В.Н. Владимиров,
В.В. Плодунова, И.Г. Силина

(Барнаул)

Метрические книги как источник
по истории народонаселения Алтайского края*

Метрические книги являются первичными источниками регистрации половозрастной структуры и гражданского состояния населения России. Первые книги появляются в начале XVIII в.1 В виде официальной системы учета актов гражданского состояния метрические книги просуществовали до 1918 г., однако в неофициальной форме они бытовали и в период СССР. Особый, повышенный интерес к использованию метрических книг в историко-демографических исследованиях наблюдается в отечественной науке в последнее время. Это не удивительно, поскольку без истории собственно народонаселения нельзя понять и другие аспекты исторического процесса.

В мировой научной практике в области истории народонаселения достаточно широкое применение нашли исторические источники церковного происхождения. В значительной степени на их основе

 

* Исследование поддержано РФФИ — грант N 99–06–80058 Вернуться к тексту.
  137

в последние десятилетия был создан и апробирован целый ряд методов историко-демографического исследования. Так, в 1950-х годах французским демографом Луи Анри был разработан метод «восстановления истории семей», нашедший определенное распространение и в отечественной исторической демографии.

Немаловажным представляется обращение к разработкам в области исследования демографической структуры народонаселения в отечественной науке. Среди них можно отметить работы В.М. Кабузана, Х.Э. Палли, И.А. Троицкой, Б.Н. Миронова, И.А. Антоновой, Д. Н. Антонова2. Особое внимание стоит уделить исследованиям таких зарубежных исследователей, как Л. Анри, А.Блюм, С.Л.Хок, Т.Н. Холлингсворт, Е.A. Ригли3. Круг вопросов, затрагиваемых в этих работах, чрезвычайно широк. Весьма показательно, что если раньше исследователи ограничивались выяснением численности населения и изменением ее под воздействием различных факторов (войн, эпидемий и т.д.), то теперь в центре внимания — состав населения, брак и семья, естественное движение, воздействие демографических процессов на социальное, экономическое, политическое и культурное развитие общества в целом.

Вместе с тем продолжается и совершенствование методологических принципов, стимулом для этого становится постоянно расширяющаяся фактологическая база. Наряду с углубленным использованием уже известных источников в научный оборот поступают и пока еще малоизученные документы, например, материалы церковно-приходских книг. Источниками для исследования демографического состояния населения России XVIII — начала XX вв. были в основном ревизские сказки (до середины XIX в.), губернские отчеты, городские переписи, Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. и т.д. Такой же блок источников, как метрические книги, где содержатся основные показатели демографического состояния населения, использовался до недавнего времени весьма слабо. В настоящее время проблемами использования, анализа и обработки информации метрических книг занимаются исследователи ряда городов России: Петрозаводска, Тулы, Тамбова, Санкт-Петербурга и некоторых других.

Чем же обусловлен интерес исследователей к метрическим книгам? На Западе этими вопросами занимаются прежде всего генеалогические общества, а уже затем демографы и историки. В России

  138

же приоритет принадлежит архивам, в чем-то схожим в своих целях с западными генеалогическими обществами. Можно говорить о различии уровней подходов к поставленным задачам. В России исследования с использованием метрических книг разрознены, и исследователи только начинают подходить к совместной деятельности в этом направлении.

С 1999 г. в Алтайском государственном университете и Центре хранения архивного фонда Алтайского края (ЦХАФ АК) группой историков при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (грант N 99–06–80058) была начата работа по выявлению и изучению метрических книг Алтайского края. Учитывая тот факт, что внутренние и внешние границы современной территории Алтайского края имели значительные изменения, нами была осуществлена работа по выявлению и анализу метрических книг, охватывающих территорию Алтайского (горного) округа и сохранившихся в ЦХАФ АК. Иными словами, мы рассматриваем территорию большей части юга Западной Сибири в период с XVIII до первой трети XX вв.

Основными целями этой работы являются источниковедческое изучение метрических книг с территории Алтайского края, выявление их информационного потенциала для изучения истории народонаселения и особенностей формирования как исторического источника, рассмотрение основных демографических характеристик и исследование демографических процессов на территории Алтайского округа.

Процесс сбора, обработки, анализа и представления результатов на основе данных метрических книг предполагает ряд особых исследовательских приемов, позволяющих обработать огромный массив данных как о самих метрических книгах, так и сведений, содержащихся в них. Таким образом, для решения поставленных задач нами предполагается использовать традиционные и новейшие методы и технологии исторической науки. Исследование метрических книг невозможно без применения методов и технологий специальных исторических дисциплин — исторической информатики, исторической демографии, исторической географии, компьютерного картографирования. Использование компьютерных методов обусловлено особенностью исследования источников массового характера — значительного информационного объема повторяющихся по своей структуре сведений.

