Вернуться к выдающимся историкам Алтая/ На главную

А.Н. Жеравина
(Томский государственный университет)
Вклад А.П. Бородавкина в решение спорных вопросов
по истории кабинетского хозяйства в Сибири

Актуальные вопросы истории Сибири. Научные чтения памяти профессора А.П.Бородавкина: Материалы конф. / Под. ред. Ю.Ф.Кирюшина; В.А.Скубневского. Барнаул, 1998. С.30-36.

В последние десятилетия обширной областью исследований стала аграрная история дореволюционной Сибири. Протекавшие здесь экономические и социально-политические процессы, как оказалось, не могли быть исчерпывающе поняты и объяснены без обращения к истории деревни в эпоху разложения феодализма. На пути крестьянства от феодализма к капитализму первой крупной вехой явилась реформа 1861 г., которая длительное время не была предметом специального изучения. Публикация в 1972 г. монографии А.П. Бородавкина стала заметным событием не только в сибиреведении [1].

Оправданным оказалось ограничение А.П. Бородавкиным территориальных рамок исследования Алтаем в силу специфичности данного региона, который, как известно, отличался соединением промышленного производства мануфактурного типа с сельским хозяйством, формой земельной собственности, характером феодальной зависимости крестьян, размерами и формой ренты, размахом социального протеста непосредственных производителей. Реформа коснулась этого района Сибири вместе с Нерчинским горным округом в первую очередь. Изучение реформы 1861 г. на Алтае позволяет поставить и некоторые общие вопросы генезиса аграрного капитализма и наметить пути их решения. Не случайным оказался интерес самого А.П. Бородавкина к реформе 1861 г. не только на Алтае. Его ученик А.Т. Топчий защитил кандидатскую и докторскую диссертации по крестьянским реформам [2].

Выходу в свет монографии А.П. Бородавкина предшествовало его участие в создании многотомной "Истории Сибири", когда наметился повышенный интерес исследователей к владельческой принадлежности кабинетских земель, социальной сущности приписных крестьян, уровню товарности земледельческого производства приписной деревни дореформенного Алтая.

Между историками возникли серьезные расхождения в определении как природы кабинетского землевладения, так и социального статуса приписных крестьян. По мнению Г.П. Жидкова, кабинетское хозяйство в Западной Сибири (позднее это положение было распространено и на Нерчинский горный округ) воплощало основные черты государственного феодализма. Как особый тип феодальной собственности, в котором причудливо переплелись государственное и частновладельческое начала, определил кабинетское хозяйство Западной Сибири М.Е. Сорокин, отказавшийся от своего первоначального взгляда на него как на царскую вотчину. В ряде статей, а затем в монографии М.М. Громыко сделала вывод о том, что приписка крестьян к кабинетским заводам на Алтае изменила форму феодальной эксплуатации и ухудшила их положение, но не превратила государственных крестьян в крепостных. Они оставались субъектами публичного права и сохраняли большую хозяйственную самостоятельность, чем помещичьи. В кабинетской деревне ХVIII в. М.М. Громыко, а вслед за ней применительно к первой половине XIX в. Г.П. Жидков усмотрели высокий уровень производства избыточного хлеба, имевшего рынок как внутри заводского округа, так и за его пределами [3].

Появление в свет монографии А.П. Бородавкина было воспринято Г.П. Жидковым не только с недоумением, но и с известной долей раздражения. Это было вызвано прежде всего выступлением А.П. Бородавкина против попытки усматривания в приписной деревне Алтая "разновидности государственного феодализма". Его монография явилась ответной реакцией и на ставшую остродискуссионной проблему товарности хлебной продукции алтайской приписной деревни. В статье, опубликованной в 1964 г. по этому вопросу, Г.П. Жидков писал о высоких темпах роста товарности земледельческого производства на Алтае [4]. Позднее в полемике с А.П. Бородавкиным сам автор признает: "Вывод этот грешил излишней категоричностью, поскольку был основан на выявлении не реальной, а потенциальной товарности, и методика расчета нуждалась в уточнении. Эта статья сыграла роль рабочей гипотезы, подвергнутой критическому рассмотрению в работах С.С. Лукичева и Ф.С. Кузьминой [5]". Однако за этим признанием не последовало ни уточнения методики определения процента товарного хлеба, ни отказа от вычисленного им уровня товарности хлебной продукции в алтайской приписной деревне, который был выше, как утверждается в фундаментальном исследовании "Крестьянство Сибири в эпоху феодализма", чем в Европейской части страны, со ссылкой на статью Г.П. Жидкова без учета результатов новых исследований по этому вопросу [6].

В учебном пособии, адресованном студентам Калининградского университета, в разделе "Изучение реформы в Сибири" Г.П. Жидков пишет: "В книге А.П. Бородавкина о реформе 1861 г. на Алтае...кабинетские приписные крестьяне изображаются как еще более закрепощенные и угнетенные, чем частновладельческие крестьяне Европейского Центра" [7]. Изучение фактического положения приписных крестьян Алтая на базе огромного массива архивных материалов, позволяющих судить об уровне внеэкономического принуждения, формах, в которых осуществлялось это принуждение крестьян, о степени несвободы жителей приписной деревни в выборе видов хозяйственной деятельности, места жительства, об ограничительных и запретительных мерах на пути реализации продуктов труда крестьян, убеждает в правоте наблюдений А.П. Бородавкина [8].

