На главную

Ю.С. Булыгин

(Алтайский государственный университет)

К ИСТОРИИ СЕЛА СРОСТКИ

Есть на Алтае село Сростки, известное далеко за пределами края. В нем в 1929 г. родился талантливый писатель, кинорежиссер и актер Василий Макарович Шукшин. С 1976 г. в селе ежегодно проводятся Шукшинские чтения — традиционные дни памяти нашего земляка, праздники с обширной культурной программой, привлекающие многие тысячи гостей со всех регионов России и из-за рубежа. Понятен поэтому интерес к месту проведения этих праздников, к истории родного села В.М. Шукшина.

Место у нынешнего с. Сростки привлекало людей издавна. Археологами обнаружена стоянка позднего палеолита, оставленная древними охотниками, жившими более 10 тысяч лет тому назад. Обнаружен также могильник, принадлежавший к Березовскому этапу Большереченской культуры, датируемому II–I вв. до н.э. Соорудившие этот могильник люди относились к большой группе родственных по культуре и, очевидно, этносу племен, заселявших обширную территорию от устья реки Томи, впадающей в Обь, на севере до предгорий Алтая на юге. У с. Сростки были найдены интересные памятники конца 1-го и начала 2-го тысячелетий нашей эры, оставленные тюркоязычным и ассимилированным тюрками населением, жившим на территории от Барабинской степи на западе до Кузнецкого Алатау на востоке, от места расположения нынешнего города Новосибирска на севере до Горного Алтая включительно на юге. По характерным находкам у с. Сростки, памятники, оставленные этим населением, археологи назвали памятниками Сростинской культуры. Так что ко времени прихода в Верхнее Приобье русских междуречье Бии и Катуни было известно и использовалось местным населением в течение многих сотен лет. Но население это, особенно после перехода к кочевому скотоводству, вело подвижный образ жизни и поэтому ко времени присоединения Верхнего Приобья к Российскому государству никакого постоянного населенного пункта аборигенов на месте с. Сростки не было.


58


Русские казаки ходили на р. Бия с 40-х гг. XVII в. Но это были походы небольших отрядов за ясаком, и никакого русского населенного пункта ни на Бии, ни на Катуни в XVII в. не было. Только в 1709 г. у места слияния Бии и Катуни был построен Бикатунский острог с временным гарнизоном. Он просуществовал всего несколько месяцев и был в 1710 г. сожжен джунгарами и телеутами. Новая Бикатунская крепость была построена в 1718 г. на месте нынешнего города Бийска. Только с этого времени появилась реальная возможность заселения русскими людьми низовий Бии и Катуни. В 1749 г. сооружается Катунская крепость (ныне с. Катунское Смоленского района Алтайского края). Несколько раньше появилась на Катуни д. Иконникова. Вероятно, именно в те годы (20–40-е гг. XVIII в.) становится возможным основательное знакомство русских с тем местом, где расположено ныне с. Сростки.

После китайско-джунгарской войны 50-х гг. XVIII в. и вхождения алтайцев в российское подданство, в начале 60-х гг. рядом экспедиций, организованных командованием Южно-Сибирской военной линии и Канцелярией Колывано-Воскресенского горного начальства, проводился поиск мест для строительства укрепленных пунктов новой Колывано-Кузнецкой военной линии. В числе мест, подобранных экспедицией в 1762 г., было предложено построить крепость «против места Сростков.» Это наиболее ранее известное по источникам упоминание названия Сростки, сохранившееся " архиве Алтайского края [1] Выполнить полностью задуманное в начале 60-х гг. XVIII в. строительство укрепленных пунктов не удалось из-за недостатка средств, военных сил в Сибири и трудностей коммуникаций. Сооружение крепости «против места Сростков» не состоялось. Крайним военным пунктом в низовьи Катуни осталась Катунская крепость. Охрана территории южнее военной линии осуществлялась подвижными казачьими разъездами- пикетами. Очевидно, место у будущего с.Сростки входило в число постоянных маршрутов казачьих разъездов, отсюда и название горы «Пикет» (вариант — «Бикет»), с которой казаки могли вести наблюдение за окрестностями. Возникновению здесь населенного пункта препятствовало запрещение крестьянам селиться за военной линией, а имевшие


59


такую возможность казаки пока осваивали ближайшие окрестности крепостей Ануйской, Катунской и Смоленского редута, а на правом берегу Катуни не селились.