  139

Если обратиться к западной практике подобных исследований, то мы столкнемся с фундаментальной организацией работ по переводу в электронную форму и анализу аналога метрических книг (parish register books) в Великобритании, Норвегии, Нидерландах и других странах. При этом, если на Западе исследователи вплотную перешли к представлению результатов в форме монографий, CD-изданий, Web-страниц (online-base, offline-dates), то в России набирает обороты только сам процесс сбора и перевода записей метрических книг в машиночитаемую форму.

В нашем случае в качестве первого шага в обработке комплекса метрических книг с территории Алтайского округа прежде всего была создана база данных на основе Microsoft Access 97, которая позволила собрать воедино информацию обо всех хранящихся в ЦХАФ АК метрических книгах с 1767 г. (к нему относятся 6 самых ранних и единственных относящихся к этому столетию книг) по 30-е гг. XX в. Особенностью временного охвата является то, что церкви Алтайского округа в разное время относились к различным епархиям, что стало одной из причин определенной разрозненности и отсутствия ряда книг, преимущественно XVIII в. Далее метрические книги представлены погодично, начиная с 1802 г.

В настоящий момент собраны данные о 12939 метрических книгах, охватывающих практически всю современную территорию Алтайского края и прилегающие районы, ранее входившие в состав Алтайского округа. Всего в учтенных метрических книгах насчитывается 3526028 записей, из них 2142004 (60,7%) записей о рождении, 344739 (9,8%) записей о браках и 1039285 (29,5%) записей о смертях.

Учитывая, что структура метрических книг на протяжении XVIII-XX вв. подчинялась строго установленной форме, были выбраны основные поля для всего комплекса метрических книг. Сведения метрических книг заносились по следующим основным полям:

— код (порядковый номер каждой занесенной книги);

— год;

— приход (церковь);

— волость;

— уезд;

— современный административный район;

  140

— населенный пункт;

— записей о родившихся;

— записей о брачующихся;

— записей об умерших;

— листы архивного дела записей о родившихся;

— листы архивного дела записей о брачующихся;

— листы архивного дела записей об умерших;

— архивный фонд;

— опись;

— дело;

— объем книги в листах.

Таким образом, созданная база данных «METRIX» вполне может выполнять как справочно-поисковые, так и источниковедческие функции, нося в целом вспомогательный характер.

В базу данных заносились все разновидности метрических книг по структуре, т.е. состоящие из одной, двух или трех частей. Не регистрировать неполные книги, означало бы опускать важный момент в источниковедческом анализе всего комплекса метрических книг. Наличие такого разнообразия их составления приводит к мысли о нескольких этапах создания книг. По-видимому, первичными были одночастные книги о родившихся, умерших или обвенчавшихся. Затем эти книги собирались вместе. Однако некоторая часть книг состояла не из трех частей, а только из двух, причем недостаток какой-либо части в ряде случаев можно компенсировать одночастной книгой по недостающему разделу, поскольку книги составлялись, как правило, в нескольких экземплярах.

В ЦХАФ АК нами были выявлены копии метрических книг по некоторым приходам, при этом число экземпляров метрических книг по одному и тому же приходу не превышало двух. Это относится в равной степени как к одночастным, так и к трехчастным метрическим книгам. Двухчастные книги представлены исключительно в одном экземпляре. Этот момент лишний раз подчеркивает особенность этой структурной разновидности метрических книг, по какой-то причине недоукомплектованных в свое время. Следует отметить, что рассмотренные отличия метрических книг по структуре (одночастные, двухчастные, трехчастные) не зависят от специфики их хранения и укомплектования в архиве, это, как правило, их

  141

изначальная особенность, т.е. переплетались они, скорее всего, в то же время, когда и создавались.

Особое внимание следует уделить тем метрическим книгам, которые представлены в нескольких структурных разновидностях, при этом некоторые разделы могут дублировать друг друга, а некоторые противоречить. Так, например, трехчастная книга может быть продублирована тремя одночастными, где число записей в разделах о рождении и браках могут совпадать, а число записей в разделе об умерших может быть разным. Причина такого противоречия может крыться, например, в том, что одночастная книга с записями о смертях могла быть одной из трех копий, но в силу ряда обстоятельств не была закончена ее составителем.

Если до 60-х гг. XIX в. мы имеем дело в основном с «беловыми», консисторскими экземплярами метрических книг, состоящими из трех частей, то со второй половины XIX в. становится достаточно частым явлением наличие одночастных книг с записями только о рождении, смертности или браках, дублирующих ту или иную часть трехчастной книги. Таким образом, именно со второй половины XIX в. возникает проблема выявления повторяющихся записей. Решение ее возможно несколькими путями. Во-первых, это визуальный просмотр и отбор повторяющегося числа записей за один и тот же год по одному и тому же приходу, а, во-вторых, сравнение уже отобранных книг и выявление повторяющихся записей и дублирующих друг друга книг на конкретном материале.

