы по исследованию мест водворения переселенцев в Алтайском округе: результаты статистического исследования в 1894 году", "Описание заселенных и незаселенных переселенческих участков, образованных до 1896 года в Алтайском округе:", "Цифровые данные по учёту сельского населения при поземельном устройстве Алтайского округа", "Книга образования переселенческих участков 1885-1912 годов" и другие [31]. В демографических исследованиях должны, несомненно, использоваться также опубликованные списки населенных


18

мест Томской губернии, содержащие перечень населенных пунктов по волостям с указанием численности населения в них и интересные сведения о наличии административных учреждений, школ, церквей, производственных и торговых заведений. Из таких списков следует назвать: "Списки населённых мест Российской империи. Т. 62: Томская губерния: Список мест по сведениям 1859 года. СПб, 1868", "Список населенных мест Томской губернии за 1893 год. Томск, 1893", "Список населенных мест Томской губернии на 1899 год. Томск, 1899", "Список населенных мест Томской губернии на 1911 год. Томск, 1911." Интересную информацию содержат "Памятные книги Томской губернии" на 1871, 1884, 1885, 1904, 1908, 1910-1915 гг., издававшиеся в Томске. В этих книгах можно найти данные о численности населения в городах Алтая. Что же касается сельских населенных пунктов, то о них имеются только суммарные данные о численности населения по волостям.

В 1897 г. в Российской империи проводилась всеобщая перепись населения по состоянию на 28 января. Материалы этой переписи были опубликованы в 1899-1905 гг. в 89 томах и 119 выпусках, представляющих собой сборники по отдельным губерниям и областям. Вторая Всероссийская перепись населения намечалась на 1910 г., но не состоялась. Вместо неё в 1916-1917 гг. в условиях первой мировой войны проводилась сельскохозяйственная перепись, охватившая лишь часть империи. На территории Томской губернии такая перепись состоялась. В центре хранения Архивного фонда Алтайского края сохранилась часть её материалов, ценнейших по своему содержанию. При переписи на каждую семью заполнялся отдельный форменный лист (анкета), в котором указывались фамилия, имя, отчество главы семьи, перечислялись члены семьи, наличие используемой земли (надельной и арендованной), скота по видам, сельскохозяйственных орудий и машин и т.д., всего до сотни граф [32]. Интересные результаты работы над этими материа-


19

лами изложены в книге "Алтайско-Томская часть Сибири по данным сельскохозяйственной переписи 1916 года:", изданной в 1927 г. [33] Обработка материалов этой переписи с использованием ЭВМ была позднее предпринята учёными Сибирского отделения АН СССР [34]. Однако, эти исследования имели суммарный характер и не доходили до отдельных населённых пунктов. Эта работа над материалами сельскохозяйственной переписи ещё ждёт своих исследователей.

Первая советская перепись была проведена в 1920 г. Проходила она в обстановке гражданской войны и не охватила всей территории страны. Перепись проводилась по состоянию на 28 августа 1920 г. вместе с сельскохозяйственной переписью и кратким учётом промышленных предприятий. Основным бланком переписи был личный листок, который содержал 18 позиций: пол, возраст, национальность, родной язык, гражданство (для иностранцев), место рождения, продолжительность проживания в месте переписи, брачное состояние, грамотность, образование, занятие, положение в промысле, место работы, профессия, источник средств существования, физические недостатки, психическое здоровье, участие в войнах.

Разработка материалов переписи велась до 1925 г. Предварительные итоги были опубликованы в 1920-1921 гг в 6 выпусках <Трудов ЦСУ РСФСР>, окончательные - в ряде статистических изданий в 1922-1923 гг. и в виде отдельного сборника в 1928 г. [35] Полные материалы переписи были переданы на хранение в центральном государственном архиве октябрьской революции (ЦГАОР) СССР. Для изучения истории народонаселения в Алтайском крае с привлечением данных переписи 1920 г. интересны два издания: "Материалы по статистике Алтайской губернии: Вып. 1. Поволостные итоги всероссийской сельскохозяйственной переписи 1920 года", изданные в Барнауле в 1922 г., и "Список населенных мест Томской губернии по данных позднейших переписей (1910, 1917 и 1920 годов)", изданный в Томске в 1923 г.