Однако, несмотря на запреты, крестьяне все-таки проникали за Бийскую военную линию. В 1804 г. крестьянин д. Большая Угренева Миней Федорович Зяблоцкий сообщал, что еще 32 года назад, т.е. в 1772 г. его отец с товарищами просили разрешения завести пашни и покосы за Бией. Разрешения они не получили, но через некоторое время самовольно завели пашню за Бией от своей деревни, располагавшейся на правом берегу реки, к югу верст за 15. Участником этих событий был, очевидно, и Миней Зяблоцкий, которому в 1772 г. было 16 лет. В 1803 г. теперь уже сам Миней Федорович с товарищами обратился к генерал-майору Лаврову, инспектору Сибирской инспекции, с просьбой разрешить хлебопашество и сенокошение на найденном ими удобном месте в пяти верстах к югу от их пашен за рекой Бией «по течению Катуни в Сростках», на протоке Кумургиевой в 20 верстах от Большой Угреневой. К прошению был приложен список желавших начать хлебопашество на избранном месте в 51 мужскую ревизскую душу, в том числе из Большой Угреневой Миней Федорович Зяблоцкий с братьями, сыновьями и племянниками, Сергей Корчуганов, Дмитрий Федорович Сергеев с семьями, из д. Усятская Семен Попов, из д. Воеводская Никифор Симохин и Степан Копылов. 2 февраля 1803 г. крестьянам был выдан билет, подписанный комендантом Бийской линии полковником Бегуновым, разрешавший хлебопашество и сенокошение на избранном месте, однако без права поселяться там на постоянное жительство. 28 мая 1804 г. Миней Федорович Зяблоцкий и его товарищи обратились к управителю Бийской волости за разрешением на хлебопашество и сенокошение в Сростках. Поскольку эти крестьяне были приписными Алтайских заводов и находились под юрисдикцией Канцелярии Колывано-Воскресенского горного начальства, управитель отправил их прошение в Барнаул. 11 июня 1804 г. Канцелярия горного начальства приняла по этому прошению положительное решение [2]. Однако и оно означало лишь разрешение завести на избранном месте пашню и сенокос без права на посто-


60


янное жительство. Барнаульское начальство хорошо понимало, что крестьяне не будут ездить на пашню и сенокос за 20 и более верст из своих деревень, но прямо разрешить поселение приписных крестьян у Сростков не могло. Подобных просьб было уже немало, крестьяне просились на поселение в разных местах за военной линией, но вопрос о таком переселении надо было решать с Томской губернской канцелярией и в Сенате. Но сами крестьяне восприняли решение барнаульского начальства как вполне достаточное для переселения. Уже в 1803 г. на Сростинской заимке поселились семьи крестьян из Большой Угреневой: Минея Федоровича Зяблоцкого, Ивана Васильевича, Егора, Архипа и Ивана Гавриловичей Калачиковых, Петра Колокольникова, Антона Пономарева, Сергея Корчуганова и Андрея Синкина, а также крестьянина д. Шубенка Петра Бедарева. Бийский управитель Штемберг сообщал 24 ноября 1805 г., что крестьяне в Сростках и на других заимках за военной линией уже обзавелись домами, поселились там с женами и с детьми, в том числе малолетними, и он не решился выселять их на прежние места жительства из-за ущерба, который мог бы нанести крестьянским хозяйствам обратный переезд. Управитель лишь потребовал от самовольных переселенцев исполнения всех повинностей по прежним местам жительства [3].

В 1806 г. на заимку Сростки прибыли для поселения из Большой Угреневой Алексей Корчуганов, Петр Сергеев, Гаврила Зяблоцкий и из Усятской Кирил Бедарев. В 1807 г. с разрешения управителя в Сростки переехали из Большой Угреневой Федор Зяблоцкий и Семен Попов из Усятской, да кроме них самовольно из Большой Угреневой Мирон Пестерев, Л. Лопатин из с. Енисейское, И. Захаров и С. Куксин из д. Шубенка. По сообщению объехавшего залинейные заимки шихтмейстера А. Гаузе, на заимке Сростки жили в 1808 г. 17 семей, получивших разрешение на хлебопашество и сенокошение, а также 6 семей самовольных переселенцев, всего 48 душ мужского пола и примерно столько же душ женского пола [4]. Заимку Сростки Александр Гаузе описывал так: «Сростинская лежит на правой стороне протоки реки Катуни при Сростках гранитовых гор, разделяющихся Катунью, от коих она получила и название


61


Сростинскою, от Бийска в 25, а от села Енисейского в 20 верстах. Жители оной производят сенокошение по обеим сторонам реки Катуни и на левой стороне с крестьянами заимки Карасутской на пятиверстном расстоянии. Хлебопашество только по правую сторону смежно с жителями села Енисейского, а от своего поселения не далее пяти верст. Хлебопашество и сенокошение имеется при сей заимке весьма довольно и достать может на большее количество душ, нежели сколько их ныне жительствует. Достачу лесов производят из бору того ж имени, что будет не менее 30 верст, березовый же и другого рода из-за Катуни, первый в двух с половиной верстах и менее, а прочей с берегов оной» [5].

В списке заводских крестьян, поселившихся за военной линией, составленном по указу Томского губернского правления исправником Щетининым 23 июня 1809 г., в урочище Сростки было записано в 21 семействе 156 жителей, из них 84 души мужского и 72 души женского пола [6].