При обращении к метрическим книгам возникает вопрос об их содержательной достоверности, точности церковно-приходской статистики. Немаловажную роль в этом вопросе в пору создания самих книг играли вышестоящие организации и в первую очередь Омская и Томская духовные консистории, которые в разное время осуществляли общее руководство и контроль за ведением метрических книг. На места с этой целью выезжали представители консистории, проверявшие состояние записей и заверявшие их достоверность своей подписью. Однако, несмотря на это, записи в церковных книгах порой не отличаются ясностью и не отвечают установленным требованиям. В частности, фактические сведения время от времени сменяются описательными характеристиками во всех трех частях книги, например: «Сын солдатский из такого-то села». Иной раз

  142

отмечается лишь имя отца. Между тем точное определение сословной принадлежности занимает далеко не последнее место в демографическом исследовании.

Несмотря на то, что метрические книги Алтайского округа охватывают значительную часть его населения как в количественном, так и во временном отношении, однако, следует учесть и тот факт, что фиксировалась главным образом православная часть населения. Демографические сведения по католической части населения встречаются только по книгам римско-католического костела в г. Барнауле. Остальные же представители религиозных концессий регистрировались только в том случае, если принимали православие.

Благодаря технической оснащенности исследовательского процесса, появилась возможность обработать значительный по объему массив информации. Достаточно сложные по структуре и обработке записи в метрических книгах требуют предельной точности в оценке их репрезентативности и дальнейшей обработки как с точки зрения текстологического, содержательного и т.д. анализа, так и чисто механического процесса перевода информации с бумажного носителя в машиночитаемую форму. Предварительный анализ записей об имеющихся метрических книгах позволяет сделать ряд общих выводов о том, насколько полно представлена современная территория Алтайского края сохранившимися метрическими книгами, какова численность записей о смертности, рождаемости и браках.

Общая структура метрической книги подразделяется на три части, сведенных воедино, разрозненных или скомпонованных как-то иначе:

— первая часть имеет заголовок «О рождении»;
— вторая часть — «О бракосочетании»;
— третья часть — «О смерти»;

Каждая из этих частей состоит из нескольких граф, включающих в себя, как правило:

1) сам факт события: рождение, венчание или смерть;

2) дату события;

3) сословность и вероисповедание;

4) местность проживания;

5) имена тех, с кем связано событие.

  143

При этом каждое событие имеет свой порядковый номер, что значительно облегчает работу исследователя. Следует отметить и то, что при рождении ребенка иногда указывалась причина выбора имени. Обычно оно связывалось с именами святых, пророков и т.д. Незаконнорожденные дети не составляют особой категории и, как правило, записаны на имя матери. Изредка называется отец. Иногда можно встретить записи, в которых отсутствуют имена родителей. В таком случае указывается усыновитель ребенка.

Нами были выявлены и проанализированы дублирующие друг друга записи за период с 1767 по 1914 гг. Произведены подсчеты процентных соотношений записей о рождениях, бракосочетаниях, смертях за каждый год или за определенный период времени. Это необходимо для того, чтобы проследить как степень возрастания или убывания того или иного демографического показателя, так и процентное соотношение этих показателей между собой. Реальные же цифры использовались для представления количественной стороны рождаемости, смертности, брачности, числа сохранившихся книг по краю в целом и по его районам в частности.

Всего за период с 1767 по 1914 гг. выявлено 7392 метрические книги по 387 населенным пунктам Алтайского края. При этом из 2742660 записей за этот период времени число записей о родившихся составило — 1656123 (60,4%), о браках — 260719 (9,5%), об умерших — 825818 (30,1%).

Если рассматривать распространенность сохранившихся метрических книг по современному территориально-административному делению Алтайского края, то следует сказать, что из 59 районов метрические книги представлены по 55 (рис. 1). При этом наиболее полно по времени представлены метрические книги по 325 населенным пунктам 54 районов Алтайского края. Наибольшее число книг сохранилось по таким современным административным районам, как Тальменский, Первомайский, Заринский, Целинный, Зональный, Смоленский, Алтайский, Топчихинский, Павловский, Ребрихинский, Шелаболихинский, Крутихинский, Локтевский и Третьяковский. Так или иначе, но представлены практически все районы Приобья. За 1767 г. по этим районам сохранились книги 6 приходов, в 1802 г. их насчитывается 11, а в 1864 г. эти районы представлены уже 29 приходами (рис. 2).