20

Первая Всесоюзная перепись населения проводилась с 17 по 31 декабря 1926 г. по состоянию на 17 декабря методом опроса. Программа переписи содержала 14 признаков (с подпунктами): пол, возраст, народность, родной язык, место рождения, продолжительность проживания в месте переписи, брачное состояние, грамотность, физические недостатки, психическое здоровье, занятие (с выделением главного и побочного), положение в занятии и отрасль труда, для безработных - продолжительность безработицы и прежнее занятие, источник средств существования. Наряду с личным листком заполнялась семейная карта, в которой учитывались состав семьи с выделением супружеских пар и их детей, продолжительность брака и жилищные условия. Разработка материалов переписи была закончена к 1 сентября 1928 г. Предварительные итоги были опубликованы в 1927 г., краткие - в 1927-1929 гг., полные - в 56 томах в 1928-1933 гг. [36] Данные этой переписи были положены в основу работы "Список населенных мест Сибирского края", изданной в Новосибирске в 1928 г. общей книгой и отдельными выпусками по округам. Для территории Алтайского края представляют интерес выпуски: 4-й - Славгородский округ, 5-й - Каменский округ, 7-й - Барнаульский округ, 8-й - Рубцовский округ, 9-й - Бийский округ. Кроме того издание содержало списки по округам: Тарскому, Омскому, Новосибирскому и Ойротской автономной области. В книге список населенных мест давался по районам, внутри районов в алфавитном порядке по сельсоветам, деревни и другие населенные пункты внутри сельсоветов перечислялись также в алфавитном порядке.

Список включает населенные пункты всех видов от самых крупных до мельчайших: города, сёла, деревни, поселки, выселки, коммуны, хутора, заимки, аилы, аулы, станции, разъезды, железнодорожные казармы, полуказармы, будки, лесные кордоны, бараки, стоявшие отдельно мельницы, пасеки. По каждому населенному пункту даны такие сведения:


21

принадлежность к округу, району, сельсовету по административно-территориальному делению, вид населенного пункта, месторасположение (на какой реке, озере, ручье или ключе), год возникновения, число хозяйств, число жителей (мужчин, женщин, всего), численно преобладающая народность, ближайшая железнодорожная станция, пристань и другие сведения. Анализ всех этих данных представляет большой интерес. Краеведов, особенно не имеющих специального исторического образования, издавна привлекала и привлекает в этом издании графа -"Год возникновения". Однако, данные этой графы - пожалуй, наиболее слабое место в книге. Источники для её заполнения были разные и далеко не всегда доброкачественные. Поэтому многие из указанных в "Списке" дат не выдерживают научной критики, опровергаются вполне достоверными документальными свидетельствами. Особенно неприемлемы наиболее ранние датировки, судя по которым некоторые населенные пункты будто бы возникли ещё до начала фактического включения Верхнего Приобья в состав Российского государства, а некоторые даже до похода Ермака в Сибирь. Поэтому при изучении истории заселения Алтая и его населённых пунктов эти наиболее ранние датировки должны быть прямо отвергнуты, даты XVIII - первой половины XIX вв. - обязательно сопоставлены с данными других источников и по ним скорректированы. С большим доверием можно относиться к датам второй половины XIX столетия, а датировку XX в. можно принимать, хотя и в этих случаях полезна проверка по другим источникам. Указанные недостатки никоим образом не отвергают большого значения "Списка населенных мест Сибирского края", основанного на материалах переписи 1926 г., пожалуй, самой подробной переписи, проводившейся на территории Алтая [37].

Таковы в самых общих чертах наиболее важные источники по истории заселения нынешней территории Алтайского края, без учёта самого тщательного изучения которых невозможно исследование истории края, его населенных пунктов.


22

Примечания

1. РГАДА. Ф. 214 (Сибирский приказ). Кн. 1611. Л. 1-19.

2. РГАДА. Ф. 214. Кн. 1626.

3. Булыгин Ю.С. Первые крестьяне на Алтае. Барнаул, 1974. С. 36.

4. РГАДА. Ф. 1402 (Бийская судная изба). Оп. 1. Д. 1. Л. 273-289.

5. ЦХАФАК. Ф. 1. Оп. 1. Д. 28.