Высоко оценив одну из монографий А.Т. Топчия, Г.П. Жидков пишет: "Работа А.Т. Топчия свободна от тех крайностей, что были присущи книге А.П. Бородавкина, автор хочет быть в ладу с историческими фактами" (что значит, как нетрудно понять, что А.П. Бородавкин был не в ладу с историческими фактами). Вместе с тем обоих авторов Г.П. Жидков упрекнул в том, что "...их взгляды на характер земельной собственности в Сибири совпадают". "Отсюда - преувеличение влияния феодальной зависимости государственных крестьян (тем более - кабинетских), переоценка феодальных пережитков в аграрном строе региона второй половины XIX в." - заключает Г.П. Жидков [9].

Отмеченное совпадение взглядов А.П. Бородавкина и А.Т. Топчия еще ранее нашло отражение в их коллективной статье, в которой они особо подчеркивали: "Вопрос о реформе 1861 г. самым непосредственным образом связан с крепостничеством в Сибири, отрицание последнего неизбежно приводит к игнорированию или недооценке роли и значения реформы 1861 г." [10]. Говоря о крайностях, присущих монографии А.П. Бородавкина, Г.П. Жидков имел в виду прежде всего определение Александром Павловичем принадлежности алтайских земель и социального статуса крестьян. Эти определения, на взгляд Г.П. Жидкова, "... возвращают нас к 40-м гг. и даже чуть дальше. Они категоричны и не аргументированы. По мнению автора, Алтай в первой половине XIX в. представлял собой царское имение..., являвшееся личной собственностью императора как помещика. Дав неполный перечень имеющихся в литературе иных определений собственника алтайских земель, А.П. Бородавкин уклонился от анализа работ, специально посвященных данному вопросу, и содержащихся в этих работах дискуссионных материалов и аргументов". "Такая уклончивость, - пишет далее Г.П. Жидков, - видимо, понадобилась автору для того, чтобы не подвергался сомнению тезис об отнесении аграрного строя на Алтае к феодализму помещичьего типа, а не государственного" [11]. Сам же Г.П. Жидков в качестве главного контраргумента постоянно приводит предположение академика Н.М. Дружинина "об интенсивном социально-экономическом развитии сибирской деревни, менее скованной крепостническими традициями [12]. Эта, по определению историка, "опорная идея" Н.М. Дружинина стала отправной точкой при выявлении сущности и кабинетского хозяйства в Сибири. Уместно в этой связи замечание И.Д. Ковальченко и Л.В. Милова: "Хорошо известно, что еще ни одно предположение не стало истиной в результате его многократного повторения" [13]. А что касается академика Н.М. Дружинина, то он вовсе не претендовал на то, чтобы такое важное, принципиальное значение приобрело высказанное им предположение. Он был глубоко уверен: "Сибирь...требует специального исследования на основе местных исторических источников" [14].

По меньшей мере странной представляется аргументация Г.П. Жидкова в пользу отнесения кабинетских земель в Сибири к системе государственного феодализма. Особенности возникновения земельной собственности на Алтае в 1747 г. он свел к обособлению кабинетских земель от государственных, из которых выделились "государевы" не в смысле личной принадлежности императору, а в том обычном для крепостной эпохи, которое придавалось имуществу правящего императора, еще шире - двора, а точнее - короны [15]. Не показав механизма "присвоения короной сибирских земель", Г.П. Жидков лишь мимоходом упоминает указ 1 мая 1747 г. об изъятии алтайских заводов А. Демидова, со ссылкой при этом (обратите внимание! - А.Ж.) не на текст указа, а на работу Б.Б. Кафенгауза "История хозяйства Демидовых в ХVIII-ХIХ вв." Неважно, что эта работа была издана еще в 1949 г. Но очень важно, что для Б.Б. Кафенгауза был существен лишь факт изъятия демидовских заводов. Чьими они стали после этого, автора в данном случае совершенно не интересовало. Это, к сожалению, сознательно или нет, Г.П. Жидков полностью проигнорировал. Без учета условий, на которых, как и Алтайские заводы, передавались в ведение Кабинета Нерчинские заводы, Г.П. Жидков по поводу возникновения своеобразной собственности в Восточном Забайкалье с 1787 г. пишет: "...Заводы и прилегающие к ним земли становились собственностью короны" [16].

В отличие от Г.П. Жидкова определение характера кабинетского землевладения А.П. Бородавкиным базировалось на использовании законодательных актов с 1747 г. по 1861 г. Сегодня как-то по-новому воспринимаются суждения Т.И. Агаповой, высказанные ею еще в 60-е гг., когда она особо подчеркивала принадлежность Колывано-Воскресенских заводов с 1747 г. русским императорам на правах частной собственности. "На это обстоятельство, - писала она, - надо обратить особое внимание, ибо целый ряд важнейших явлений, связанных с историей сибирской горной промышленности, можно объяснить только наличием этой формы монополии. Алтайский горный округ был превращен в цареву вотчину, верховным собственником сибирской вотчины, управляемой Кабинетом, был царь" [17].