  144

К западу и юго-западу от «базовых» районов расположены территории, по которым было собрано 70–150 книг. В том же направлении можно выделить третью группу районов, по которым собрано 9–70 книг. Особенность такой группировки заключается в степени сохранности книг и их полноты, связанной, на наш взгляд, с основными тенденциями заселения территории Алтайского округа. Известно, что, процесс основания населенных пунктов в XVIII — первой половине XIX вв. был жестко привязан к основной речной системе рассматриваемого региона. Поэтому не удивительно, что по более ранним населенным пунктам сохранилось большее число метрических книг.

Вторая группа районов расположена на территории первоначального массового переселенческого движения на Алтай, начавшегося со второй половины XIX в. Именно тогда, с притоком переселенцев, начался процесс активного образования населенных пунктов, уже, как правило, оторванных от основных речных магистралей и тяготеющих скорее к лесостепной природной зоне. Третья группа — это районы, активное освоение территорий которых было начато преимущественно после столыпинской реформы. Поэтому в ряде случаев там сравнительно молодые населенные пункты, а, следовательно, и небольшой объем сохранившихся метрических книг. Тем не менее, хотя бы за счет районов второй и третьей группы, составляющих большую часть Алтайского края, мы имеем более полное представление о демографических изменениях в структуре православного населения, проживавшего на его территории со второй половины XIX в. (рис. 3)

Принимая во внимание важнейшие социальные, экономические, некоторые пространственные и демографические изменения на территории Алтайского края (округа), рассматриваемое время (1767–1914 гг.) можно разделить на два основных периода:

1767–1864 гг. — относительно статичное население, практически нет внешних притоков из других областей Российской империи;

1865–1914 гг. — активные миграционные процессы, повышенная подвижность населения.

Эти два периода отличаются специфическими чертами расселения населения по рассматриваемой территории, степенью активности внутренних миграций, соотношением численности старожильческого населения и переселенцев. Учитывая все эти и другие

  145

важные моменты развития структуры народонаселения Алтайского края (округа), рассмотрим численность и соотношение показателей рождаемости, смертности и брачности за все рассматриваемое время. Анализ созданной базы данных позволяет вычислить число и процентное соотношение числа родившихся, умерших и бракосочетавшихся, сопоставить их между собой как во времени, так и в пространстве. При этом мы исходим из того, что сохранность метрических книг на территории Алтайского края обусловлена только случайными причинами, т.е. представляет собой естественную выборку, а значит позволяет в значительной степени рассматривать полученные выводы как характеристику истории народонаселения региона в целом.

Первый период (1767, 1802–1864 гг.) представлен в базе данных «METRIX» 441 метрической книгой по 43 приходам. Всего за этот период было выявлено 147568 записей, из которых о рождении — 94785 (64,2%), бракосочетании — 19914 (13,5%), смерти — 32869 (22.3%)4 (рис. 4, 5). Общие показатели подтверждают, что при высоком проценте рождаемости отмечается весьма высокий процент браков и средний уровень смертности. При детальном рассмотрении более четко наблюдаются особенности такого соотношения рождаемости, брачности и смертности. Для населения в пределах территории Алтайского округа до второй половины XIX в. было характерно четыре всплеска рождаемости: в 1821 г. — 669 записей (72%), в 1836 г. — 1181 (79%), в 1849 г. — 1330 (70%) и в 1857 г. — 3674 (79%). При этом вся первая половина XIX в. представляет собой «дугу», где показатели рождаемости в начале и в конце рассматриваемого периода приближаются к минимальным значениям. При этом в большинстве случаев динамика численности браков схожа с рождаемостью. Исключением является период 1822–1826 гг., когда при значительном спаде рождаемости возрастает число заключаемых браков 136–328 (15–20%). Следует отметить, что, несмотря на этот значительный рост браков, уровень рождаемости не изменился, а, даже наоборот, наблюдается сильный спад числа родившихся. И только с 1833 г. мы видим увеличение рождаемости.

Объяснением причин несоответствия взаимосвязанных демографических показателей — рождаемости и брачности — может быть динамика смертности. Действительно, в рассматриваемый период

  146

достаточно часто наблюдается увеличение процента записей умерших по ряду лет. Всего насчитывается шесть лет (1807, 1815, 1832, 1847, 1855, 1861 гг.), когда уровень смертности значительно возрастал. Первый всплеск приходится на 1807 г., затем на фоне постепенного роста смертности наблюдается второй ее всплеск в 1815 г. После продолжительного спада смертности с 1827 г. по 1832 гг. ее уровень начинает стремительно возрастать, соответственно, 315 и 528 число смертей. Однако с 1833 г. отмечается увеличение уровня рождаемости, показатели смертности до 1840 г. предельно сокращаются, а с 1841 г. опять начинается постепенный ее рост с периодическими всплесками в сторону возрастания в 1847, 1855, 1861 гг.