В 1811 г. проводилась шестая ревизия. Канцелярия Колывано-Воскресенского горного начальства, учитывая нерешенность вопроса о заселении приписными крестьянами залинейной территории, приказала 12 октября 1811 г. бийскому управителю Биглову записывать этих крестьян по прежним местам жительства и обратилась к командиру размещенной на Южной Сибирской линии 28-й дивизии генерал-лейтенанту Глазенапу с просьбой дать указание коменданту Бийской крепости подполковнику Шульцу согласовывать выдачу билетов приписным крестьянам на право хлебопашества за линией с заводским начальством [7]. Однако потребность в точном знании мест обитания приписных заставила составить списки жителей залинейных населенных пунктов, включив их в ревизские материалы. В шестую ревизию в Сростках была записана 81 мужская душа [8]. Во всей официальной переписке залинейные населенные пункты деликатно называли не деревнями, а селениями или заимками. Только в следующую седьмую ревизию 1816 г. в составе Бийской волости были записаны 8 залинейных деревень, в том числе Сростинская, в которой учли 164 жителя, в том числе 86 мужских и 78 женских душ [9].

В декабре 1817 г. Канцелярия Колывано- Воскресенско-


62


го горного начальства по представлению бийского управителя Биглова приняла решение об образовании за Бийской линией новой Алтайской волости с центром в д. Верх-Каменская. В состав этой волости вошла и деревня Сростинская. В последующем первые залинейные деревни росли медленно, поскольку селившиеся за линией приписные крестьяне энергично расширяли осваиваемую территорию, заводя новые селения. Поэтому в восьмую ревизию 1834 г. в Сростинской оказалось при переписи всего 170 жителей, в их числе мужских душ 81 и женских 89 душ [10], зато в последнюю десятую ревизию 1858 г. в Сростинской было учтено уже 235 мужских душ [11].

Открытие Алтайского округа после крестьянской реформы для переселенцев из других губерний Российской империи привело к значительному росту населения Алтая, развитию старых и возникновению новых населенных пунктов. По данным 1893 г. в Сростках — центре Сростинской волости — насчитывалось 236 дворов и в них 1305 жителей обоего пола. В селе располагалось волостное правление, имелись сельское училище, молельный дом, две маслобойни, крупорушка [12]. По данным 1911 г. в с. Сростинское было уже 315 дворов и в них 2038 жителей [13].

В 1924 г. решением Сибревкома вместо волостей были образованы более крупные административные единицы — районы, в том числе Сростинский район с центром в с. Сростки. Перепись 1926 г. учла в этом селе 594 хозяйства и в них 3120 жителей [14]. Постановлением ВЦИК от 2 февраля 1931 г., наряду с другими районами, Сростинский район был ликвидирован. Во время Великой Отечественной войны в 1944 г. в Алтайском крае было образовано 11 новых районов, в их числе Сростинский. Он существовал до 1960 г. и был ликвидирован, а территория его вошла в состав Бийского района [15]. Наибольшее число жителей в с. Сростки — 3512 чел. — было зафиксировано переписью 1939 г. Тогда это село входило в состав Старобардинского района [16] На 1 января 1994 г. в с. Сростки Бийского района насчитывалось 2893 жителя [17].


63


Примечания

1 ЦХАФ АК. Ф. 1. О. 1. Д. 373. Л. 273.

2 ЦХАФ АК. Ф. 1. О. 2. Д. 523, Л. 319–324.

3 Там же, Л. 349.

4 Там же. Л. 493, 496, 504.

5 Там же. Л. 508.

6 Там же. Л. 564.

7 Там же. Л.. 47–50

8 ЦХАФ АК. Ф.1. О. 2. Д. 1227. Л. 161–163.

9 ЦХАФ АК. Ф.1. О. 2. Д. 1861. Л. 363–365.

10 ЦХАФ АК. Ф. 2. О. 1. Д. 8271. Л. 192–206.

11 Хозяйственно-статистическое описание крестьянских волостей Алтайского округа. Барнаул, 1886. Табл. XVIII.

12 Список населенных мест Томской губернии за 1893 год. Томск, 1893. С. 152–153.

13 Список населенных мест Томской губернии на 1911 год. Томск, 1911. С. 310.

14 Список населенных мест Сибирского края. Новосибирск, 1928. С. 740.

15 Государственный архив Алтайского края: Путеводитель. Барнаул, 1967. С. 25. Энциклопедия Алтайского края: В 2-х т. Т.1. Барнаул, 1995. С. 174.

16 Административно-территориальные изменения Алтайского края за 1939–1991 годы. Ч. 2. Барнаул, 1992. С. 351.

17 Энциклопедия Алтайского края. Т.1. Барнаул, 1995. С. 345.


64



Вернуться к содержанию