В заключении историографических заметок Г.П. Жидкова читаем: "Данная в книге характеристика кабинетской деревни накануне реформы 1861 г. не убеждает читателя. Автор не поставил ни одного нового вопроса, не ввел в оборот свежий архивный материал. Ранее поднятые историками-сибиреведами проблемы оказались запутанными" [18]. Очевидно, можно говорить о неприятии в целом монографии А.П. Бородавкина самим Г.П. Жидковым по вполне понятным причинам. Что же касается того, что А.П. Бородавкин не поставил новых вопросов, то это совсем нетрудно объяснить. Нужно было разобраться с решением уже поставленных вопросов при наличии диаметрально противоположных по существу содержания выводов по этим вопросам. Вызывает только изумление упрек в адрес А.П. Бородавкина за то, что он якобы "не ввел в научный оборот свежий материал". Достаточно ознакомиться с содержанием монографии, чтобы убедиться в явной несправедливости упрека Г.П. Жидкова.

Примечания

1 Бородавкин А.П. Реформа 1861 г. на Алтае. Томск, 1972.

2 Топчий А.Т. Крестьянская реформа на государственных землях Западной Сибири. Томск, 1976; Он же. Крестьянские реформы в Сибири (1861-1899 гг.). Томск, 1979.

3 Жидков Г.П. Социально-экономическое развитие приписной деревни Западной Сибири (1780-1861 гг.): Автореф. дис... канд. ист. наук. Новосибирск, 1964; Сорокин М.Е. О владельческой принадлежности горных предприятий Западной Сибири в феодальную эпоху // Вопросы археологии и этнографии Западной Сибири. Томск, 1966; Громыко М.М. К вопросу о социальной сущности заводов Западной Сибири в ХVIII в. // Вопросы истории Сибири и Дальнего Востока. Новосибирск, 1961; Она же. Некоторые особенности приписной деревни Западной Сибири второй половины ХVIII в. // Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы. Киев, 1962; Она же. Западная Сибирь в ХVIII в. Русское население и земледельческое освоение. Новосибирск, 1965.

4 Жидков Г.П. Уровень товарности земледельческого хозяйства приписной деревни Западной Сибири в дореформенный период // Известия СО АН СССР. Серия общ. наук. Вып. 2. Новосибирск, 1964.

5 Имеются в виду статьи: Лукичев С.С. О поставках приписными крестьянами Колывано-Воскресенского (Алтайского) горного округа провианта и фуража для заводов и рудников // Вопросы истории Сибири. Вып. 3. Томск, 1967; Кузьмина Ф.С. Развитие товарно-денежных отношений в сибирской деревне первой половины XIX в. // Вопросы истории Сибири. Вып. 3. Томск, 1967.

6 Крестьянство Сибири в эпоху феодализма. Новосибирск, 1982. С. 270; Жеравина А.Н. Еще раз к вопросу о поставках провианта для заводов и рудников приписными крестьянами Алтая // Из истории Сибири. Томск, 1975; Она же. Новые данные о характере поставок провианта для Колывано-Воскресенских заводов приписными крестьянами Западной Сибири в ХVIII в. // Барнаулу 250 лет: Тезисы докладов и сообщений к науч. конф. (1-2 июля 1980 г.). Барнаул, 1980.

7Жидков Г.П. Отечественная история в советской историографии периода развитого социализма: Учеб. пос. Калининград, 1983.

8 Жеравина А.Н. Очерки по истории приписных крестьян кабинетского хозяйства в Сибири (вторая половина ХVIII-первая половина XIX вв.). Томск, 1985.

9 Жидков Г.П. Отечественная история в советской историографии... С. 38.

10 Бородавкин А.П., Топчий А.Т. Реформа 1861 г. и Сибирь//Из истории Алтая. Томск, 1978. С. 145.

11 Жидков Г.П. Отечественная история в советской историографии...

12 Жидков Г.П. Алтайские крестьяне и реформа 1861 г. (Историографические заметки) // Из истории аграрных отношений. Калининград, 1976. С. 6.

13 Ковальченко И.Д., Милов Л.В. Еще раз о методике изучения интенсивности эксплуатации оброчного крестьянства (Ответ П.Г. Рындзюнскому) // История СССР. 1967. ©2. С. 229.

14 Дружинин Н.М. Русская деревня на переломе 1861-1880 гг. М., 1978. С. 4.

15 Жидков Г.П. Кабинетское землевладение (1747-1917). Новосибирск, 1973. С. 68.

16 Жидков Г.П. Кабинетские и приписные крестьяне Забайкалья в первой половине XIX в. // Забайкальский краеведческий ежегодник. Чита, 1969. С. 92.

17 Агапова Т.И. Возникновение и развитие кабинетского хозяйства на Алтае в ХVIII в. // Сибирь периода феодализма: Материалы для истории Сибири ХVII-ХVIII вв. Вып. I. Новосибирск, 1962. С. 211.

18 Жидков Г.П. Отечественная история в советской историографии...