В целом, анализируя общее состояние демографической ситуации по числу записей в метрических книгах рассматриваемого периода можно сделать вывод, что на фоне незначительных изменений уровня брачности весьма изменчивы показатели рождаемости и смертности. При этом к 1865 г. рождаемость постепенно сокращается, а показатели смертности имеют тенденцию к возрастанию. Скорее всего, это стало следствием чрезмерной замкнутости населения Алтайского округа, так как до 1865 г. внешних притоков практически нет, а степень освоения рассматриваемого региона была незначительна.

В пространственно-временном аспекте в рассматриваемый период наиболее полно представлены приходы населенных пунктов базовых районов: Касмалы (1805–1849 гг.), Павловска (1805–1804, 1855–1864 гг.), Язова (1859–1864 гг.), Колывани (1767, 1843–1852, 1854–1859, 1862–1864 гг.) и т.д.

Второй период (1865–1914 гг.) представлен уже 4686 уникальными метрическими книгами по 265 населенным пунктам. Всего записей в книгах этого периода насчитывается 2595092, в том числе о рождениях — 1561338 (60,2%), бракосочетаниях — 240805 (9,3%), смерти — 792949 (30,5%)5 (рис. 6, 7).

В отличие от первого периода во втором отмечается исключительная уравновешенность показателей рождаемости, брачности и смертности. Уровень рождаемости колеблется в пределах 63–64% от общего числа записей, брачности — 7–8%, а смертности — 28–29%. Причиной такого устойчивого соотношения являлись такие моменты, как массовые миграционные процессы, улучшение экономической сферы, значительная степень обживания территории. Так,

  147

в 1913 г. в Алтайском округе плотность населения составляла 5,4 жителя на кв. версту6. По сравнению с первым периодом уровень рождаемости в целом снизился на 4%, но по-прежнему оставался достаточно высоким. В рассматриваемый период времени демографические показатели по Алтайскому краю (округу), занимающему большую часть юга Западной Сибири, во многом начинают совпадать с общим демографическим состоянием населения Европейской части России. В целом воспроизводство населения в Российской империи с конца XIX в. характеризовалось высокой степенью рождаемости. Для 1913 г. коэффициент рождаемости в районах, где велся статистический учет, составлял 45,5%, а смертности — 29,1%7.

Во второй период значительно возрастает число приходов, преимущественно, за счет населенных пунктов второй и третьей групп районов. В этот период времени охватывается практически вся территория Алтайского округа.

Наряду с анализом общего состояния населения Алтайского округа по числу записей метрических книг особый интерес представляет анализ состояния населения городов. Прежде всего этот интерес обусловлен тем, что есть возможность выделить и проанализировать мещанское сословие рассматриваемого региона. В рассматриваемый подпериод на современной территории Алтайского края было три города: Барнаул, Бийск и Змеиногорск (рис. 8).

Наиболее многочисленным по числу жителей был г. Барнаул, прежде всего из-за того, что являлся центром округа. Всего по Барнаулу было собрано 304 книги по 9 приходам8. Наиболее многочисленными по записям были приходы Одигитриевской и Петропавловской церквей, а менее всего метрических книг сохранилось по приходам Вознесенской церкви и римско-католического костела. Следует отметить, что по сохранившимся метрическим книгам Барнаула мы имеем дело с приходами семи православных церквей, одной старообрядческой и указанного костела.

Оценивая в целом соотношение числа записей по фактам рождения, брачности и смертности, можно утверждать, что эти показатели для г. Барнаула весьма динамичны (рис. 9). Если в начале XIX в. наблюдается процентное увеличение числа родившихся по отношению к числу записей о смертности и брачности, то с 1838 г. начинается постепенное уменьшение числа записей о рождениях,

  148

а с 1872 по 1895 гг. уровень рождаемости практически совпадает со смертностью. Примечательно то, что в этот период времени брачность имеет кратковременные тенденции к снижению, но затем начинает постепенно возрастать.

Более статичной представляется ситуация по г. Бийску. Здесь нами было выявлено 5 приходов, по которым собрано 96 метрических книг9. В целом процентное соотношение числа родившихся, брачующихся и умерших по Бийску более или менее уравновешено, за исключением незначительного всплеска рождаемости и сокращения смертности в период с 1895 по 1899 гг. (рис. 10) Здесь процент смертности от всех записей в метрических книгах составлял 26–36%, а рождаемости 54–67%. При этом уровень брачности варьировался в пределах 7–12%. В целом, по г. Бийску процентное соотношение записей метрических книг за 1767–1814 гг. составляло: о рождениях — 56%, о брачности — 9%, о смертности — 35%.