6. ЦХАФАК. Ф. 1. Оп. 1. Д. 73.

7. ЦХАФАК. Ф. 1. Оп. 1. Д. 19.

8. ЦХАФАК. Ф. 1. Оп. 1. Д. 66. Л. 10-17, 24-44.

9. ЦХАФАК. Ф. 1. Оп. 1. Д. 45.

10. ЦХАФАК. Ф. 1. Оп. 1. Д. 116.

11. ЦХАФАК. Ф. 1. Оп. 1. Д. 97.

12. ЦХАФАК. Ф. 1. Оп. 1. Д. 134.

13. ЦХАФАК. Ф. 1. Оп. 1. Д. 211.

14. ЦХАФАК. Ф. 1. Оп. 1. Д. 45. Л. 126-153.

15. ЦХАФАК. Ф. 1. Оп. 1. Д. 273.

16. ЦХАФАК. Ф. 1. Оп. 1. Д. 175, 285, 296, 328, 369.

17. ЦХАФАК. Ф. 50. Оп. 12. Ед. хр. 231а, 255б.

18. ЦХАФАК. Ф. 1. Оп. 1 доп. Д. 8.

19. ЦХАФАК. Ф. 1. Оп. 1. Д. 404.

20. ЦХАФАК. Ф. 169. Оп. 1. Д. 181, 182, 185, 188, 192, 220, 221, 227, 231, 689.

21. ЦХАФАК. Ф. 1. Оп. 2. Д. 151. Л. 224-252.

22. ЦХАФАК. Ф. 169. Оп. 1. Д. 811, 822, 825, 818, 816, 837, 897, 776, 827, 834, 828, 777, 781, 833, 832.

23. ЦХАФАК. Ф. 169. Оп. 1. Д. 822.

24. ЦХАФАК. Ф. 1. Оп. 2. Д. 1218, 1227, 1270, 1306, 1256, 1216, 1406, 1268, 1412, 1212, 1228, 1233, 492.


23

25. ЦХАФАК. Ф. 1. Оп. 2. Д. 1730, 1861, 1727, 1846, 1772, 1800, 1735, 1854, 1795, 1881.

26. ЦХАФАК. Ф. 1. Оп. 2. Д. 3228. Л. 259-282.

27. ЦХАФАК. Ф. 2. Оп. 1. Д. 8271, 8270, 130 (старый шифр), 8272, 134 (старый шифр), 8316, 120 (старый шифр), 8282, 8265, 8259, 8264, 8275, 8273, 8278, 8281, 8260, 8287, 8269.

28. ЦХАФАК. Ф. 177. Оп. 16. Д. 227.

29. Хозяйственно-статистическое описание крестьянских волостей Алтайского округа. Барнаул, 1886. Таблицы.

30. ЦХАФАК. Ф. 3, 67, 194.

31. Хозяйственно-статистическое описание крестьянских волостей Алтайского округа. Барнаул, 1886; Материалы по исследованию мест водворения переселенцев в Алтайском округе: Результаты статистических исследований в 1894 году. Вып. II. Барнаул, 1899; Описание заселенных и незаселенных переселенческих участков, образованных до 1896 года в Алтайском округе Томской губернии ведомства Кабинета Его Императорского Величества. Барнаул, 1896; Цифровые данные по учёту сельского населения при поземельном устройстве Алтайского округа. Барнаул, 1916; Книга образования переселенческих участков 1885- 1912 гг. Томск, 1913.

32. ЦХАФАК. Ф. 233 (Алтайская губернская земская управа) и др.

33. Алтайско-Томская часть Сибири по данным сельскохозяйственной переписи 1916 года: Материалы сельскохозяйственной переписи 1916 года, собранные и разработанные под руководством В.Я. Нагнибеды. Томск, 1927.

34. Горюшкин Л.М., Бауфал А.М., Золототрубов В.С., Островский И.В., Рябоконев А.М. Материалы переписи 1916 года по Томской губернии: Из опыта обработки на ЭВМ. Новосибирск, 1969.

35. Демографический энциклопедический словарь. М. 1985. С. 323.

36. Там же.

37. Список населенных мест Сибирского края. Новосибирск, 1928.


24

Содержание