Несколько иная картина наблюдается по г. Змеиногорску (рис. 11). Здесь нами было выявлено только 40 книг по одному приходу. Процентное соотношение составляло: записей о рождениях — 59% (23270 записей), о брачующихся — 9% (3426 записей), об умерших — 32% (39272 записей)10. Если проследить процентное соотношение всех записей погодно, то очевидно, что с 1885 до 1989 гг. наблюдается рост рождаемости и определенное снижение смертности — с 60% в 1767 г. до 33% в 1913 г.

Более изменчивой представляется динамика браков. Здесь отмечается ранее не прослеживающаяся по другим городам Алтайского края (округа) амплитуда брачности. С 1767 по 1868 гг. идет постепенный спад образования браков, а с 1879 г. ситуация резко меняется: на фоне постепенно уменьшающегося процента смертности показатели брачности возрастают с 11% до 18% в 1883 г. Затем опять идет постепенный спад уровня брачности до 7% в 1894 г., и снова небольшой рост (до 10% в 1899 г.). Следует отметить, что на общем фоне постепенного снижения уровня смертности в Змеиногорске отмечается всего один всплеск в сторону его увеличения (в период с 1888 по 1890 гг.). Если обратиться к показателям рождаемости, то здесь прослеживается тенденция к постоянному возрастанию. В 1767 г. процент записей о рождаемости от остальных

  149

записей в метрической книге составлял 23%, а в 1913 г. он был равен уже 56%.

Следует, однако, отметить, что анализировать ситуацию по Змеиногорску нужно предельно осторожно, так как по ряду лет присутствуют показатели только о рождениях, и нет материалов о числе умерших или брачующихся. Это книги за 1892, 1897, 1898 и 1904 гг., а по 1901 г. сохранилась метрическая книга со сведениями только о родившихся и брачующихся. Учитывая эту особенность, мы не включили эти книги в общий погодный состав книг по Змеиногорску.

Проанализировав ситуацию по городам, можно говорить о том, что наиболее демографически стабильным по данным метрических книг был Бийск, затем идет Змеиногорск (хотя здесь ощущается определенный недостаток в наличии книг за большое число лет) и лишь потом Барнаул. Можно проследить и общие тенденции, характерные для всех городов Алтайского округа к 1914 г.: это относительно равномерный и практически не изменяющийся показатель брачности, общая тенденция к снижению смертности и сравнительно стабильный рост рождаемости.

На наш взгляд, можно говорить о трех вариантах демографического состояния городов. Первый — это равномерная и незначительная динамика основных демографических показателей, что наглядно отражено на погодном рассмотрении процентного соотношения записей метрических книг по Бийску. Второй — это состояние постоянного роста рождаемости на фоне снижающегося уровня смертности, что характерно для Змеиногорска. Третий вариант характеризуется крайне неустойчивой динамикой рождаемости как основного фактора воспроизводства населения и стремительным ростом уровня смертности. Это состояние характерно для г. Барнаула, правда, в конечном счете, после продолжительного роста смертности к 1914 г. отмечается весьма устойчивая тенденция к росту рождаемости при снижении уровня смертности.

Общая демографическая ситуация, как нам кажется, напрямую зависела от увеличения численности населения и степени обживания территории. Мигранты вносили особый вклад в демографическое поведение населения Алтайского округа 11. Если обратиться к реальному числу записей в метрических книгах, то на протяжении всего рассматриваемого периода времени очевиден постепенный рост

  150

 

Рис.1. Распределение метрических книг по районам
Алтайского края с 1767 по 1914 гг.





0
1–70
71–150
151–614
 
  151

Рис.2. Размещение церквей по территории Алтайского края с 1767 по 1864 гг.
(по базе данных METRIX)

  152

Рис.3. Размещение церквей по территории Алтайского края с 1865 по 1914 гг.
(по базе данных METRIX)

  153

Рис.4

  154

Рис.5

  155

Рис.6

  156

 

Рис.7

  157

Таблица распределения метрических книг
по церквям городов Алтайского края с 1767 по 1914 гг.

Церкви  Годы, за которые собраны метрические книги  Число книг 
  г. Барнаул   
Вознесенская 1910–1913 4
Захарьевская 1767, 1802–1824, 1825–1827, 1829–1833, 1839–1842,1847–1854 43
Знаменская 1867–1876, 1878–1902, 1904–1906, 1909, 1911–1913 43
Николаевская 1905–1906, 1909–1914 8
Одигитриевская 1767, 1803–1856, 1869,1876.1879–1886, 1888–1902. 1904–1906, 1909, 1911–1913 85
Петропавловская 1767, 1802–1818, 1828–1832, 1840–1848, 1850–1859,1864–1866,1869, 1875, 1879–1902, 1904–1906 77
Покровская 1865, 1869, 1871–1874, 1877–1882, 1884–1886, 1888, 1890, 1892–1898, 1900–1902, 1904–1906, 1909–1913 35
Римско-Католический костел 1910, 1912–1914 4
Старообрядческая 1910–1914 5
  г. Бийск   
Александро-Невская 1888–1902, 1904–1906, 1909–1913 22
Космо-Дамиановская 1896–1902, 1904–1906, 1909–1913 17
Покровская 1902, 1904–1906, 1909–1913 9
Свято-Троицкая 1883, 1890–1902, 1904–1906, 1909–1913 23
Успенская 1883, 1884, 1889–1898, 1900–1902, 1904–1906,1909–1914 25
  г. Змеиногорск   
Спасо-Преображенская 1767, 1851, 1852,1863, 1864, 1867, 1868, 1879–1902, 1904–1907, 1911–1913 40

Рис. 8

  158

Рис.9

  159

 

Рис.10

  160

Рис.11

  161

числа населения с 1865 г., при этом увеличивается и рождаемость, брачность, смертность, что зафиксировано в сохранившихся метрических книгах. Так, в 1767 г. самое большое число родившихся составляло 116 человек (по Петропавловскому приходу г. Барнаула), в 1802 г. — 345 человек (по Михаило-Архангельскому приходу с. Тальменки), в 1864 г. — 442 (по Петропавловскому приходу г. Барнаула), а в 1914 г. — 608 человек (по Вознесенскому приходу с. Баево). В свою очередь, если в 1767 г. наибольшее число смертей составляло — 127, то в 1914 г. — 301 человек. В целом следует сказать, что метрические книги Алтайского края позволяют проследить демографические процессы населения, проживавшего на его территории с 1767 по 1814 гг. Разумеется, проведенное исследование носит весьма предварительный характер, вместе с тем это первый опыт подобного рода для Алтая. При дальнейшем, более детальном анализе метрических книг Алтайского округа, возможно исследование методом когорт совокупности конкретных людей, одновременно вступивших в какое-либо демографическое состояние, построение половозрастных пирамид, таблиц смертности, исследование реального и условного поколения с помощью методов продольного и поперечного анализа и т.д.

Метрические книги, с нашей точки зрения, могут стать основным источником для изучения демографической структуры населения Алтайского края. Безусловно, в дальнейшем следует привлечь материалы ревизий, переписей, текущей статистики. В целом же широкое планомерное исследование такого источника, как метрические книги, позволит решить многие историко-демографические проблемы населения прошлого Алтайского края (округа).

Примечания

1 Кабузан В.М. Метрические книги // Народонаселение. Энциклопедический словарь. М. 1994. С. 229. Вернуться к тексту
2 Кабузан В.М. Народонаселение России в XVIII — в первой половине XIX в. М., 1963; он же. Изменения в размещении населения России в XVIII — первой половине XIX в. (По материалам ревизий). М. 1971; Палли Х. Демографические процессы в прошлом: методы получения и обработки информации // Методы исследования (Демография: проблемы
  162

и перспективы). М., 1986. С. 34–44; Троицкая И.А. Ревизии населения как источник демографической информации (Методологические проблемы). М., 1995; Миронов Б.Н. Исповедальные ведомости — источник о численности и социальной структуре православного населения России XVIII — первой половины XIX вв. // Вспомогательные исторические дисциплины. Т. XX. Л. 1989. С. 102–117 и др. Вернуться к тексту
3 Хок С.Л. Голод, болезни и структуры смертности в приходе Борщевка, Россия, 1830–1912 г. Айова Сити, 1998. 18 с., 12 ил.; Анри Л., Блюм А. Методика анализа в исторической демографии. М. 1997. 207 с.; Henry L. Historical Demography // Daedalus. Spring 1968. Vol. 97, No. 2. P. 385–396; Hollingsworth T.H. The Inportance of the Quality of the Data in Historical Demography // Daedalus. Spring 1968. Vol. 97, No. 2. P. 415–432; Wrigley E.A. Mortality in Pre-Industrial England: The Example of Colyton, Devon, Over Three Centuries // Daedalus. Spring 1968. Vol. 97, No. 2. Pp. 546–580. Вернуться к тексту
4 ЦХАФ АК. Ф. 9. Оп. 1. Д. 1; Ф. 26. Оп. 1. Д. 254, 495, 510, 512, 522, 524, 526–530, 532, 537, 538, 540, 542–545, 547, 549–552, 558, 561–563; Ф. 26. Оп. 2. Д. 26; Ф. 89. Оп. 1. Д. 1–4; Ф. 90. Оп. 1. Д. 1–17; Ф. 91. Оп. 1. Д. 1–5; Ф. 92. Оп. 1. Д. 1, 2; Ф. 144. Оп. 1. Д. 1–16, 18–22, 23–25, 36, 37, 39, 40–44, 63–74, 78, 80, 81, 142. Оп. 2. Д. 1–3. Оп. 5. Д. 1–16, 113, 546. Оп. 6. Д. 2. Вернуться к тексту
5 ЦХАФ АК. Ф. 130. Оп. 1. Д. 1; Ф. 144. Оп. 1. Д. 17, 20, 24, 26, 30, 31, 33, 42, 71, 72, 73, 75, 76–78, 80, 82. Оп. 2. Д. 2, 4, 6–8, 10. Оп. 4. Д. 1. Оп. 5. Д. 2, 4–6, 8–12, 16–24, 26–35. Оп. 6. Д. 2–4; Ф. 92. Оп. 1. Д. 2; Ф. 93. Оп. 1. Д. 2.,Ф. 14. Оп. 5. Д. 44; Ф. 92. Оп. 1. Д. 1–3; Ф. 93. Оп. 1. Д. 2–4; Ф. 144. Оп. 1. Д. 20, 30–32. Оп. 2. Д. 4, 7–12, 14–19, 23, 25–31, 35–37, 40–43, 63. Оп. 3. Д. 8–13. Оп. 4. Д. 1–3. Оп. 5. Д. 3–5, 8–11, 13, 17–20, 22, 24–33, 35–38, 40–64, 66–86, 88–167, 188, 227, 263, 538. Оп. 6. Д. 2–18, 2952. Вернуться к тексту
6 Статистический ежегодник России. 1914 г. Пг., 1915. Отд. 1. С. 57. Вернуться к тексту

7 Управление развитием народонаселения в СССР. М. 1977. С. 90. Вернуться к тексту
8 ЦХАФ АК. Ф. 26. Оп. 1. Д. 495, 510, 511, 522, 526, 528, 537, 540, 543, 544, 547, 550–552, 561, 562. Оп. 2. Д. 26, 562; Ф. 130. Оп. 1. Д. 1, 27, 29. Оп. 1 доп. Д. 6, 7; Ф. 135. Оп. 1. Д. 9, 17; Ф. 144. Оп. 1. Д. 38. Оп. 2. Д. 1, 8, 12–15, 26, 31, 36, 41, 43, 44, 52, 57, 61, 62, 70, 71, 78–80, 96, 100, 118, 127, 142. Оп. 4. Д. 9, 15, 16, 37, 43–46, 53, 54, 68, 142. Оп. 5. Д. 16, 115, 131, 152, 387, 442, 556, 620, 689–692, 757–760, 828, 899, 966. Оп. 6. Д. 211, 294–296, 392, 393, 496, 497, 498, 602–604, 700–703, 810–813, 940–942, 1063–1067, 1584–1590, 1756–1760, 1951–1955, 2148, 2182–2186,
  163

2191, 2351, 2531а, 2548–2551, 2764–2768, 2959–2964, 3180–3184, 3309, 3506, 3508–3511, 3650–3653. Вернуться к тексту
9 ЦХАФ АК. Ф. 26. Оп. 1. Д. 495; Ф. 144. Оп. 2. Д. 87, 90. Оп. 5.274, 319, 362, 411, 478–480, 520, 558, 559, 625, 626, 694, 695, 754, 824, 893–895, 900, 967. Оп. 6. Д. 144, 300–302, 402, 501, 506(1), 506(2), 506(3), 506(4), 507, 608, 609, 708, 709, 815(1), 815(2), 816, 944, 1076, 1077, 1594–1596, 1768–1770, 1961, 1962, 2202–2205, 2556–2558, 2773–2776, 2967–2970, 3193–3196, 3515–3519, 3655, 3656, 3716. Вернуться к тексту
10 ЦХАФ АК. Ф. 26. Оп. 1. Д. 495; Ф. 144. Оп. 1. Д. 64, 74. Оп. 5. Д. 32, 182, 217, 257, 299, 345, 395, 449, 528, 572, 637, 709, 772, 910. Оп. 6. Д. 320, 423, 525, 630, 729, 849, 973, 1103, 1352, 1813, 1994, 2273, 2595, 2816, 2991, 3247, 3550, 3665. Вернуться к тексту
11 Силина И.Г. Историко-демографические аспекты истории населения Алтайского округа с 1888 по 1893 год // Гуляевские чтения. Вып. 1: Материалы первой, второй и третьей историко-архивных конференций. Барнаул, 1998. С. 278–283 Вернуться к тексту.
  164